Распад Европы: ожидание и реальность

Распад Европы: ожидание и реальность

Эксперт Центра Кравченко Л.И.

Европейский союз проходит очередное испытание на прочность: в 2015 г. – это угроза дефолта Греции, в 2017 – референдум в Великобритании. Что последует за этим – распад или сохранение?

Ожидаемый дефолт Греции по оценкам экспертов способен запустить маховик распада сначала валютного союза, а затем и поставить на повестку вопрос об устройстве ЕС. Однако длительный период формирования ЕС, периодические отклонения некоторых государств от общего европейского курса на интеграцию являются факторами, объясняющими текущую ситуацию как закономерный процесс, не прерывающий общий тренд консолидации Европы перед лицом новых вызовов и угроз. Как только структура вышла за рамки исключительно экономического объединения, постепенно стали расти на фоне общего курса по созданию новых институтов призывы к отмежеванию среди некоторых национально-патриотических политических сил. Причиной стало в основном недовольство разностью экономического положения государств. Финансово обеспеченные страны и реципиенты-должники оказались по разную сторону баррикад. В первых росло недовольство тем, что деньги налогоплательщиков идут на поддержание экономики беднейших стран ЕС. Во вторых, как в Греции, прошла волна протестов на фоне недовольства политикой жесткой экономии в рамках программы реструктуризации кредитов. Текущая ситуация напоминает 2008-2009 годы, когда так называемые государства PIGS находились на грани дефолта. Уже тогда звучали призывы к исключению из валютного Союза или ликвидации евро как валюты, но Европа осталась консолидированной. На новом этапе о возможном выходе заявило уже несколько государств.

Во-первых, это Великобритания. Идею о выходе из состава ЕС еще в 2013 году озвучил премьер-министр Дэвид Камерон, объясняя это тем, что в стране растет недовольство «ограничительными» правилами, вмешательством в национальную жизнь Великобритании. К этому перечню стоит добавить осуждение необходимости содержания за счет взносов наиболее отсталые страны Европы, открытие границ для трудовых мигрантов из стран Восточной Европы. Озвученная в 2013 году идея о проведении референдума через пять лет частью общества была воспринята негативно лишь в том аспекте, что премьер отодвинул решение проблемы на 5 лет, в то время как политические силы  настаивали на скором референдуме. В 2015 году Великобритания подтвердила, что референдум о выходе из состава ЕС запланирован на конец 2017 года. Для Великобритании выход из интеграции приведет к сокращению объемов экономического сотрудничества с ЕС, для ЕС – это угроза всему европейскому проекту. Даже выход Греции будет иметь менее негативный эффект, чем Великобритании, поскольку тогда экономика ЕС лишится третьего по объему ВВП члена (после Германии и Франции), занимающего постоянное место в Совете Безопасности ООН, обладающего ядерным оружием, возглавляющего Содружество наций, в состав которого входят 54 государства.

В отличие от остальных стран Великобритания менее интегрирована в ЕС: Англия так и не ввела евро, сохранив фунт стерлингов. Традиционно именно эта страна не выступала с предложениями, направленными на углубление интеграции, а, напротив, на каждом уровне противодействовала процессу. Однако учитывая тот факт, что вопрос о референдуме отложен на 5 лет, очевидно, что данный шаг является слишком смелым для государства, которое традиционно проводит взвешенную политику по принципу «вечны и постоянны наши интересы». Европа более всего заинтересована в сохранении себя как единого геополитического актора в текущей ситуации, когда с одной стороны исходит угроза от США в виде экономической гегемонии, реализуемой через проект Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, с другой  - экономическая экспансия Китая, планирующего через проект Шелкового пути расширить каналы сбыта китайской продукции на европейский рынок, с третьей – Россия, осмелившаяся нарушить европейский порядок и поучаствовать в процессе перекраивания границ европейского континента. 

Во-вторых, аналогичные мотивы уже появились во Франции в призывах ультраправой партии «Национальный фронт», руководитель которой заявила, что в случае победы на президентских выборах в 2017 году будет проведен референдум о выходе из ЕС. Партия выступает за возвращение Франции территориального, валютного, законодательного и экономического суверенитета. Однако партия в марте 2014 года по итогам муниципальных выборов заняла только третье место, то есть ее предложения – это только призывы без ресурсов для их воплощения, хотя это отражает настроения определенных слоев французского общества. А это значит, что в перспективе идея выхода из ЕС может быть перенята во Франции и другими политическими силами, но как страна-основательница интеграционных объединений в Европе Франция менее всего склонна к решительным действиям в части преломления интеграционных процессов.

В-третьих, Греция.  Происходящие события в Греции являются первым практическим шагом на пути выхода из ЕС. Согласно итогам июльского референдума о продолжении действия программы предоставления международной финансовой помощи на условия кредиторов не согласились 61,31% принявших участие, что с учетом явки избирателей составило 38% от всех возможных избирателей Греции. Вопрос не состоял в предложении выхода из валютного союза или в целом из ЕС, но голосующие по данной проблеме практически делали выбор  между готовностью соблюдать правила и быть членами зоны евро и отказаться от жестких условий, но тогда за этим последует вероятнее всего выход из еврозоны и возврат национальной валюты, которую Греция должна будет ввести согласно требованиям тройки кредиторов (ЕС, МВФ и ЕЦБ) при отказе от жесткой бюджетной экономии.

Хотя эти действия не являются основаниями для выхода из ЕС, но они порождают ожидания выхода как у самих греков (населения), которые начинают воспринимать Европейский Союз в роли навязывающего жесткие условия экономии органа, так и у членов ЕС, которые не готовы брать экономические риски Греции в случае ее отказа от требований кредиторов. И тогда выход Греции сначала из валютного союза, который «никто не желает», может стать реальностью. Власти же Греции заявляли о своем намерении остаться в еврозоне при любом исходе плебисцита, то есть проведенное голосование скорее выступило традиционным популистским шагом, к которым склонны греческие левые. Таким же бессодержательным, как и сотрудничество с Россией. Доказательством этому служит смена министра финансов с неугодного тройке переговоров на более умеренного. Прошедший 7 июля 2015 г. экстренный саммит стран еврозоны показал заинтересованность Европы в разрешении кризиса. Хотя крупнейшая экономика -  Германия не готова обсуждать новое списание греческих долгов, пока Афины не проявят готовности проводить необходимые реформы. Более конструктивный подход заняли Франция и Италия, выступающие за предотвращение выхода из еврозоны и за совместные действия в решении проблем.

Некоторые национально патриотические силы государств-членов ЕС  стремятся минимизировать возможные негативные риски. Например, через сохранение собственной валюты. Согласно опросам, проведенным среди населения Польши в ноябре 2014 года, 68% респондентов выступают за сохранение национальной валюты. Хотя вопроса перехода Польши на евро пока не стоит, в случае его возникновения крупнейшая экономика Восточной Европы будет не готова к вступлению в еврозону. Одновременно  ЕС остается привлекательным ориентиром для стран Восточной Европы. Сейчас это в первую очередь Молдавия и Украина. Однако готовность ЕС принимать беднейшие страны, открывать рынки для трудовых мигрантов и брать на себя груз экономических проблем новых членов уменьшается. Достаточно посмотреть на динамику расширения ЕС в 2000-ые годы. Наиболее масштабное расширение произошло в 2004 году, когда членами стали 10 государств. В 2007 году присоединились 2 и в 2013 году только одно государство. Продолжаются переговоры о вступлении с Македонией, Сербией, Черногорией и Турцией. Три государства, на которые Россия сейчас делает ставку при планировании Турецкого потока, находятся в переговорном процессе с ЕС, то есть вопрос их членства может вполне стать предметом торга в политической игре по подрыву прокладывания Турецкого потока.

В перспективе ближайших лет вероятнее всего ЕС не столкнется на практике с добровольным выходом из своего состава, но высоки риски сокращения числа государств зоны евро. Несмотря на политические процессы внутри отдельных государств, направленные на полное восстановление суверенитета через проведение референдума, центробежные тенденции в Европе усиливаются на фоне вызовов, исходящих от США, Китая и России. Российский фактор выступил, напротив, в качестве консолидирующего: перед лицом уже именуемой на Западе «ревизионисткой» внешней политикой России европейские государства, несмотря на возникающие экономические проблемы, которые длятся не первый год, выступают единой позицией – санкции против России поддержали в итоге все члены ЕС, также консолидировано проголосовали и за их продление. Политические решения ЕС оказываются чреваты экономическими последствиями. Так было в случае санкций, так будет и в случае, если Европа пойдет на уступки Греции, но для Европы политические аспекты важнее экономических.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4424
15253
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика