Скандал в Минкультуры: что происходит с реставрацией памятников в России?

Скандал в Минкультуры: что происходит с реставрацией памятников в России?

Андрей Басманов — эксперт Центра Сулакшина

Скандал в Минкультуры, вызванный арестами его высокопоставленных сотрудников, привлек внимание широкой публики к состоянию дел в реставрационной отрасли. Проблемы реставрации объектов культурного наследия до сих пор редко освещались в СМИ и волновали только немногочисленных неравнодушных к культуре граждан и экспертов. Гражданские активисты многие годы пытаются привлечь внимание властей и общественности к грубым нарушениям законодательства в области охраны наследия, ведут неравное противостояние с федеральными и региональными чиновниками, а также крупными застройщиками, имеющими серьезный административный ресурс. Теперь же всей стране была продемонстрирована «коррупционная ёмкость» этой отрасли культурной политики, причем в организации преступных схем обвиняются люди, входящие в ближайшее окружение министра культуры. 

Узнать о подробностях дела можно из материалов СМИ.

О наличии серьезнейших системных проблем с охраной памятников специалисты говорят уже давно, достаточно обратиться к материалам на сайтах «Хранители наследия» и «Архнадзор». Согласно многочисленным расследованиям общественников, принцип выделения средств на реставрацию тех или иных объектов культурного наследия во многих случаях заставляет подозревать коррупционный интерес чиновников. Относится это и к целому ряду памятников, которые реставрировались по заказу Минкультуры: в частности, к важнейшим объектам культурного наследия нашей страны. 

Огромные деньги выделяются на реставрацию отдельно взятого памятника или исторического комплекса, причем, по мнению экспертов, этот объект в столь значительных вливаниях не нуждается. В качестве примера можно назвать Новоиерусалимский монастырь под Москвой, где была избрана нецелесообразная концепция реставрации: вся работа по реставрации объекта, которая велась на протяжении 50 лет, была признана неправильной, здания разобраны и возвращены к состоянию 1941 года. По сути, было решено отстроить храмы заново, в соответствии с новым проектом, который к тому же подвергся критике со стороны экспертов.

Министерство культуры — конечно, не самое богатое, но на реставрацию памятников ежегодно выделяются большие деньги — десятки миллиардов рублей. Встает вопрос: как распорядиться этими средствами? Для их эффективного расходования необходимо наличие в стране системной культурной политики, в основе которой лежат чётко прописанные и обоснованные приоритеты. У нынешнего Минкультуры такой политики пока нет, иначе невозможно объяснить, почему миллиарды рублей, на которые можно было бы отреставрировать сотню сельских храмов и множество усадеб, могут тратиться на один объект, будь то Троице-Сергиева лавра или Новодевичий монастырь, которые и так не бедствуют. Одна усадьба Архангельское получила из бюджета 4 млрд рублей на развитие, при том, что проект предполагает строительство многочисленных новоделов под видом реставрации, что исказит облик памятника.

Подобное распределение трат не создаёт системного эффекта в общем положении дел с памятниками в стране, тысячи из которых находятся на грани обрушения и нуждаются в срочном ремонте. Министерство культуры должно осуществлять государственный надзор за составлением смет реставрационных работ, опираясь на мнение экспертов, стараться распределять средства на те объекты, которые действительно нуждаются в реставрации. При этом экспертный орган при Минкультуры существует — это научно-методический совет, куда входят признанные специалисты, однако ведомство от раза к разу игнорирует его заключения. 

Возьмём в качестве примера ситуацию со строительством музейного комплекса в охранной зоне Соловецкого монастыря. Проект нового здания был жестко раскритикован и научно-методическом советом при министерстве, и Общественной палатой РФ — тем не менее, министерство не остановило строительства. Все это свидетельствует, как минимум, об управленческой неэффективности. Да и сложно говорить об эффективности, когда на протяжении четырех лет четырежды меняется глава ключевого департамента культурного наследия. Разумеется, в условиях такой кадровой чехарды никакая долгосрочная системная работа невозможна.

Мягко говоря, странные решения принимаются также в отношении охранных зон и музеев-заповедников. Так в г. Радонеж почти на 2000 га была сокращена охраняемая территория, прекращены судебные иски по усадьбе Архангельское, земли которой уступлены коммерческим структурам и т. п. Стало обычной практикой принимать необоснованные решения, которые не учитывают мнение экспертов и наносят вред объектам культурного наследия. Такая практика заставляла говорить о коррупционном интересе в этой сфере, теперь же подозрения подтверждаются и данными следственных органов.

Важно сказать о том, что возникший вокруг Минкультуры скандал несёт немалую угрозу — в массовом сознании при помощи СМИ может закрепиться связь реставрации памятников с хищением бюджетных средств, и тень ляжет на всю реставрационную отрасль, которая и так очень уязвима и имеет массу проблем. Если разговоры о необходимости выделить средства на сохранение памятника будут вызывать ропот и недовольство «снизу», деятельность защитников наследия значительно затруднится, а власти могут пойти на урезание финансирования реставрационных работ, особенно в условиях экономического кризиса. Это, пожалуй, худшее, что может произойти в связи с кампанией вокруг Минкультуры.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Коррупция

Нужно ли культурное наследие путинской России?

Кто не кормит свою культуру, будет кормить чужую армию



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
696
30427
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика