«Роснано» в очередной раз поддержит инноваторов. На сей раз израильских

«Роснано» в очередной раз поддержит инноваторов. На сей раз израильских Дёгтев Андрей Сергеевич — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

ДИВЕРСИЯ ИЛИ БЛАГАЯ ЦЕЛЬ?

Первое что приходит на ум: возможно, проект задуман с целью получения доступа к перспективным разработкам израильских учёных? Известно, что израильская научно-техническая база сильна и перспективна. Ещё бы, ведь 40% её потенциала было обеспечено эмигрировавшими в Израиль бывшими советскими научными сотрудниками. Однако стратегия инвестировать за рубеж возникла в «Роснано» практически с самого начала её деятельности, и проект с израильскими стартапами в этом смысле не представляет собой ничего нового. Компания давным-давно занимается распихиванием средств по всему миру. «Роснано» владеет долями акций в десятках зарубежных компаний. Только вот результат в виде полученных прорывных нано-технологий не прослеживается. По крайней мере, проверка Счётной палаты в 2013 году не выявила каких-либо успехов на этом направлении.

Но тогда может быть, «Роснано» идёт за рубеж, потому что в России всё, что можно было профинансировать, уже профинансировано и деньги вкладывать больше некуда? Быть может, в результате блестящей работы «Роснано» все перспективные технологии уже внедрены, заводы построены и страна завалена нано-товарами? Нет, ничего подобного! Доля России в мировом рынке высокотехнологичной продукции составляет десятые доли процента притом, что на СССР приходилось около 18%.

А может быть, в России вовсе и нет никакого потенциала научного развития – русские люди сплошь и рядом бездари, ничего нового придумать они не в состоянии и достойные проекты попросту отсутствуют – поэтому «Роснано» и приходится вкладывать деньги в зарубежные бизнесы? Но и это не так! Отток инженерных кадров из России продолжается. Это значит, что знания и талант специалистов остаются невостребованными в нашей стране. До 40% разработок Microsoftобеспечено выходцами из России. Между прочим, ежегодный отток высокообразованных кадров, зачастую вместе с технологиями, наносит России ущерб в десятки миллиардов долларов.

Наконец, можно предположить, что российский бизнес слишком пассивен и безынициативен. Фирмы не выражают достаточного желания сотрудничать с «Росннао» – вот та и сотрудничает с более активными зарубежными партнёрами. Но и это предположение не сходится с реальностью. За время своего существования «Роснано» получило 2236 запросов на финансирование, а это значит, что страна не испытывает недостатка в проектах. Профинансировано же было всего лишь 195 проектов (около 5%). Остальные проекты отклонены. Кстати, по публичному разъяснению правоохранительных органов, украв более 200 млн рублей, выделенных именно на аттестацию этих проектов, бывший руководитель Роснано Меламед сегодня столкнулся с арестом и следствием. А на остальных руководителях явно задымились шапки, иначе они не побежали бы гуртом за границу. По состоянию на 31.12.2010 года львиная доля отклонений (49%) обосновывалась вовсе не отрицательным заключением научно-технической или инвестиционной экспертизы, а несоответствием документов требованиям «Роснано». Типичная конкурсная уловка. При этом в миллионе подобных случаев тут же отводят в сторонку и говорят – мы можем помочь правильно оформить документы. Но эта услуга платная… Но разве неправильно составленная документация может служить основанием к тому, чтобы оставлять без финансирования перспективный проект? Неужели не очевидно, что если даже проект разработан без учёта тех или иных требований и регламентов, но в основе заложенных в него технологий есть реальный потенциал, такой проект нельзя окончательно и бесповоротно отвергать? Его необходимо перерабатывать и доводить до ума при постоянном взаимодействии разработчика и института развития (в данном случае «Роснано») до тех пор, пока все требуемые стандарты не будут соблюдены? Только так и можно добиться успешного внедрения в производство успешных изобретений. Но менеджмент «Роснано», очевидно, придерживается иного взгляда. Создаётся впечатление, что подход «Роснано» к своей деятельности имеет исключительно формальный характер. Во главу угла помещён коммерческий интерес, а задачи развития отставлены на второй план. Кажется, компания не рассматривает себя в качестве центра, организующего и стимулирующего развитие. Её деятельность сводится к функции большого бухгалтера, распределяющего деньги между адресатами. Помогать инновационным компаниям находить своё место на рынке и встраиваться в более масштабные производственные цепочки – в действительности не входит в задачи «Роснано». А ведь небольшие компании, даже имея в своём распоряжении высокие технологии, не всегда способны оценить потенциал и возможности их внедрения, так как их транзакционные возможности весьма ограничены.


БИЗНЕС ВМЕСТО РАЗВИТИЯ

Все попытки увидеть логику в действиях «Роснано» и оправдать её политику разбиваются о суровую реальность фактов. За исключением одной. Если предположить, что «Роснано» вовсе не является никаким институтом развития, как её принято именовать, а представляет собой обычную коммерческую фирму, то всё становится на свои места. В таком случае поведение «Роснано» вполне логично. Если в первые годы своего существования «Роснано» являлось государственной корпорацией, то есть, сохранялся хоть какой-то намёк на статус института развития, то с 2011 года компания была акционирована и теперь является полноценной коммерческой фирмой. А если так, то «Роснано» нечего задумываться об общем благе, выражающемся в росте производства и новых рабочих местах. Ведь главная цель коммерческого лица – получение собственной прибыли. В таком случае развитие нано-технологий не только не лежит в сфере интересов «Роснано», но и противоречит им. Ведь производство материалов и приборов, строительство инфраструктуры и т.д. по своей рентабельности значительно уступает финансовым спекуляциям. Зачем же тратить деньги на инновации, если их можно придержать, объявить временно свободными финансовыми средствами и пустить на офшорные операции! «Временно свободные средства» – это изобретение Чубайса. Получив в самом начале 130 млрд рублей бюджетных денег, Чубайсовские нано-менеджеры тут же запустили часть этих денег не в инвестирование, а в финансовый коммерческий оборот! Как же – они ведь «временно свободные»!

Тогда нечего удивляться тому, что вместо развития нанотехнологий огромные средства не только вкладываются в финансовые инструменты, но и используются в откровенных махинациях. Проанализировав наиболее крупные проекты компании, сотрудники Счётной палаты смогли найти только один проект, действительно приведший к внедрению нанотехнологий. Всё остальное – профанация, наподобие собранного из китайских деталей планшета или демонстрируемой на многочисленных выставках электроники, не имеющей никакого отношения к нанотехнологиям. Это говорит о полном провале государственной политики развития нано-отрасли. Ведь именно «Роснано» была избрана в качестве главного флагмана в этой сфере. Сравните: если в рамках целевой программы по развитию научно-технической сферы в 2002-2006 годах на нанотехнологии выделялось всего лишь 2,5 млрд руб. в год, то при создании в 2007 году «Роснанотеха» (так тогда называлась «Роснано) на счёт организации сходу было перечислено аж 130 млрд руб. бюджетных средств. Потом ей было также предоставлено госгарантий на сумму 182 млрд руб. Позже правительство временно изъяло из капитала «Роснано» 66,4 млрд руб. Но в ближайшие пять лет компания вновь должна получить от государства 50 млрд руб. субсидий.

Однако основную часть своих доходов руководство компании, как представляется, получает не за счёт официальной инвестиционной деятельности. Она как раз убыточна. Лишь в прошлом году «Роснано» впервые вышло на положительные показатели прибыли. До этого сплошные убытки. В 2012-2013 годах они составляли по 20 с лишним миллиардов рублей в год. Чубайс же посредством бухгалтерской эквилибристики доказывал, что убыточность компании не превышает 2,5 млрд руб. Главную выгоду руководители «Роснано», видимо, получают за счёт «распила» корпоративного бюджета и теневых сделок со своими контрагентами. Судите сами. На обслуживание легкового автомобиля Ауди А8 «Роснано» тратила 1 599,9 тыс. рублей в месяц, а на корпоративы за 5 лет было потрачено 100 миллионов рублей. Или другой пример: большая часть средств, потраченных на проект «Усолье Сибирский Силикон» вместо инноваций пошла на оплату долгов материнской фирмы – «Группы Нитол». По признанию руководителя проведённой в 2013 году проверки «Роснано» российской Счётной палатой Сергея Агапцова в ходе проекта имели место отмывание и легализация средств, получение необоснованной налоговой выгоды, необоснованное возмещение НДС, занижение налогооблагаемого дохода и т.д. Трудно поверить, что менеджеры «Роснано» не знали о происходящем и не получили свою долю от нецелевого освоения средств.

 При этом на бумаге «Роснано» – передовики. На 2014 год компанией был обозначен целевой показатель объёма продаж нанопродукции компаниями, сотрудничающими с «Роснано» в размере 100 млрд руб. В отчёте «Роснано» за прошлый год указан объём продаж в размере 227,2 млрд руб. То есть план вроде как превышен более чем вдвое. Только вот в указанный объём «Роснано» включает всё подряд – зачастую доходы, которые не имеют никакого отношения к нанотехнологиям. Например, среди одного из проектов «Роснано» значился склад для фармпрепаратов. «Роснано» записывает в свои результаты прирост продаж фирм, который образуется с момента начала сотрудничества с ней. Но можно ли считать этот прирост исключительно заслугой «Роснано»? Ведь предприятия функционировали и инвестировали в свою продукцию и до того, как получили средства от «Роснано».


УДИВИТЕЛЬНАЯ БЕЗНАКАЗАННОСТЬ

При всех плачевных результатах в своей профильной деятельности «Роснано» не обижает своих сотрудников в зарплатах и не жалеет средств на поддержание своей деятельности. Средняя зарплата в компании составляет около 600 тыс. руб. в месяц, а её руководитель А. Чубайс получает ежемесячную зарплату в размере около 2 млн руб. За пять лет компания потратила на свои нужды более 60 млрд руб. при том, что в её штате состояло около 300 человек. Для сведения, 60 млрд руб. – это бюджет среднего субъекта Российской Федерации.

Но ещё больше удивляет безнаказанность топ-менеджмента «Роснано» и его уверенность в собственной неприкосновенности. Ключевой фигурой здесь является А. Чубайс. Создаётся впечатление, что его место в либеральном клане, длительное знакомство с президентом страны и, что самое главное, рукопожатный статус на Западе, обеспечивают ему абсолютную безопасность и иммунитет от преследования по закону.

Недавно у всех, кто возмущён творящейся в «Роснано» вакханалией, возникла надежда, что правоохранительные органы, наконец, наведут порядок в компании. Спустя два года после обнародования результатов первой в истории проверки «Роснано» было открыто уголовное дело в отношении её менеджеров. Бывшего гендиректора «Роснано» Л. Меламеда, заместителя предправления корпорации А. Малышева и финансового директора С. Понурова заподозрили в растрате, организованной с участием аффилированной с Меламедом фирмы «Алемар». Ряд высших менеджеров «Роснано» моментально разбежались, оказавшись под различными предлогами за границей. Появилась сумрачная надежда на то, что доберутся и до Чубайса! Но не тут-то было. Руководитель «Роснано» по-прежнему чувствует себя прекрасно и, видимо, единственный среди действующих и бывших менеджеров «Роснано» нисколько не опасается за своё будущее. Это говорит о том, что целью начатого разбирательства, скорее всего, вовсе не является привлечение всех виновных в провале деятельности «Роснано» к ответственности. Видимо, мы имеем дело всего лишь с локальным межклановым конфликтом, а Меламед является мишенью атаки одной бизнес-группы на другую. А может и того проще. Сколько надо и кому надо откатится залогов, ущерб будет якобы компенсирован и «лица» останутся на свободе.

Чубайса всё это непосредственно не касается. Даже последовавшее вскоре за делом Меламеда обращение в Следственный комитет бизнесмена Дмитрия Лернера, в котором А. Чубайс прямо обвиняется в организации хищения государственных средств через аферу с наноасфальтом и фирмой-однодневкой, похоже, никак не отразится на благополучии «отца российской приватизации». И не надо думать, что эти размышления особо связаны с «исторической фигурой». Речь идет о способности власти, даже затрачивая немалые бюджетные средства на модернизацию и инновации, хоть что-нибудь путное сделать в этом направлении. И медведное тоже. Где Сколково и обещанные прорывы? Кроме конечно таких же скандалов о воровстве средств.


ВЫВОД

К сожалению, стоит отметить, что «Роснано» не является исключением в ряду российских институтов развития – структур, созданных для стимулирования инноваций и технологического обновления. К ним относят Агентство стратегических инициатив, Внешэкономбанк, Российскую венчурную компанию, Российский фонд технологического развития, Фонд Сколково, Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере и др. Вклад большинства из них в экономическое развитие страны оказался минимальным, а их эффективность совершенно не оправдала ожидания. Причина провала институтов развития заключается в том, что их деятельность выстроена в коммерческой парадигме, ориентированной на извлечение прибыли, а не на реализацию конкретных целей развития. В совокупности с отсутствием должного контроля и механизмов ответственности за результат это превращает любой институт развития в фикцию. Для того, чтобы реанимировать и оздоровить функцию развития высшему руководству страны следует как минимум начать реальную борьбу с коррупцией и безответственностью правящего класса. Однако желания идти этим путём оно, к сожалению, пока что не демонстрирует.   



ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Госкорпорация «Росгеология» — панацея для геологоразведки?

Дальневосточная земля

Новая госкорпорация - «Роскосмос», как диагностика России

Реформа ЖКХ: стало ли лучше


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
354
981
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика