События в Турции. От трагедии к волнениям

События в Турции. От трагедии к волнениям

Одна из самых страшных техногенных катастроф в истории Турции, случившаяся 13 мая на шахте в Соме, унесла по меньшей мере 284 жизни.
"Эта шахта всесторонне инспектировалась 11 раз с 2009 года", — заявил сегодня официальный представитель правящей партии Хюсейн Челик, пытаясь "открестится" от ответственности за трагедию, которую возложили на Премьера страны Эрдогана участники начавшихся после трагедии волнений.

Комментирует эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Игорь Путинцев

Трагедия в Соме и массовые акции протеста нанесли ещё один удар по внутриполитическим позициям Премьера Реджепа Тайипа Эрдогана – после волнений на площади Таксим и коррупционного скандала. Противники Премьера в турецкой элите могут воспользоваться ситуацией, чтобы усилить давление на Эрдогана и добиться его ухода из большой политики.

В правление Эрдогана были нарушены традиционные правила игры в турецкой политике. Армия в Турции считается хранителем светских устоев и является своеобразным «государством в государстве». Генштаб неоднократно отстранял от власти законных руководителей страны, беря на себя роль верховного арбитра турецкой политики – так было во время военных переворотов 1960, 1971 и 1980 гг., «мягкого переворота» 1997 г. Должность президента и высшие судебные органы использовались армией как инструменты влияния на политику, сдерживания возможностей тех лидеров, которые пользовались поддержкой происламски настроенной части избирателей.

В 2000-е гг. Эрдогану удалось выйти за рамки этих правил и конвертировать широкую народную поддержку в укрепление позиций правительства в отношениях с армией. Влияние армии было ослаблено: в ходе беспрецедентных судебных процессов сотни офицеров осуждены за подготовку государственного переворота, ставленник премьера Абдулла Гюль занял должность президента, изменён порядок формирования конституционного суда, введена прямая процедура выборов президента и др.

Эти перемены были возможны, во-первых, потому, что был высок рейтинг правящей партии  (результаты партии Эрдогана на выборах выросли с 34 % в 2002 г. до 50 % в 2011 г.), а, во-вторых, потому, что турецкого премьера поддержала значительная часть элиты, в т.ч. руководство правоохранительных структур. Армия не решилась на государственный переворот – вероятно, опасаясь массовых народных выступлений сторонников Эрдогана.

Сейчас ситуация меняется. Рейтинг правящей партии и лично Эрдогана снижается по сравнению с 2011 г., в то время оппозиция наращивает не только популярность, но и политическую активность. В то же время, раскол произошёл внутри тех элитных сил, которые выступали солидарно в 2000-е гг.: так, произошла открытая ссора Эрдогана с влиятельным лидером движения «Хизмет» Фетхуллахом Гюленом, в результате коррупционного скандала были уволены несколько членов правительства, руководство прокуратуры, сотни судей и полицейских начальников, а разногласия между Эрдоганом и прежде лояльным ему президентом Гюлем перешли в публичную плоскость. Был также освобождён из заключения Илькер Башбух – бывший глава генштаба, наиболее высокопоставленный военный из числа осуждённых за подготовку государственного переворота.

Всё это свидетельствует о серьёзном ослаблении позиций турецкого премьера. Различные элитные группы, поддержавшие в своё время Эрдогана, не готовы признать за ним право на абсолютную власть. Турецкая политика в послевоенный период всегда была мозаичной, в ней не допускалось доминирования отдельных политических сил и лидеров. Эрдоган стал исключением из общего правила как по продолжительности правления, так и по объёму сосредоточенной в его руках реальной власти.

Атака на турецкого премьера (волнения на площади Таксим в Стамбуле и коррупционный скандал) произошла в «нужный» момент. Из устава правящей партии следует, что турецкий Премьер не может занимать должность более трёх сроков: следовательно, в 2015 г. Эрдоган должен уйти в отставку.

Выходом для него могло бы стать либо изменение устава, либо избрание на должность президента в августе 2014 г. (причём идеальным сценарием было бы проведение конституционной реформы и расширение президентских полномочий). Именно перед решением этих вопросов противники Эрдогана нанесли по нему два мощных удара – причём если события на площади Таксим могли начаться стихийно (и затем получили «цветную» раскрутку), то коррупционный скандал явно был спланирован заранее.

Вследствие того, что Эрдоган стал терять поддержку населения и своих сподвижников, он не смог внести изменения ни в конституцию, ни в устав правящей партии. Теперь максимум, на который он может рассчитывать – это избрание президентом с ограниченными полномочиями в 2014 г. и сохранение неформального влияния на правительство. Причём противники Эрдогана будет стремиться «добить» его, поэтому нельзя исключать политической раскрутки таких событий, как трагедия в Соме.

Надо также ответить на вопрос – какую позицию занимают США по отношению к внутриполитическим процессам в Турции? В ссоре Эрдогана и Гюлена важно то, что последний уже многие годы проживает в США. Поэтому при желании у руководства США были бы все возможности, чтобы заблокировать или ограничить его деятельность.

Это даёт основания говорить о том, что США как минимум не против отстранения Эрдогана от власти.
Во-первых, турецкий лидер проводит относительно самостоятельную внешнюю политику – это проявляется в отношениях с Россией, Ираном, иракскими курдами и др. Так, для России особое значение имеет то, что конфликт с Грузией, воссоединение с Крымом и разногласия по Сирии не поставили под угрозу взаимовыгодное сотрудничество с Турцией в энергетике и других сферах. Во-вторых, США не заинтересованы в том, чтобы в турецкой политике появилась ведущая сила, которая не позволила бы внешним игрокам играть на внутренних разногласиях. Более того, США имеют особые отношения с турецким генералитетом. Поэтому Эрдогану вряд ли стоит ожидать поддержки со стороны США.

Материал подготовил Дмитрий Поллит

Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4590
21288
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика