Путину не верю!

Путину не верю!

Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор

Путину я не верю! Не потому что он мне не нравится, или я его не люблю. Потому что анализ, который обязателен для нашего научного экспертного промысла, это диктует. Это как на своем собственном суде каждый сам выносит вердикт: виновен-невиновен, верить — не верить. Я — не верю. И вот основания.

Последние часы в независимой информационной среде, блогосфере идет гудеж: «Путин сформулировал на встрече с клубом лидеров национальную идею!»

Цитата: «У нас нет и быть не может другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Никакой другой идеи придумывать не надо».

Но, оказывается, другая идея все-таки Путиным придумывалась. В 2004 году Владимир Владимирович на встрече со своими доверенными лицами национальной идеей назвал конкурентоспособность. Греф тогда еще поддакивал: «Гражданин должен быть конкурентоспособным. Регионы должны быть конкурентоспособными». В общем, чуть ли не зайцы на лужайках в лесу должны были стать конкурентоспособными. Конкурентоспособность как-то мало похожа на патриотизм.

В 2011 году в интервью журналу «VIP-Premier» Путин заявил, что национальная идея — это сбережение народа. Еще одна версия. Вероятно поэтому затеяна реформа здравоохранения, в результате которой растет смертность. Вероятно, поэтому в результате политики режима 22% взрослого населения мечтает уехать из страны. Каждые 6 школьников из 10 думают о том же.

В 1999 году были высказаны важнейшие позиции, необходимые в дальнейшем анализе, в котором слова идея, «идеология» и «идеологизация» будут ключевыми. Вот, что тогда сказал Путин: «У нас очень многие ценности, ценности общечеловеческие, были излишне идеологизированы. После распада бывшего Советского Союза, после этих трагических событий очень многое ушло вместе с Советским Союзом. Образовался некий идеологический вакуум, который, думаю, и по сей день недостаточно заполнен». Итак, им объявлен идеологический вакуум, то есть дырка, отсутствие. Нечто негативное. Внимание: Путин осуждал тогда «идеологический вакуум»! Он требовали тогда его заполнить, т. е. привнести идеологию в этот вакуум. В качестве позитивного императива объявлена потребность заполнить образовавшийся идеологический вакуум. С его точки зрения версии 1999 года идеология в стране нужна.

В 2007 году относительно национальной стратегии сказано (и тут мы с ним единомышленники), что Россия должна стать великой державой. Но во время недавней пресс-конференции 2015 г. Президент выдвинул прямо противоположную мысль. В контексте внешнеполитической деятельности на Ближнем Востоке Путин высказался: «Великая держава — это дорого и ни к чему». Ход мыслей, как видим, от 0 до 180.

В 2007 году Путин выступил: «Мы должны опираться на базовые морально-нравственные ценности, выработанные народом России за свою более чем тысячелетнюю историю. Только в этом случае нас ждет успех». Итак, морально-нравственные ценности. «Ценности» — ключевое слово.

Идея, идеология, идеологизация и ценности. Эти категории связаны между собой. Тот, кто их развязывает — вряд ли понимает, что говорит.

В декабре 2014 года Владимир Владимирович связывает в четкую формулу ключевые позиции — ценности, базовые ценности за тысячелетнюю историю и идеологию. На Совете по культуре в декабре 2014 года Путин сказал: «Нам нужно как можно скорее отказаться от идеологизации культуры и истории». Наконец, мы услышали ключевые позиции! Ключевое соотношение тоже услышали.

А вот позиция последних дней: «У нас нет и быть не может другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Никакой другой идеи придумывать не надо. Она не идеологизирована и не связана с деятельностью какой-либо партии. Если мы хотим жить лучше, нужно, чтобы страна была более привлекательной и более эффективной».

Вот такая Каша-Малаша, которая как минимум говорит о том, что Глава государства понятия не имеет, что такое идеология, ценности и идеологизация. Противоречия, которые мы слышим, это подтверждают. А реконструкция прямых текстов, даже не по Фрейду, говорит о том, что никакой национальной идеи у человека в голове нет, никакой ценностной позиции масштабов страны, масштабов встроенности России в историю, в современный мир и в будущее человечества у Путина тоже нет.

Смотрите, как интересно. С одной стороны, сказано, что идеологический вакуум — это плохо, надо заполнить эту нишу. С другой стороны, культуру и историю России надо деидеологизировать. По его мнению, национальная идея в виде патриотизма не идеологизирована.

Но при этом ценность, вокруг которой он формулирует эту новейшую позицию, все-таки прослеживается. Не все возможно, ее слышат. Он сказал: «Если мы хотим жить лучше…». А что такое жить лучше? Больше потреблять мяса, молока и фруктов? Иметь в собственности больше квадратных метров? Яхт и дворцов? Это типичная меркантильная, экономизированная позиция. Убогая позиция. Эта позиция ценностей желудка. А как же ценности духа? Неведомо?

Ведь можно было бы сказать, чего я, честно говоря, давно от него жду, но уже перестал ждать: «Если мы хотим жить праведнее, правильнее, нравственнее, а не просто лучше…». Но этих слов мы от него дождаться не можем, потому что на самом деле — ценности, собрание ценностей — это и есть идеология. Идеологизация — это насыщение высшими ценностями целей государственной деятельности, личной жизни, бытия народа и страны. А Путин все это разрушает и разрывает. Даже не понимает. Причем однажды он ведь сказал, что тысячелетние нравственные ценности необходимы. Сейчас он все это отбрасывает в сторону. Значит, базы нет. Нет понятия, что человек должен быть, прежде всего, человеком, правильным и праведным. А не только лучше наполнять желудок. Что же такое патриотизм, если в нем нет ценностей, если это не может быть превращено в общестрановую идеологию, которая пронизывает образование, культуру, воспитание, пропаганду, средства массовой информации и народ делает народом? Остается одно — это болтовня.

У нас есть 6-ти томная многолетняя работа под незатейливым названием «Национальная идея России». Звучит она (национальная идея России) самым что ни на есть патриотическим слогом: «Моя страна должна быть и должна быть всегда!». Но дальше следует важный подзаголовок, обязательная добавка: «… или о том, что должны делать власть и общество, чтобы это было так». Это активное деятельностное начало, программа жизни страны, записанная в виде проекта новой Конституции, именно оно дает основания верить, что слова сказаны не абы как для экрана и к случаю.

Если ценности нужны, а идеологический вакуум должен быть заполнен (кто сказал? Путин, см. выше цитаты), то почему же деидеологизация? Ведь идеология — это и есть собрание ценностей! Если ценности нужны, а идеологический вакуум должен быть заполнен (кто сказал? Путин, см. выше цитаты), то почему не изменяется, а превозносится конституция, в которой четко написано, что единая общестрановая, т.е. естественно государственнная, идеология запрещена? И после этого верить? Путин говорит иностранным журналистам: «Я — главный либерал». В другой аудитории говорит: «я — главный патриот». «У нас нет другой объединяющей идеи, кроме патриотизма». И после этого верить?

Тогда зачем превратили страну в образчик космополитической державы, у которой внешнеторговый оборот такой, что экспорт в три раза превышал импорт? Россию высасывают как дойную корову. Капиталы утекали и сегодня продолжают утекать. Хороший патриотизм! Особенно сейчас, когда последнее имущество и достояние страны — Алроса, Роснефть и Сберегательный Банк — пускают с молотка. Кто купит? Неужели непонятно, что купит тот, кто придет с долларом, конвертирует валюту уже при подготовленном диком обменном курсе (для нас диком, а для нерезидентов очень даже подходящем) и купит. Хорош патриотизм!

Эмиссию рубля в Центробанке, валютный курс рубля отдать на управление за рубеж. Хороший патриотизм!

Затопить космическую станцию МИР, закрыть российские базы в мире, распродать обогащенный уран. Хорош патриотизм!

Превратить страну в страну-изгой. Хорош патриотизм!

Поднять, а потом бросить русских на Донбассе под расстрел и перспективу концлагерей. Хорош патриотизм!

Получается, что надеяться на выдвижение для страны действительно главной идеи «Любить свою Родину!» не следует. Слово «Родина» ведь так и не произносится. «Конкурентоспособность…». «Лучше жить…». Из уст Президента звучит, что угодно. В проекте нашей Конституции высшей ценностью объявлена Россия, Родина всего нашего большого народа. Мне часто пускают стрелы в грудь: «Что бы вы сделали, если бы вы были Президентом?». Пусть Президентом будет тот, кого выдвинет история. То, что мы сделали, мы ему отдаем.

Национальная идея — это наша Родина. Из одной этой фразы вытекает обширнейшая программа действий: каково должно быть образование, культура и воспитание, какова должна быть экономика и финансы, внутренняя и внешняя политика, ценностная база и основа.

А Путин говорит нелепицу: «Идея не идеологизирована и не связана с деятельностью какой-то партии!». Только вдуматься: ИДЕЯ НЕ ИДЕОЛОГИЗИРОВАНА! Это же надо такое сказать! Тот, кто такое говорит, очевидно очень слабо понимает вообще — о чем говорит.

Неужели идея не идеологизирована и не связана с деятельностью государства? А в Конституции написано, что общегосударственная, общестрановая идея для всего народа России запрещена. Так вот надо не вилять хвостом, а менять эту Конституцию, а также меркантильную, корыстную, лживую, контрсоциальную и космополитическую модель страны. На что менять? Известно. Проект Конституции и настоящая национальная идея есть.

Внимательнее читайте и слушайте, что говорит Глава Государства. Потом вся пирамида угодников отрабатывают его ошибки, силлогизмы и просто глупости. Нельзя допускать, чтобы страна глупела на глазах. Россия достойна иного.


 


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

В Путина не верю

Если не Путин, то кто?

Жизнь в сказке

Государство и ценности: российская модель

Идеология как фактор государственной успешности: сравнительный, исторический, страновый анализ

Патриотизм в истории России: государственная идеология и ценностный потенциал

Идеология — идеал — ценности — цели — действие — развитие



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
305
871
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика