Провокация на Балтике: есть ли у Кремля набор адекватных ответов?

Провокация на Балтике: есть ли у Кремля набор адекватных ответов?

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии.

Фото: Российский самолет Су-24 совершает облет американского эсминца «Дональд Кук» в Балтийском море.

Можно ли считать инцидент с российским самолётом Су-27 над балтийскими водами случайностью или досадным недоразумением между партнёрами? Нет ли во всей этой истории с взаимными обвинениями следов продолжающегося разворачивания театра большого мирового конфликта фактически по всей западной границе Российской Федерации.

Напомним, что в понедельник российский истребитель Су-27 приблизился к американскому самолету-разведчику RC-135U на чересчур опасное расстояние. Об этом сообщили европейские и американские СМИ. В частности телеканал CNN со ссылкой на представителя Европейского командования ВС США Дэнни Хернандеса сообщил, что российский Су-27 перехватил самолет-разведчик RC-135 «небезопасным и непрофессиональным образом», приблизившись на расстояние 15 метров от края крыла американского самолета. Хернандес отметил, что такие действия могут привести к ненужной эскалации между странами, и добавил, что США опротестуют инцидент.

Незадолго до этого имели место небезопасные, по мнению Вашингтона, контакты россиян с американским военным кораблем на Балтике. 14 апреля российские Су-24 в четверг несколько раз пролетели вблизи от эсминца «Дональд Кук», проводившего совместные с Польшей учения в нейтральных водах. По словам представителя Минобороны России генерал-майора Игоря Конашенкова, самолеты в соответствии со всеми международными нормами выполняли плановые учебно-тренировочные полеты примерно в 70 километрах от российской военно-морской базы.

Если отбросить в сторону реляции ура-патриотов, что наши, мол, показали «пиндосам» и фигуры высшего пилотажа, и «где раки зимуют», и перепугали до смерти их хвалёных «рэмбо», то во всей этой картине мало утешительного. Во-первых, весьма насторожила реакция госсекретаря США Джона Керри, который, несмотря на исчерпывающие разъяснения по инциденту министра иностранных дел России Сергея Лаврова, подчеркнул, что «Дональд Кук» имел право и мог открыть огонь по приблизившимся к нему российским самолетам. То есть, высшие должностные лица США не исключают такой возможности, иначе их риторика была бы куда более миролюбивая. В этом смысле, во-вторых, не грех вспомнить, чем закончились подобные «манёвры» в годы, предшествовавшие распаду СССР.

13 марта 1986 года американские крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» провокационно зашли на 6 миль в наши территориальные воды на Черном море в районе южного побережья Крыма. При этом на кораблях работали все радиотехнические средства ведения разведки. Советская пресса тогда довольно скудно осветила сей инцидент. Официально события были озвучены так: долгий путь согласования принятия решительных действий не позволил дать достойный отпор нарушителям, но к следующему подобному визиту наши моряки подготовились.

Но на самом деле ни командование ЧФ СССР, ни рулевые морских частей погранвойск так и не дождались от Москвы руководства к действию, несмотря на многочисленные запросы. Москва, торжественно объявившая на XXVII съезде КПСС об идее взаимной безопасности с США, фактически взяла курс на сдачу внешних государственных приоритетов в военной сфере. Не все, конечно, это понимали, далеко не все могли сделать прогноз относительно дальнейших событий, но можно вспомнить речь Горбачёва, примерив её к риторике ныне действующего Президента РФ.

«Безопасность, если говорить об отношениях между СССР и США, может быть только взаимной, а если брать международные отношения в целом — только всеобщей. Высшая мудрость не в том, чтобы заботиться исключительно о себе, а тем более в ущерб другой стороне…. Мы придаем важное значение состоянию и характеру отношений Советского Союза и США. У наших стран немало точек соприкосновения, есть объективная потребность жить в мире друг с другом, сотрудничать на равноправной и взаимовыгодной основе», — подчёркивал Михаил Сергеевич.

Эти строки можно сегодня смело заносить в тексты кремлёвским спичрайтерам, готовящим речи для Путина. Они мало чем отличаются от его риторики жаждущего западной рукопожатности и готовности к любым компромиссам и уступкам, даже ценой жизни соотечественников.

А что же произошло у крымского побережья два года спустя, когда последний Генсек СССР Михаил Горбачёв уже успел «отметиться» с визитом в Соединенные Штаты, где вышел на широкие круги американского общества и подписал договор о ликвидации целого класса ядерного оружия? А перед этим в Рейкьявике на советско-американском переговорном процессе по стратегическим наступательным вооружениям сказал буквально следующее: «При всем драматизме Рейкьявика это не поражение, это прорыв, мы впервые заглянули за горизонт».

В начале февраля 1988 года старые знакомые русских моряков — два боевых корабля 6-го флота США крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» снова вошли в Черное море со стороны пролива Босфор и направились к южному берегу Крыма. Не обращая внимания на неоднократные предупреждения пограничных кораблей «Измаил» и «Ямал» и сторожевых кораблей «Беззаветный» и «СКР-6» о приближении к территориальным водам СССР, американские корабли не сворачивали с провокационного курса.

Живые участники того инцидента подтверждают, что моряки запросили у командования разрешение на открытие предупреждающего огня. Но ответа не дождались. Москва снова молчала, понимая, что есть большой риск начала третьей мировой войны, в страхе которой жил весь мир. Поступил приказ решить вопрос, не открывая огонь. И его решили. Самодеятельность и отвага советских моряков не имела аналогов в истории. Маленькие советские «плоскодонки», как пираты Моргана, взяли американские военные корабли на абордаж, предприняв попытку вытолкнуть их за пределы территориальных вод СССР. Некоторые российские источники сегодня пишут, что «советские моряки «навалили» американцам в 1988 году. На самом же деле они ценой своих жизней прикрыли трусость и нерешительность своего высшего командования. Примерно как сейчас в Новороссии русские солдаты и местные ополченцы (включая мирных жителей), имея приказ «ни шагу вперёд» прикрывают бездарность и предательство кремлёвского руководства.

Тем не менее «образ СССР», благодаря подобным ответам на американские провокации, изменился в лучшую сторону. Уже летом 1988 года состоялся исторический и переломный визит президента США Рейгана в Москву. После этого визита произошло полное включение личностного фактора советской и американской элит.

Дальше были встреча Горбачев-Буш на Мальте, признание, что СССР и США больше не являются противниками, объявление о прекращении «холодной войны» и конфронтации. Публичная поддержка новой администрацией политики перестройки. Неоднократные контакты по телефону с Бушем и на встречах в Москве с Джеймсом Бейкером в связи с объединением Германии, фактически заталкивание ГДР в состав ФРГ (читай передача советской директории в состав американской, аналогия — Донбасс и Украина). Продвижение по проблемам СНВ, решающий сдвиг в переговорах об обычных вооружениях в Европе, совместные действия в связи с агрессией Саддама Хусейна против Кувейта. Буш впервые масштабно поставил вопрос о «новом мировом порядке» после «холодной войны».

По мнению некоторых российских эспертов, инциденты, подобные произошедшим на Балтике, могут повторяться. США в настоящий момент, как и тридцать лет назад, решительно говорят с Россией с позиции силы. Есть большая вероятность, что случившееся — не случайный пограничный инцидент, которых в последнее время становится все больше, а спланированная военная акция. Таких самолетов-разведчиков у американцев всего три, базируются они в штате Небраска. То есть до Балтийского моря им — полпланеты по прямой. Как пишет «Взгляд», американцы не доверяют эту технику даже своим ближайшим союзникам и боятся ее не то что базировать (например, в той же Польше), но и просто приземлять даже на небольшое время. Для того, чтобы выполнить свою работу, самолету электронной разведки требуется всего несколько минут, а весь остальной полет будет проходить уже в «холостом режиме». Есть версия, что основной причиной для проведения довольно рискованной операции в чужом для американской авиации регионе стала необходимость выявления координат развернутого не так давно в Калининградской области дивизиона С-400 и фиксация параметров его РЭС.

Возможно, что именно с важностью оборудования, установленного на самолете, и самого экипажа связана истерика, что охватила американскую сторону.

За последний год это далеко не первый инцидент в регионе между российскими самолетами и объектами НАТО.

Как и предполагают некоторые аналитики, именно в балтийском регионе американцы запланировали следующую «точку кипения» после Донбасса, Приднестровья, Сирии, Турции, Нагорного Карабаха. Уровень противостояния на Балтике растет фантастическими темпами. Это целая региональная гонка вооружений, в которой позиции сторон не прояснены до конца, и непонятно, где реальный предел нагнетания неприязненной атмосферы. Путинскую Россию, как и поздний СССР, медленно, но уверенно, ультиматумами, манипуляциями и провокациями, на которые у зависимой от внешних рынков и финансирования Москвы нет адекватных ответов, загоняют в рамки нового мирового порядка с однополярным управлением.

Это один из уже ранее озвученных и подтвержденных выводов, напрашивающихся из инцидента на Балтике. С учётом военных приготовлений лишённой суверенитета Украины в Херсонской области и Одессе, есть большая вероятность провокаций на крымском направлении. В частности, весьма недвусмысленные намёки стали звучать из Киева по поводу керченского моста. Прошлым летом у Порошенко угрожали разбомбить мост через пролив. Недавно на сайте официального интернет-представительства Президента Украины появилась петиция со своеобразной просьбой о разрушении Керченского энергомоста.

Кому выгодны данные провокации и какова их цель? Безусловно, России и лично Путину они не нужны. Тем более не нужны нашим военным, которые, как и моряки в середине восьмидесятых, в самый ответственный момент могут оказаться перед ужасной дилеммой — самостоятельно принимать решение открыть (или не окрыть) огонь против военных США и НАТО. А это уже иной уровень противостояния, не сравнимый с бомбометаниями против вооружённых сирийских овцепасов или котлами против бутафорных украинских неофашистов. И нести ответственность за это решение предстоит всему российскому народу — жизнями и лишениями.

Поднять очередную новостную волну патриотизма для нынешней пропагандистской машины Кремля не составляет труда. Тут заготовлены телевизионные духовные скрепы на все случаи жизни, в исполнении самых опытных телеведущих и на всех мадагаскарах планеты. Но шутки на грани конкретной войны с США (пусть даже руками их европейских сателлитов) — не лучший вариант. Хотя не факт, что эта тема снята американцами с геополитической повестки дня. Провокация выгодна самим американцам, проходящим глубокий по меркам их амбиций и запросов кризис. Поэтому гонка вооружений во все времена становилась для США палочкой-выручалочкой, позволяющей вполне легально и непререкаемо успешно пополнять казну от производства и продажи во все регионы мира продукции военного назначения. Включая технику и оружие, морально устаревшие и подлежащие списанию. Что мы и наблюдаем как на Украине, так и на Ближнем Востоке и уже в Восточной Европе.

Кстати американский эсминец с элементами ПРО «Дональд Кук», курсирующий по европейским морям, похоже, стал «дежурным» провокатором. Подобная балтийской ситуация уже возникала в 2014 году, когда российский боевой самолет, как писали российские СМИ, фактически полностью нейтрализовал сигналы аппаратуры. Потом «Дональд Кук» наводил страх в Одессе и Румынии, поднимая градус военной истерики и уместных «патриотов».

Вообще те боевые единицы, которые находятся в акватории Черного и Балтийского морей, даже если бы захотели, не смогли бы нанести значительного ущерба флотам и территории России. В случае агрессии время их жизни составило бы несколько минут. Цель этих манёвров — усиление военной эскалации, повышение градуса антироссийских настроений в странах Европы, «выбивание» новых цифр в бюджетах США и стран ЕС на военные нужды. В идеале — военная провокация и втягивание РФ в очередной локальный конфликт. То ли в качестве участника, то ли в роли третьей стороны — защитника русского населения. Для «ястребов» — это не принципиально.

Есть ли на этот счёт у Кремля адекватный и прогнозируемый ответ и алгоритм действий? Судя по событиям последних двух лет, официальная Москва не готова выступить с собственной повесткой дня в силу её отсутствия. Её просто нет. Власть больше озабочена сохранением собственного имиджа и безопасности на внутриполитическом поле и готова принять любой мировой порядок, который при этом не будет ущемлять бизнес-аппетиты элиты. Москва готова идти на уступки, жертвовать национальными интересами, уровнем жизни людей, да и, собственно, самими жизнями, готова участвовать в любых безумных проектах в любой точке мира, лишь бы вписаться в предлагаемые западными партнёрами схемы и правила.

И если бы российский самолёт был сбит, вряд ли бы мы дождались жёсткого ответа Кремля. Хотя бы на одном из направлений. Как и в случае с «помидорной» реакцией на военный инцидент в Турции, скорее всего, власть одной рукой ввела бы серию ограничений для прибалтов или поляков, но другой — поспешила бы подписать очередные ультиматумы для Донбасса, чтобы местные функционеры ускорили процесс своего возвращения под кнут партнёрского киевского режима.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

США поставили крест на дружбе с Россией. Но его предпочли «не заметить»

Откуда у хлопца эстонская грусть

Прелюдия начала конца?

Карабахский гамбит

Бойня в Македонии: эпизод или начало нового европейского конфликта?

Дело и слово

Российская армия всех сильней?

Итоги 2015: Внешнеполитическая агония РФ



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
601
3173
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика