При этом президенте добрых перемен быть не может

При этом президенте добрых перемен быть не может

Автор Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Многие из вас как и мы часто задаем вопрос: «В условиях абсолютной власти президента Путина в нашей стране, откуда и какую он черпает информацию для своих оценок и для формирования своих решений?».

Ведь день президента расписан если не по секундам, то по минутам. И не только он вправе определять, кто к нему придет, кто что-то ему доложит, какой документ ему принесут, какие строчки красным карандашом отметят, чтобы обратить его внимание. Работают целые команды, работают целые пирамиды помощников, советников, референтов, секретарей — колоссальное количество людей. Эта прослойка как бы между президентом как человеком и жизнью, жизнью страны, мира, нашей с вами жизнью, жизнью, которая генерирует информационные потоки. Эти информационные послания передают не президенту, до него даже личные письма не доходят. Даже та гарантированно достоверная картинка, которую ему передает из рук в руки советник, тут же откладывается президентом, уходит к каким-то там рецензентам, клеркам, возвращается с припиской типа «Фуфло-фигня — смотреть незачем». Президент в итоге становится коллективным мозгом, коллективным приемником. Что за качество (ум, честь и совесть) у этого «мозга»?

Если президент в состоянии выстроить эту систему для того, чтобы получать адекватную информацию, он адекватен жизни, если у него хватает профессиональности, совести и ума, чтобы принимать должные решения в связи с теми обещаниями и ценностными критериями, которые он изрекал, то тогда система будет работать. Если нет, или недостаточно того и другого, то тогда жизнь идет сама по себе, растет смертность, уменьшаются доходы населения, теряются рабочие места, растет безработица, валится экономика, криком кричат учителя, директора школ и родители, студенты, аспиранты, бизнесмены, все расползается, все начинает смердеть в нашей стране, но это до ЛПР (лицо, принимающее решения) не доходит. Возникает эффект «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому правдивого, толкового, обещающего и исправляющего не скажу».

И остается только диву даваться авантюрам в Сирии, кадровым назначениям, похвалам президента Центральному Банку России, который душит экономику страны, позитивным оценкам деятельности беспомощного и диверсионного правительства, которое разваливает практически все направления жизни нашей страны. «Ничего не вижу, ничего не слышу». Ничего доброго, конструктивного мы услышать не сможем.

Как отбирались рабочие на встречу президента с народом, с рабочими на заводе в Ярославле? Органы каждого вызывают по три раза. Органы Федеральной службы охраны (ФСО) высших лиц, Федеральной службы безопасности этих людей проверяют, инструктируют, с этих людей берут подписку. Я однажды сам был участником части такой процедуры. Как испытуемый, проверяемый, знаю и из первых рук, как три раза вызывают человека, инструктируют, опрашивают, как бы чего лишнего не спросил, как бы чего ненужного не сказал. Это просто факт, это чистая правда.

Президент отгорожен от жизни, от страны, от народа. Но президент и не хочет разгородить эти загородки, потому что по его репликам, по его выражению глаз и лица видно, что он доволен, у него все хорошо. Он слышит и видит только рукоплескания, только лизоблюдство, только комплементарные благодарности, и это страшный дефект системы государственного управления в нашей стране. Такая система не работоспособна. Хуже — она недееспособна. Значит, успехов впереди в нашей стране при этой системе, при этом президенте, не желающем и не способном ее видоизменить, ожидать не приходится. Значит, этот президент должен уходить.

Вот так. «Ничего не вижу, ничего не слышу, и ничего мы доброго в этой системе не услышим». Если не изменим систему.




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
450
1329
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика