Внутренняя политика

Россия вернулась в историю

Россия вернулась в историю

Замглавы Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н. Вардан Багдасарян

В свое время Гегель из многочисленных, существующих в разные времена государств, особо выделял государства исторические. Через эти государства, в его понимании, и реализовывалась семантика мировой истории. Исторические государства не тождественны государствам успешным. Исторически великой может быть и победа, и трагедия.

Россия в XIX и особенно в XX века, достигла положения актора, определяющего ход мирового исторического процесса. Однако после распада СССР она оказалась оттеснена на обочину глобальной истории. Соответственно, снизился и интерес к русской культуре, русскому языку, русским ценностям. Положение России оказалось положением транзитного государства, ориентированного на вхождение в русло позиционируемого как универсальный, западного пути развития.

Главный итог 2014 года — возвращение России в большую историю. Российская политика оказалась в фокусе внимания мировых информационных потоков. Президент России предстал в качестве наиболее кумулятивной для контекста времени символической фигурой. Российский вызов американской гегемонии и определил содержание 2014 года. Вопрос в данном случае не в том, правильны ли были действия властей, а в факте формирования Россией мировой исторической повестки.

Между тем, выстроенная США новая мировая Римская империя (Pax Americana) трещит по швам. Казалось бы, ушедший в прошлое вопрос о расовых антагонизмах в американском обществе обострился вновь с предельной остротой. Прошла серия антивластных волнений «цветных». Беспорядки из Фергюсона распространились по другим американским города. Рейтинг Обамы достиг к ноябрю рекордно низкого уровня. По-видимому, в обозримой перспективе темнокожего президента в США больше не будет. Не исключено, что его образ дезавуировался преднамеренно. Фигуры, вроде Дженнифер Псаки, и вовсе представляли Белый Дом в комическом виде. Геополитическое американское продвижение было, как минимум остановлено. В военно-политическом плане США столкнулись с фронтальным противоборством России. Геоэкономически в 2014 году, как объявили многие экспертные агентства, в результате изменения методологии расчета ВВП было зафиксировано, что Китай обошел Соединенные Штаты.

В условиях российско-американского противостояния Поднебесная явилась главным бенефициаром истекшего года. Воссоздается выстраиваемая еще в бытность Сталина и Мао геополитическая антиатлантистская ось Москва-Пекин. В рамках БРИКС ставится вопрос о внедолларовом торговом обороте. Захлебнулась реализуемая как американский проект феерия «арабской весны». США так и не смогли свалить режим Асада. Белый Дом идет на уступки в отношении Тегерана и неожиданно в конце года — и Гаваны. Развертывавшаяся первоначально по американскому сценарию очередная «цветная революция» на Украине дала сбой в Крыму и Донетчине.

В этих условиях США сосредоточивает главное направление удара против России. Факт сетевой американо-российской войны становится в 2014 году очевидным. Не оправдался расчет, что Европа может занять в отношении России самостоятельную от Вашингтона позицию. Запад в антироссийском походе выступил как единая цивилизационная общность. Политическое выше экономического — заявила Меркель в обосновании введения санкций против России. То что сброс цен на нефть и падение курса рубля являлось американским политическим ходом мало кто сомневается. Керри ведет прямой торг: экономическое положение россиян может поправиться, если Россия изменит свою политическую позицию по Украине. Суть предложения американского госсекретаря — «чечевичная похлебка» — в обмен на первородство.

Чего добиваются США в организации экономического давления против России? Свергнуть «путинский режим» за счет одних санкций, очевидно, не получится. Напротив, в среднесрочной перспективе США оказывается в проигрыше. Либо, оказавшись в блокаде, Россия осуществляет реальное импортозамещение и восстанавливает де-факто собственную экономическую суверенность. Либо, бросившись в объятия, КНР она принципиально укрепляет потенциалы Поднебесной. Ни то, ни другое не выгодно, прежде всего, США. Значит, Белый Дом делает расчет на что-то иное. Что-то иное — это организация государственного переворота в России.

Развертка сценария «цветной революции» в России, по-видимому, уже началась. Падение курса рубля, а соответственно, ухудшение материального положения российского населения должно сочетаться с некими политическими выступлениями. Их, по-видимому, и стоит ожидать в ближайшее время. Без них не имела бы смысла и сама атака на российскую экономическую и финансовую систему. Обвал рубля оказывается возможным детонатором «цветной революции». Так же, с резкого ухудшения экономического и финансового положения начинались и все другие «цветные революции» в прошлом. Следующий год должен дать ответ — выстоит ли Россия.

А что же российское руководство? Президент в 2014 году произнес казавшиеся еще сравнительно недавно невероятные для новой кремлевской риторики слова о том, что Запад фактически реализует план десуверенизации и последующего уничтожения Россия. Названа была угроза, связанная с деятельностью «пятой колонны».

Президент фактически констатировал ведомую против России информационно-психологическую войну. Но если на дворе война, то и действовать, очевидно, надо в соответствии с логикой военного времени. Между тем, реализуемые государственные политики по-прежнему связываются с парадигмой неолиберального подхода. Свободный плавающий курс рубля в условиях войны и санкций — мера фактически самоубийственная. Она программирует на поражение. Выстраивание науки и образования под индексы западных рейтингов и цитирования на Западе — из того же разряда.

Россия более двадцати лет интегрировалась в западноцентричную систему мироустройства. Эта система представляет собой модель глобальной корпорации «Запад». Российская властная элита выстраивалась как филиал западноцентричной корпорации. Однако на определенном этапе возникает конфликт. Филиал фактически претендует на создание независимой от Запада корпорации. Суть нового властного курса и состоял в построении корпорации «Россия». В выборе между двумя корпорациями заключался конфликт либерального и условно — консервативного сегмента российской властной элиты путинского периода. В 2014 году корпорация «Запад» и корпорация «Россия» вступили в прямую конфронтацию. В виде корпорации шансы России в этой борьбе ничтожны. Экономический кризис показывает, что она в этом противостоянии уступает.

Вслед за поражениями возникнет неизбежно вопрос — на какие позиции отступать? А позиция есть только одна — Россия как цивилизация, с ее исторически выработанными специфичными системами ценностей и жизнеустройства. От корпоратократической модели придется отказаться в пользу модели цивилизационной. Именно так, на позиции цивилизационной России пришлось вернуться большевикам в условиях войны с нацистской Германией.

Наступающий 2015 год формулирует для власти развилку сценарных возможностей:

1. быть сметенной наступающей корпорацией «Запад»;

2. капитулировать через сдачу противникам определенных персоналий;

3. изменить модель жизнеустройства, и, пройдя через путь преображения, победить.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

11099
51221
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика