Санкционные товары: уничтожить, чтоб не своровали

Санкционные товары: уничтожить, чтоб не своровали

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии. Актуальный комментарий для РИА ФедералПресс

Отсутствие должного контроля и дисциплины в государственных органах привело к пардоксальной ситуации. С одной стороны на руки чиновников исправно попадает готовая бесплатная продукция — речь идёт о конфискованных контрабандных товарах. Казалось бы, их можно без труда раздать нуждающимся. Но с другой стороны, неспособность ответственных органов проследить дальнейший путь конфискованных товаров не оставляет альтернатив их уничтожению. Эта ситуация является яркой иллюстрацией к несостоятельности госуправления и коррумпированности современного российского государства.

Министерство промышленности и торговли России не намерено ограничиться борьбой с незаконно ввезенными в страну продуктами питания. В ближайшее время ведомство выйдет с предложением об уничтожении контрабандных меховых изделий по аналогии с санкционными продуктами.

Инициативу производителей можно понять. В то время, как они работают, соблюдая российское законодательство и уплачивая все положенные налоги и взносы, дешевый контрабандный товар валом идет из-за границы отбивая у отечественных текстильщиков существенную долю внутреннего рынка. Вслед за пищевиками производители одежды решили воспользоваться темой санкционного противостояния России с Западом для лоббирования своих интересов. Поддержка депутатов предложения отраслевиков также понятна и похвальна, только вот выглядит она как популистский ход или желание привлечь к себе внимание. Не совсем понятно, что было сделано ранее соответствующими думскими комитетами для того, чтобы пресечь заполонивший российский рынок контрафакт.

Почему только сейчас встал вопрос о необходимости жестких мер для защиты отечественных производителей? И заметьте, предложение последовало от самих производителей, а не из профильных министерств и ведомств. Ясно, что инициатива укладывается в логику санкционной войны России против западных стран — именно поэтому предлагается уничтожать именно продукцию из ЕС. Однако нелогичность таких действий сохраняется. Ведь европейский текстиль занимает меньшую часть российского рынка, наибольшая доля серого импорта идет из Азии, в особенности из Китая. Как быть с этой частью контрафактного потока?

Текстильная отрасль имеет большое значение для страны, ввиду того уровня занятости, который она обеспечивает. Кроме того, легкая промышленность важна с точки зрения национального престижа. Неспособность страны обеспечивать себя простейшими потребительскими товарами всегда болезненно воспринимается населением. Советский Союз опередил США в космической сфере, однако это не особо интересовало население, грезившее о джинсах и гамбургере. Именно поэтому во время перестройки сотни тысяч человек выходили на улицы Москвы фактически с требованием уничтожить СССР во имя построения „колбасно-жвачного рая“.

Поддержка предложения Ассоциации текстильщиков со стороны правительства не приведет к исчезновению европейских товаров из российских бутиков. Речь идет лишь о ликвидации контрабандной части товаропотока. Однако не стоит надеяться и на то, что столь жесткие меры позволят освободить для российского текстиля значительную часть отечественного рынка от недобросовестной зарубежной конкуренции. Европейский сегмент не является доминирующим в российском потреблении одежды. Да и КПД у предложенной схемы явно будет не стопроцентным. Например, доля задерживаемой санкционной пищевой продукции, по признанию Россельхознадзора, составляет всего лишь 20%.

Если правительство разрешит уничтожать европейский текстиль, это будет выглядеть достаточно забавно. Таким образом, государство пойдет на полумеры для защиты отечественных производителей одежды после того, как само ранее усугубило их положение, втащив Россию в ВТО. В результате вступления в ВТО минимальные ставки импортных пошлин снизились в 1,5 раза, что повлекло падение конкурентоспособности отечественного текстиля. Для настоящей поддержки текстильного производства помимо эффективной борьбы со всепоглощающей контрабандой требуется также снизить налоговую нагрузку и облегчить доступ производителей к кредитным ресурсам. Если снижение налогов в условиях кризиса и бюджетного дефицита трудноосуществимо, то вот создать систему целевого инвестиционного кредитования предприятий правительству никто не запрещает. Тем не менее, оно продолжает упорствовать в сжатии денежной массы, завышении процентных ставок и отсечении производителей от кредита.

Вообще, конечно, необходимость уничтожать импортные товары, будь то продукты или текстиль, ярко показывает, насколько неэффективно работает российское государство и насколько оно поражено коррупцией. И еду, и одежду можно было бы раздать нуждающимся категориям россиян, отправить в качестве гуманитарной помощи на Донбасс, или использовать каким-либо иным способом на благо людям. Однако нет никакой гарантии, что конфискованный товар не пойдет на черный рынок. Напротив, есть скорее гарантия в обратном. Да и российская гуманитарная помощь Донбассу, судя по рассказам местных жителей, регулярно попадает на полки магазинов, а не в руки населения. Вот и выходит, что единственный способ пресечь незаконный поток товаров — сжигать их под камеру прямо на границе. Но и такой вариант не дает гарантии, что конфискат не будет перепродан, ведь камера не в состоянии определить, сколько именно хамона или Gucci было раздавлено под тракторными гусеницами — тонна, две или пять.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Не за то отец сына порол…

Сулакшин С.С. «Методологический подход к проекту о государстве и справедливости»

Лишние люди в большой игре

Уничтожение «санкционных» продуктов только нервирует людей

Сельское хозяйство в условиях санкций: а есть ли поддержка?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3546
12245
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика