Счастья полная страна

Счастья полная страна

Российские власти придумывают, как заставить народ радоваться, несмотря на падающий уровень жизни. И заходят в своих фантазиях довольно далеко. Пессимистов — штрафовать, ипохондриков-рецидивистов — под арест.

20 марта в мире отмечается День счастья. Утвердили его семь лет назад на Генассамблее ООН, чтобы правительства не забывали, что не все на свете измеряется деньгами, а ВВП — далеко не самый объективный показатель уровня благосостояния нации.

Кажется, российским чиновникам эта мысль очень понравилась: если уж ВВП удвоить не получилось, то счастья нам точно не занимать. И чем больше в России нищих, тем чаще с высоких трибун звучат размышления о том, как сделать народ если не богаче, то счастливее.

Путин, Кудрин, Орешкин призывают учитывать «индекс счастья» при оценке развития российской экономики. А Валентина Матвиенко недавно и вовсе заявила: «Было бы правильно, чтобы мы замеряли, как каждое наше решение, действие сказывается на людях, становятся ли они более счастливыми. Мы хотим, чтобы все в России были счастливы, чтобы это была страна счастливых людей».

В качестве примера Матвиенко привела министерство счастья и благосостояния, созданное три года назад в Объединенных Арабских Эмиратах. По ее словам, ведомство проводит экспертизу готовящихся нормативных актов и имеет право наложить на них вето, если они испортят жизнь согражданам.

Звучит, конечно, позитивно и демократично. Хотя кто мешает главе Совфеда и ее коллегам уже сегодня рассматривать все законопроекты именно с этой точки зрения? Неужели только отсутствие отдельного министерства и выделенного на «повышение уровня счастья» бюджетного финансирования?

Взять, скажем, недавно одобренные Советом федерации законы о фейковых новостях и неуважении к власти. Как они скажутся на людях? С одной стороны, народная мудрость гласит: меньше знаешь — крепче спишь, а сон, как известно, позитивно влияет на настроение. С другой — есть большие подозрения, что блокировать начнут не столько недостоверные, сколько любые негативные и тревожные сообщения. Например, во время большого паводка в Чите летом этого года власти были сильно недовольны «паникой» в соцсетях. Но именно благодаря этой «панике» (официальные лица молчали, будто воды в рот набрали) в регион подтянулись волонтеры, помогли утопающим покинуть дома, спасти хотя бы часть имущества, а то и жизнь. Сегодня паникеров заткнули бы штрафами, а читинцы захлебнулись во сне в счастливом неведении.

Теперь о непочтении к чиновникам. Конечно, большинство граждан мечтают иметь власть, которую можно уважать, а не материть. Но что делать, к примеру, питерцам, которые этой зимой пробирались по городу как сталкеры, через каждые два метра падая на льду, а через три — получая по башке сосулькой. Им как сдержать рвущиеся наружу эмоции? Психологи не дадут соврать — ругающих и высмеивающих власть надо не штрафовать, а премировать. Негатив нельзя загонять внутрь, иначе последствия непредсказуемы. А так — выругался от души, и на сердце легче. Даже со сломанной ногой или пробитой головой.

Оценивать резкое повышение пенсионного возраста — назовем его уважительно реформой — в этих координатах и вовсе страшновато. Судя по стремительно падающим рейтингам президента, счастливее от этого россияне точно не стали. Как и богаче.

Не в деньгах счастье — все чаще проповедуют с начальственных трибун. Если счастье измерять по этой формуле, то да, мы прямиком движемся в светлое будущее. Тогда и все эти повышения тарифов, НДС, налогов, охота за самозанятыми и садоводами-огородниками объяснимы — начальство просто не хочет, чтобы лишняя копейка помешала нам достичь полного блаженства.

В других странах «индекс счастья», который так заворожил российских экономистов, высчитывается несколько иначе. За основные слагаемые берут субъективное восприятие благополучия, ожидаемую продолжительность жизни, экологическую безопасность, свободу жизненного выбора, уровень социальной поддержки государства и распространение коррупции. Последний показатель, естественно, со знаком минус: чем выше в стране коррупция, тем менее довольны граждане. Говоря проще, «индекс счастья» растет там, где люди чувствуют справедливость и надежду на лучшее.

Очевидно, что по этим критериям россиянам до счастья, как Рогозину до Луны. Продолжительность жизни у нас хоть и увеличивается, но те, кто доживет до новой пенсии, скорее всего, не сильно разорят государство. Экологические проблемы нарастают — только против строительства завода на берегу Байкала по разливу воды для Китая петицию подписали почти миллион человек, все чаще разгораются мусорные войны граждан с властью. Про свободу жизненного выбора, уровень соцподдержки, снижающийся год от года, и коррупцию, которую в России признают чуть ли не как опору суверенитета, и говорить не приходится. Конечно, остается главный критерий — субъективный. С ним у нас все хорошо. В конце прошлого года ВЦИОМ рапортовал: 84% опрошенных социологами россиян заявили, что они счастливы или «скорее счастливы». А для остальных 14% можно просто принять закон о запрете быть несчастливыми.

Пессимистов — штрафовать, ипохондриков-рецидивистов — под арест. И вся страна будет в полном счастье. Во всяком случае, пока хватит мест в тюрьмах. У дураков, как говорится, и счастье глупое.

А если вы думаете, что такой закон невозможен, оглянитесь лет на пять.

Разве можно было тогда представить, что за критику власти, пусть даже в не самых парламентских выражениях, будут на полном серьезе штрафовать и сажать.

Причем люди, принимающие эти законы, сами же над ними и потешаются. Мечтающая о народном счастье Матвиенко тут недавно похвалила «креативных» граждан, пересказав на заседании Совфеда свеженький анекдот: «Ругаешь власть — попадаешь под закон о неуважении к власти, хвалишь — под закон о фейковых новостях». И сенаторы дружно захохотали. Кажется, в этот момент они были счастливы.

Виктория Волошина

Источник


Автор Виктория Леонидовна Волошина — яркий журналист, публицист. В журналистике с 90-х годов. Работала политическим обозревателем газеты «Вечерний Петербург», а также в «Московских новостях», «Известиях», «Газета.ру».

Фото Леонида Смирнова, ИА «Росбалт»



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
1319
3118
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика