Внешняя политика

Российско-вьетнамский альянс: о перспективах российскоцентричной мировой альтернативы

Российско-вьетнамский альянс: о перспективах российскоцентричной мировой альтернативы

Событие: Президент России во вторник прибыл с официальным визитом во Вьетнам, для того чтобы продвигать двусторонние отношения между двумя странами. Владимир Путин высказался в пользу вступления Вьетнама в Таможенный союз, в который входят Россия, Белоруссия и Казахстан.

Комментирует: д.ист.н., Багдасарян В.Э.

Россия сегодня встроена в глобальную западноцентричную мир-систему. Являясь периферией, она получает весь груз проблем, соотносящихся с ее периферийным положением. Принципиальным выходом для страны является строительство собственной российскоцентричной мир-системы. Евразийский Таможенный союз представляет собой одну из потенциальных ниш для реализации данного проекта. Не случайно его формирование так возмущает геополитических противников России. Напомним оценку Хилари Клинтон: «Это попытка воссоздать Советский Союз в регионе. И хотя это называют иначе, это называют таможенным союзом, это называют Евразийским Союзом или чем-то в этом роде, тут не может быть ошибки. Мы знаем, какова его цель и мы пытаемся найти эффективные способы замедлить его создание или предотвратить его».

И вот - возникает перспектива заключения договора о свободной торговле между Евразийским Таможенным Союзом и Вьетнамом. Конечно, таможенный союз это далеко не мир-система, каковой являлась международная система социализма. Конечно, договор о свободной торговле это далеко еще не членство в таможенном союзе. Но сам по себе предпринятый шаг в направлении сближения с Вьетнамом это уже заявка на начало политики альтернативного мир-строительства.

А что такое Вьетнам на карте современного мира?

Вьетнам, в отличие от России, не отказался от прежней социалистической платформы развития. Принятая уже в 1992 году новая вьетнамская Конституция, заявляет следующие стратегические ориентиры: «На основе марксизма-ленинизма и идей Хо Ши Мина, исполняя Программу построения социализма в переходный период, вьетнамский народ, воодушевленный единой солидарностью, проникнутый духом самостоятельности, строит свою страну, ведет независимую, суверенную, мирную внешнюю политику, солидаризируется с народами всех стран, неукоснительно соблюдает Конституцию с тем, чтобы достичь больших успехов в деле построения, обновления и защиты Родины». Как это отличается от либерального пафоса Конституции Российской Федерации!

Вьетнамская экономика одна из наиболее динамично развивающихся мировых экономик. По величине валового внутреннего продукта Вьетнам находится выше Белоруссии. Вьетнамская армия входит в десятку крупнейших армий мира. А по численности резервистов она и вовсе вторая. При этом Вьетнам занимает второе (после Коста-Рики) место по международному индексу счастья. Интегральный показатель жизнеспособности Вьетнама, таким образом, достаточно велик.

Но главное – Вьетнам – государство-символ в мировом глобальном противоборстве. В период холодной войны ему удалось нанести поражения двум основным современным претендентам на мировое лидерство – и США, и Китаю. Путь встраивания как в американоцентричную, так и китаискоцентричную мир-систему для Вьетнама не приемлем. Культурные травмы обеих войн еще достаточно сильны. Между Вьетнамом и КНР существуют к тому же острые территориальные разногласия. Эксперты говорят о вероятности вооруженного конфликта. Соответственно Вьетнаму в перспективе усиления борьбы за новый передел мира надо найти полюс притяжения. В одиночку Вьетнам в этой борьбе не выстоит. Ориентиры – Китай и США исключены. Остается единственный сценарный расчет – на восстановление геополитической мощи прежнего союзника по «холодной войне» – России.

Если партнерство Россия – Вьетнам не ограничится исключительно таможенной сферой, а распространится на сферу военного сотрудничества, то это изменит геополитический расклад сил в регионе. Военный флот России в приэкваториальной зоне – это серьезно. Возникает вопрос - зачем нужно было в 2001 году эвакуировать российскую военную базу из вьетнамского порта Камрани, чтобы через двенадцать лет добиваться ее восстановления? Но если уж союз, то Россия должна быть готова защищать своего союзника.

Реинтеграция не должна ограничиваться пространством «ближнего зарубежья». Следует вести речь не о региональной реинтеграции, а о восстановлении системы мировой альтернативы. Пока для этого не хватает главного – наличия идеологического проекта новой интеграционности. Надо дать принципиальный ответ, на какой идейной платформе может быть выстроен альянс столь различных государств, как Россия, Вьетнам, Иран, Сирия, Венесуэлла.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
Рейтинг@Mail.ru