Рекордный урожай — в закрома Родины

Рекордный урожай — в закрома Родины

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

В теперешней нашей жизни что ни день — цитата из прошлого, а если не цитата — реминесценция советского стиля. Иной раз глядишь телевизор — и «прошедшее проходит предо мною».
Вот и сейчас: повезло русскому пахарю с погодой — созрел богатый урожай. И тут же вздымается волна административного восторга: «рекордный», «выдающийся», — сегодня это прямо-таки официальная политическая терминология, растиражированная СМИ. Кажется, ещё чуть-чуть — и услышишь про «закрома Родины». Кстати, закромов-то как раз не хватает. Их и раньше не хватало, у нас в хозяйстве — в том числе, но когда урожаи были пожиже — это не так проявлялось.

«В этом году… мы можем получить просто выдающийся результат», — радуется глава правительства. Прогноз Минсельхоза и впрямь хороший: 106‑110 млн. тонн. А Российский зерновой союз и вовсе предполагает 114‑116 млн. тонн. И об этом прилежно оповещают.

Настолько прилежно, что селянину хочется прижать палец к губам: — Тс-с-с, что ж вы нам цену-то сбиваете своими неуёмными восторгами, дорогие товарищи начальники?! Ведь вроде как у нас рыночная экономика, а вы — её неколебимые сторонники и упорные проводники. А в рыночной экономике, как вы сами нас учили, главный критерий — прибыль. А какая у меня будет прибыль, если все потенциальные покупатели будут считать, что зерна всё равно много, цена на него не поднимется, а потому покупать можно не спешить. Вам разве не разъяснили в Высшей школе экономики или в иных каких велемудрых местах, что современная экономика — это наполовину психология? Да какое — наполовину! Там экономики-то процентов двадцать: остальное — психология. Верит потребитель, что чего-то завались — цена идёт вниз, а прослышит, что ожидается нехватка — бежит «скупляться». Ну, и цена, понятно, идёт вверх. Так работают и поселковые рынки, и мировые биржи.

Так что уж, пожалуйста, товарищи из руководства и господа из СМИ, перестаньте так бурно радоваться, не ломайте нам, селянам, базар.

А ещё пора перестать приходить в восторг от российского зернового экспорта.

Да, в последние годы Россия стала крупнейшим экспортёром зерна. Более того, в июле стало известно, что Россия вытеснила США с позиции лидера среди крупнейших экспортеров зерна. В 2015–2016 году Россия вывезла 33,9 млн. тонн зерна.

Меж тем я уверена: зерновой экспорт — это совсем не радостное явление. И нечего умиляться вслед за либералами: при советской-де власти зерно закупали, а теперь — продаём.

На самом деле, причина зернового «изобилия», случившегося в постсоветский период, — в разгроме животноводства. Ведь именно скотина — главный потребитель зерна, а животноводство у нас не достигло даже советского уровня, которым мы в своё время справедливо были недовольны. Да, сегодня достигнут впечатляющий рост свиноводства, птицеводства, а вот крупного рогатого скота — меньше чем до революции: не только до августовской 91-го, но и до октябрьской 17-го. Нашим ориентиром должно быть развитие животноводства, а не экспорт зерна. Зерно — это база всего пищевого производства, его сырьё. Из него, зерна, «сделано» и мясо, и молоко, и яйца.

Для полной продовольственной самодостаточности страна должна производить примерно тонну зерна на душу населения, т. е. 146 млн. тонн (есть мнение, что при современных передовых агротехнологиях можно обойтись и меньшим количеством зерна, но нам надёжнее ориентироваться на старые нормы).

Вот если бы мы этого достигли и вывозили излишки — тогда я бы порадовалась вместе со всеми. Мы лично в нашем ростовском хозяйстве тоже вывозим зерно, но это, скорее, вынужденная мера, чем достижение.

Нам нужно в первую очередь решать свои внутренние задачи — достичь полной продовольственной самодостаточности. «Вся наша экономическая политика должна исходить из помышления о потребностях внутреннего рынка», — писал Л. А. Тихомиров в брошюре «Вопросы экономической политики» (1899 г.). Эта мысль — на все времена.

Либералы, понятно, очень хвалят экспорт зерна. Ещё в 2011 г. Е.Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, писал: «Наши сельхозпродукты, прежде всего зерно, вполне могут стать альтернативой нефти и газу». То есть наша экономика основана на экспорте сырья — энергоносителей. Так заведено от века, и так неизменно пребудет — по мысли Ясина. Ну, а в помощь энергоносителям пригодится-де другое сырьё — зерно.

Это уже было в нашей истории. С конца 80-х годов ХIX века правительство России поощряло вывоз зерна. Даже лозунг был: «Не доедим, но вывезем!» — его приписывали министру финансов Вышнеградскому. Эта политика, вероятно, решала какие-то задачи, но обедняла крестьянство и усугубляла сельскохозяйственный кризис, что внесло свой вклад в революцию 1905 года.

Уже тогда выявилось противоречие между великодержавным статусом России и её ролью поставщика сырья и импортёра промышленной продукции. Эти две роли несовместимы. Или ты великая держава, или ты сырьевой придаток. Сегодня мы стоим перед тем же выбором. Восторг по поводу экспорта зерна наводит на мысль, что выбор не сделан, и мы всё пытаемся совместить эти взаимоисключающие роли.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2200
11055
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика