Системообразующие предприятия: реальная или фиктивная государственная поддержка?

Системообразующие предприятия: реальная или фиктивная государственная поддержка?

Комментирует эксперт Центра Людмила Кравченко

Министерство экономического развития одобрило перечень предприятий, которым будет оказана первоочередная антикризисная помощь от государства. Фактически, это план поддержки крупного бизнеса, на долю которого приходится около 56,9% ВВП и 68,8% от общего объема произведенной продукции, выполненных работ и услуг. При формировании списка учитывались также такие показатели развития компании, как численность занятых, объемы отчисления в бюджет, доля на рынке и влияние на социально-экономическую стабильность в субъектах РФ.

Однако если предприятие попало в список, еще не значит, что оно непременно получит государственную поддержку.  К нему могут быть выставлены определенные требования по реструктуризации и повышению эффективности. Примечательно, что в список попали не только крупнейшие компании, имеющие стратегическое значение для страны, как аэропорты, авиалинии, но и менее значимые. К примеру, это компания Интеко, ранее принадлежавшая супруге бывшего мэра Москвы, которая сейчас находится в собственности Сбербанка. Не совсем логично включение в список крупнейших ритейлеров: Ашан, Дикси Групп, М.Видео, Метро Кэш энд Керри, Седьмой континент, Тандер (Магнит) и X5 Retail Group (Пятерочка, Перекресток, Карусель и Копейка). При высокой рентабельности в торговле и отсутствии требований сдерживания цен вопрос о поддержке вызывает крайнее недоумение. Сети ведь не несут убытки, а рост издержек тут же возмещают через повышение цен. Эти предприятия вообще не нуждаются в государственной поддержке, в отличие от предприятий производящего реального сектора экономики. Что сказать – лоббизм в действии! 

В российской практике этот список стал уже вторым. Ранее в 2008 году, когда страна также оказалась в тяжелых условиях, но никто не говорил о крупных программах по импортозамещению, список включал около 300 предприятий, из них 34 организации – пищевой промышленности и агропромышленного комплекса.  В этом году под девизом импортозамещения и поддержки сельского хозяйства число таких компаний было даже сокращено до 32. Новый список, представленный МЭР, в целом не стал неожиданностью. Фактически это урезанная версия списка 2008 года.  Но какие противоречия вызывает этот перечень системообразующих организаций?

Во-первых, не прописаны конкретные механизмы и виды государственной поддержки. Упоминалось, что предприятия могут получить бюджетные гарантии в сумме 5 млрд рублей, и только в том случае, если специальная комиссия при оценке рисков вынесет положительный вердикт. А. Улюкаев назвал в качестве мер поддержки также «таможенно-тарифные меры, и предоставление бюджетных кредитов, и другие», то есть, полной ясности нет не только у потенциальных получателей помощи, но и у ведомства, которое этот список составляло.

Во-вторых, на сайте МЭР указано, что попавшему в список предприятию не обязательно оказывается государственная поддержка – «включение организации в перечень не является гарантией предоставления государственной поддержки, равно как и отсутствие организации в перечне не исключает возможности оказания государственной поддержки», но в таком случае в чем смысл этого списка? Представить список крупнейших российских компаний? Отчитаться для галочки? Или просто создать видимость поддержки широкому кругу участников, в то время как реально ее получат десятки? К примеру, по данным депутата Госдумы С.П. Обухова, из 295 предприятий списка 2008 года только 37 смогли получить бюджетные субсидии из федерального бюджета, 10 – государственные гарантии РФ, а 11 – бюджетные инвестиции. Помощь получили в том или ином виде только 40 предприятий, из них одновременно три вида помощи  - 6 предприятий (РЖД и предприятия оборонно-промышленной сферы).  Нефтегазовые компании не получали поддержку, однако применительно к  ним вероятно будет использован другой механизм – финансирование из средств Фонда национального благосостояния.

В-третьих, в списке присутствуют компании, финансирование которых может увеличить отток капитала. Так, удивительным стало попадание Рено Россия в список компаний, ведь 100% акций принадлежат французским инвестором. В списке есть и компании, часть активов которых находится в офшорной юрисдикции (к примеру, около 50% активов Аптечная сеть 36,6 проходит через офшорную юрисдикцию). Обоснованно  предположить, что при детальном изучении списка таких странных компаний можно будет обнаружить еще больше. Так почему же к этим компаниям не выдвигаются более жесткие требования?

В текущих условиях для поддержки компаний в первую очередь необходимо вернуть относительно доступный механизм инвестирования через кредитование, то есть снизить ставку до уровня 5,5%. Пока то, что происходит на рынке, сравнимо с принципом – выживает сильнейший. Государство собственными руками создает условия, при которых выжить на рынке не может никто: обнищание граждан, которое ведет к падению спроса, девальвация и высокая волатильность рубля, что порождает страх у инвестора и производителя, высокая стоимость кредитов. При этом на потенциальную помощь могут рассчитывать только избранные компании и банки: лишь некоторые получат средства на докапитализацию, только часть предприятий сможет воспользоваться государственной поддержкой.  При низкой ставке и стабильном регулируемом курсе рубля (на что ЦБ РФ идти отказался) такой кризисной ситуации в экономике можно было бы избежать. Опять логичным становится предположение, что кризис делается своими руками. Вот только с какой целью? И чьи интересы все это реализует?  Уж точно не российские.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
802
4146
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика