Шотландия останется британской

Шотландия останется британской

Событие: 18 сентября 2014 г. в Шотландии состоялся референдум о независимости. Большинство избирателей (55,3 %) проголосовало против выхода из состава Великобритании.

Комментирует: эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев


Британское правительство рассматривало шотландский референдум, прежде всего, как политтехнологию. В 2012 г. все опросы показывали значительное превосходство противников независимости: за независимость готовы были проголосовать чуть более 30 % избирателей, против – около 55 %. Правительство Кэмерона посчитало, что итоги референдума нанесут удар по Шотландской национальной партии (ШНП), имеющей большинство в шотландском парламенте. Поэтому Лондон не стал препятствовать референдуму и пообещал признать его результаты.

В целом, этот расчёт оправдался. Лишь в последний месяц предвыборной кампании рейтинг сторонников независимости существенно вырос – до 45 %. Отдельные опросы даже фиксировали возможность их победы, однако были единичными. Противники независимости имели ряд неоспоримых преимуществ: во-первых, за них были готовы проголосовать не менее 60 % пожилого населения (отличающегося наибольшей активностью на избирательных участках), а, во-вторых, в ряде южных районов и городов (в т.ч. столице – Эдинбурге) их поддержка не падала ниже 60 %.

Споры о том, следует ли Шотландии стать независимым государством, в основном, свелись к обсуждению, будет ли ей это выгодно. Активнее всего обсуждалось, что станет с фунтом, с членством в ЕС, с режимом пересечения границы с Англией и т.п. Вопрос о национальной идентичности, казалось, отошёл на второй план: у Англии и Шотландии общий язык, общая политическая культура, несколько столетий общей истории, общий образ жизни. Количество убеждённых сторонников независимости составляло около 30 % населения, а неопределившиеся избиратели, за которых шла борьба, прежде всего, интересовались, улучшит ли независимость их благосостояние или нет.

Для того, чтобы расширить общественную поддержку, ШНП отказалась от некоторых программных требований – например, от требования выхода Шотландии из НАТО. И населению страны, и западным элитам сторонники независимости посылали сигнал: с получением независимости ничего не изменится: страна останется в ЕС (с небольшим перерывом), по-прежнему будет союзником США, сохранит британский фунт, монархию и т.п. Противники независимости подавали те же темы в негативном ключе: стране придётся вводить собственные деньги, заново вступать в ЕС (что может занять долгие годы), создавать собственные вооружённые силы и др. Создавалась странное впечатление – ведь историческим фоном для возникновения большинства новых государств был не рациональный подсчёт выгод и издержек, а подъём национального чувства или масштабные исторические события. Это не вполне соответствовало образу «исторического» события, тиражируемому британскими СМИ.

США и другие западные страны подыгрывали британскому правительству. Создания нового независимого государства не хотел никто. Для США важным было сохранение оборонного потенциала своего главного союзника в Европе: отделение Шотландии породило бы для Британии множество проблем – от необходимости решать вопрос с местом базирования подводных лодок с ядерным оружием до усиления этнополитических проблем в Северной Ирландии. Для стран Западной Европы было важно не выпустить из бутылки джинна «регионального сепаратизма», что могло бы ударить, в первую очередь, по Испании, во вторую – по Бельгии, а также по Италии, Румынии, Словакии и Франции.

То, что в последние недели количество сторонников независимости Шотландии стало расти, вынудило британские власти и США пренебречь некоторыми условностями. Так, через СМИ стали активно распространять сведения о том, что королева Британии выступает против независимости (хотя королева должна оставаться нейтральной в политических дискуссиях). С открытым письмом выступили четырнадцать бывших министров обороны и высокопоставленных военных (что в ШНП восприняли как нарушение принципа неучастия армии в политической борьбе). За день до референдума в «твиттере» Барака Обамы появилось сообщение о том, что он рассчитывает на сохранение единой Великобритании (что можно воспринять как отход от принципа невмешательства во внутренние дела).

То, что на Западе были категорически против отделения Шотландии от Великобритании, подтвердили и первые комментарии западных политиков по итогам референдума – в т.ч. заявления главы Еврокомиссии, спикера Европарламента и генсека НАТО. Пожалуй, наиболее ясно выразил общее настроение чешский премьер Богуслав Соботка: по его словам, исход референдума «стал небольшим доказательством того, что мир ещё не полностью сошел с ума».

На самом деле, политическим элитам Западной Европы радоваться рано. Несмотря на то, что вопрос о независимости Шотландии откладывается как минимум на десятилетие, всё сложнее становится этнополитическая обстановка в другом проблемном регионе – Каталонии. Ситуация в Каталонии намного сложнее, чем в Шотландии. Во-первых, большинство населения (около 55 %) выступает за независимость. Во-вторых, правительство Испании не признаёт права Каталонии на референдум, назначенный региональными властями на ноябрь 2014 г. В-третьих, в Каталонии намного ярче выражается национальное чувство – поэтому голосование в Каталонии, если оно состоится, не будет напоминать референдум в Шотландии. В центре внимания будет не подсчёт выгод и издержек отделения, а этнические и исторические споры.

Что касается России, то ей не следует опасаться волны региональных сецессионсистких движений в странах Западной Европы. Политические процессы в России и странах ЕС слишком обособлены друг от друга, чтобы тот или иной случай (шотландский или каталонский) создавал прецедент для России. Единство России, так же как и единство Великобритании или Испании, зависит, в первую очередь, от жизнеспособности государства, а не от тех или иных прецедентов в зарубежных странах, обладающих собственным опытом управления этнополитическими процессами.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2448
8339
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика