Садисты и «мальчик»

Садисты и «мальчик»

Пытки в российских тюрьмах — это система. И попасть в ее жернова может даже тот, кто сам в ней работал.

Свежая новость: «В Брянске сотрудник колонии случайно до смерти запытал заключенного…» Сначала пристегнул мужчину наручниками к столу, потом завязал ему лицо простыней — наверное, чтобы не нервировал своими воплями. Собственно, на этом все и закончилось — подготовленный к «воспитательным мерам» умер, задохнувшись.

Самое поразительное, что новая пыточная история случилась уже когда вовсю бушевал скандал с истязаниями в колонии под Ярославлем. То есть приказа по ведомству повременить с «воспитательными мерами», пока шум не затихнет, скорее всего, не было.

Даже напротив — замруководителя ФСИН Анатолий Рудый на всю страну заявил, что избитый заключенный Евгений Макаров сознательно провоцировал сотрудников ярославской колонии ИК-1: «Он допустил 136 нарушений». Видимо, только на 137-й раз измученные охранники были вынуждены пригласить зека на «воспитательную беседу», во время которой тот несколько раз терял сознание, а 17 (!) человек продолжали сменять друг друга на пыточном конвейере. И если бы не видеозапись, попавшая к адвокату Макарова, вполне могло бы выясниться, что злостный нарушитель порядка сам себя и лупил резиновыми дубинками по пяткам, подлец такой.

Как сами собой выпадают задержанные из окон полицейских участков, сами себя вешают в камерах, сами набрасываются на сотрудников органов, провоцируя их на ответные действия. Причем все чаще и чаще.

Верят в это «они сами», конечно, только совсем уж слепоглухие граждане. Скорее, в обществе сложился некий стыдный консенсус: не в наших силах пыточно-правоохранительную систему изменить, а потому надо лишь молиться, чтобы случайно не попасть в этот филиал ада.

Первый замдиректора ФСИН Анатолий Рудый

Но иногда ворота ада открываются и с черного хода. Как, например, произошло с одним из очевидцев (если не участником) пыток в Ярославле. «Я сегодня узнала, что среди тех, кто пытал заключенного в ИК-1, есть мальчик, который в этой самой колонии практику проходил. Якобы он лишь присутствовал при пытках, но участия в них не принимал. Его мама опасается, что сейчас, когда видео по сети разошлось, мальчика могут убить. Короче, она подала жалобу на тех, кто это видео распространил. У меня полный когнитивный диссонанс… Я ничего не понимаю… И маму тоже…» — пишет женщина в Facebook.

А что тут непонятного? Мама этого «мальчика» тоже наверняка думала, что ее близких эта пыточная система не коснется, а сын просто найдет хорошую стабильную работу в «органах». Но при нынешней системе российского правосудия, когда мало кто верит в справедливость и независимость официального суда, соцсети становятся современным судом Линча. И тут уж неважно, рядом мальчик стоял, пока «негра линчевали» (пытали заключенного), или сам руку приложил.

На мой взгляд, маме не грустить, а радоваться надо, если ее «мальчик» попадет под кампанию борьбы с пытками и не сделает карьеры во ФСИН. Станет садовником, к примеру, а не садистом в погонах. Ведь банальность зла вырастает именно из таких вот «мальчиков», которые рядом стояли и глазки прикрывали. Об этом много написано, но не грех и повторить.

Помню, несколько лет назад я все выпытывала у одного хорошего судьи, сегодня уже бывшего, почему российские судьи, даже женщины, в подавляющем большинстве такие немилосердные? Ведь наверняка они заботливые мамы, и сериалы всякие любят про любовь и справедливость. А он вспомнил, как его в свое время поразило, что и в НКВД, и в гестапо узников называли одинаково — «бревна». Обработал сотрудник свой «материал», почки поотбивал — и домой. Там у него детишки красивые, жена ухоженная — оперу слушает. Да и сам он кошечек любит… Такая схема деперсонализации широко используется силовиками. Они человека в подсудимом и тем более осужденном уже не видят, потому и не страдают потом бессонницей. В чистом виде банальность зла. Этот термин ввела в обиход философ Ханна Арендт, изучая материалы судебного процесса над Адольфом Эйхманом, отвечавшим у нацистов за депортацию евреев со всей Европы. В своей книге Арендт подробно раскрывает механизм, как «нормальный» человек — не садист или сумасшедший, а всего лишь «послушный исполнитель», строго соблюдающий законы, — сам того не осознавая, становится преступником.

Кому интересно, может легко найти текст в интернете.

Если вкратце, философ делает вывод, что главными составляющими этого превращения обывателя в палача являются глупость (как неспособность подводить частное под общее, оценивать причины и последствия своих действий), а также ложь и самообман. Мол, начальство знает, что делает, а я — человек маленький, могу и не понимать всего… Бороться с этой банальностью зла, чтобы она не выросла в массовое людоедство, можно только одним способом — громко называя имена всех причастных: и кто сам руку приложил, и кто рядом стоял, и кто видеозапись пыток смотрел, да ничего преступного в ней не увидел. Называя и наказывая и непосредственных садистов, и их руководителей как преступников, а не просто увольняя от греха подальше, чтобы через 3–5 месяцев принять на работу в другую колонию. Общество должно требовать этого даже из простого чувства самосохранения.

Конечно, система (а пытки у нас, повторюсь, сегодня именно система) будет обороняться. И, как мама того «мальчика», не столько с пытками бороться, сколько с тем, чтобы их свидетельства не утекали в сеть, не оказывались в руках адвокатов и правозащитников. Но если уж даже во время войны многие находили в себе силы действовать по совести, а не по приказу, то очень хочется верить, что и в наши относительно мирные времена далеко не все в «системе» — законченные изуверы.

Тем более что обнародование доказательств пыток вовсе не требует героизма сродни выбору между жизнью и смертью. Если, конечно, не усыплять свою совесть заклинаниями, что ты лишь исполнитель государственной и начальственной воли — и что от тебя лично «ничего не зависит».

Виктория Волошина

Источник


Автор Виктория Леонидовна Волошина — яркий журналист, публицист. В журналистике с 90-х годов. Работала политическим обозревателем газеты «Вечерний Петербург», а также в «Московских новостях», «Известиях», «Газета.ру».

Публикация ИА Росбалт.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

10 минут в классе воспитательной работы ФСИН

Сравнительный анализ деяний «сталинских палачей» и палачей — наших современников

Россия грязных сапог против 18-летней девчонки, мечтавшей усовершенствовать мир

Адское пламя

Чернигов и Овертон

Мариуполь. Свидетельства города теней

Дегуманизация жителей Юго-Востока в украинских СМИ

ПНТ: курс — на очеловечивание



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2582
9735
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика