США защитят Японию от Китая?

США защитят Японию от Китая?

Событие: 29 апреля завершились визиты президента США Барака Обамы в страны Восточной и Юго-Восточной Азии – Японию, Южную Корею, Малайзию и Филиппины. В ходе восточноазиатского турне Обама выступил с громким заявлением: он подтвердил, что действие американо-японского договора о безопасности распространяется на территориальный спор между Китаем и Японией вокруг островов Сенкаку. Официальные представители МИД и Минобороны КНР подвергли критике это заявление.

Комментирует: эксперт Центра Игорь Путинцев


Острова Сенкаку (в Китае их называют Дяоюйдао) являются спорной территорией между Китаем и Японией. Из заявления Барака Обамы следует, что США считают острова Сенкаку (Дяоюйдао) территорией, подпадающей под действие договора о безопасности с Японией от 1960 г. По существу, американская позиция по этому вопросу остаётся прежней. На острова Сенкаку (Дяоюйдао) де-факто распространялось действие американской администрации на Окинаве, существовавшей в 1945 – 1972 гг. С того времени США считают, что у них есть обязательства по военной защите этих островов.

Это крайне спорная позиция с правовой точки зрения: признавая сам факт территориального спора между Китаем и Японией, США в то же время распространяют географический ареал своего военно-политического союза с Японией на спорный район. Эта позиция вписывается в общий контекст американской политики в регионе. После того, как в начале 1950-х гг. США воспрепятствовали установлению контроля КНР над Тайванем и подписали Сан-Францисский мирный договор с Японией без участия СССР и КНР и без учёта их интересов, Вашингтон ставит политические интересы выше правовых аргументов в вопросе о территориальных спорах и государственно-правовом статусе отдельных территорий в Восточной Азии.

Несмотря на то, что фактически позиция США по островам Сенкаку (Дяоюйдао) не изменилась, заявление Обамы можно считать значимым политическим событием. Впервые позицию США подтвердил лично президент – это имеет большое демонстративно-символическое значение, а также закрепляет эту позицию на длительный период.

США сознательно играют на болезненной для Пекина теме. Слова Обамы нельзя считать случайной оговоркой: они уже были документально зафиксированы в совместном заявлении США и Японии от 25 апреля. В чём возможные причины таких действий?

Во-первых, заявление США может быть реакцией на рост беспокойства японского правительства в отношении перспектив сохранения военного союза с США. Стремительный рост влияния Китая ведёт к ослаблению геополитических позиций Японии. В политической элите нарастает беспокойство по вопросу, защитят ли США Японию в случае обострения территориального спора с Китаем. Так, в апреле 2013 г. Китай впервые заявил о том, что вопрос об островах Дяоюйдао принадлежит к числу «коренных интересов» Китая. С учётом того, что в совместном заявлении Китая и США в ноябре 2009 г. говорилось о необходимости уважать «коренные интересы» друг друга, опасения Токио усилились. Другим тревожным фактором для Токио стала неспособность США повлиять на Россию по вопросу о Крыме. В этих условиях, Вашингтон заинтересован в том, чтобы не допустить ослабления лояльности Японии – ключевого союзника США в Восточной Азии. Заявление по спорным островам можно рассматривать как средство для достижения этой цели.

Во-вторых, заявление Обамы вписывается в политику США по провоцированию Китая на ужесточение внешнеполитического курса. Значительный рост китайской мощи усиливает стремление США перейти к политике «сдерживания» Китая. Однако к настоящему времени началу полномасштабного «сдерживания» Китая препятствует как высокая экономическая взаимозависимость США и Китая, так и то, что Китай, последовательно проводя курс «мирного развития», практически не даёт поводов, которые могли бы использоваться США для обоснования более жёсткой политической линии.

Соответственно, США прилагают немалые усилия к тому, чтобы спровоцировать Китай на жёсткие меры или жёсткую риторику. Так, США усиливают пропагандистское значение территориальных споров в Южно-Китайском море, активно наращивают политические связи со странами АСЕАН и Австралией, уделяя особое внимание военно-политическим аспектам взаимодействия. Показательными примерами служат размещение военной базы США в Северной Австралии (под Дарвином) и первый в истории визит президента США в Мьянму (одновременно президент Мьянмы Сейн Тейн был объявлен «глобальным мыслителем» № 1 по версии журнала “ForeignPolicy”). При Бараке Обаме США также объявили XXI в. «тихоокеанским веком», провозгласили себя «тихоокеанской державой» и приняли решение сконцентрировать на Тихом океане большую часть (60 %) своих военно-морских сил к 2020 г. Заявление президента США по островам Сенкаку (Дяоюйдао) вписывается в эту логику.

В-третьих, нельзя исключать, что декларация Обамы является проявлением недовольства США в отношении взвешенной китайской позиции по Крыму. Нейтральная позиция Китая фактически благоприятствовала действиям России, а в «крымском послании» Владимир Путин выразил признательность народу Китая. Недовольство Китая серией провоцируемых извне «цветных революций» и неуклонной геополитической экспансией Запада оказалось сильнее, чем недовольство нарушением территориальной целостности Украины. В США понимают, что позиция Китая не позволяет действенно изолировать Россию на международной арене. Попытки Барака Обамы убедить председателя КНР Си Цзиньпина изменить свою позицию на встрече в Гааге не увенчались успехом. Заявление по спорным островам может быть следствием этой неудачной попытки.

Несмотря на все эти соображения, заявление президента США выглядит несбалансированным и не вписывается в основополагающие принципы политики США в рамках «стратегического треугольника» Россия – Китай – США. Эти сугубо реалистические принципы, не испытывающие влияния характерных для США мессианских идей, утвердились с начала 1970-х гг. и связаны с именами Ричарда Никсона и Генри Киссинджера. Вашингтон активно играет на противоречиях Москвы и Пекина, чтобы не допустить их солидарных действий в ущерб интересам США. Осложнение отношений с одной из стран должно компенсироваться сближением позиций с другой страной. Так, непродолжительные сложности в отношениях США и Китая (связанные с событиями на площади Тяньаньмэнь в 1989 г., столкновением двух истребителей в 2001 г.) происходили на фоне достаточно «ровных» отношений Москвы и Вашингтона, а запуск тихоокеанской стратегии Обамы, ориентированной на создание предпосылок для сдерживания Китая, сопровождался «перезагрузкой» отношений с Россией.

Такая стратегия дала существенный сбой лишь однажды – в 1999 г., когда США не учли мнение России и Китая при бомбардировках Югославии. (Более того, американская авиация в ходе бомбардировок нанесла ракетный удар по посольству КНР в Белграде.). Непосредственным следствием югославских событий стало сближение политических позиций России и Китая и создание ШОС в июне 2001 г.

Предпринимая демонстративные шаги по островам Сенкаку (Дяоюйдао) на фоне украинского кризиса, администрация США идёт на довольно существенный риск. Время для заявления по спорным островам выбрано самое неожиданное – в преддверие визита Владимира Путина в Китай. Главная проблема для Москвы – это будущее Юго-Восточной Украины, и следует ожидать, что этот вопрос будет подниматься на переговорах в Шанхае. В этих условиях США, казалось бы, заинтересованы в смягчении политики в отношении Китая, а не в демонстрации своих расхождений с Пекином по чувствительному для него вопросу. Попытка игнорировать интересы как России, так и Китая создаёт стимулы для усиления их политического взаимодействия. В настоящее время это выгодно, прежде всего, Москве, жёстко противостоящей политике Запада на Украине. В рамках «стратегического треугольника» действия Вашингтона выходят за рамки привычной геополитической логики и влекут за собой значительные риски. 

Однако неизбежно возникает вопрос: можно ли допустить, что дипломатия США не осознаёт того, что её действия не вписываются в традиционную логику взаимодействия в «стратегическом треугольнике»? – Скорее всего, решение США принято осознанно, с учётом возможных политических рисков. Можно выдвинуть предположение, что основным фактором, повлиявшим на решение Вашингтона, стало намерение показать Китаю, что его самостоятельная политическая линия по украинскому вопросу не останется без последствий. В результате, Китай, являющийся главным бенефициаром ссоры России и Запада, столкнулся с перспективой длительной «консервации» неблагоприятного статус-кво в районе территориального спора с Японией. Причём с формальной точки зрения Вашингтон лишь подтвердил, а не изменил свою прежнюю позицию по территориальному спору – на этом основании США будут отрицать, что оказывают давление на Китай.

Таким образом, США послали важный политический сигнал Китаю и Японии, пойдя на определённый риск. Скорее всего, за этим шагом в ближайшее время не последуют другие: вряд ли в Вашингтоне недооценивают опасность отхода от традиционной логики взаимодействия в «стратегическом треугольнике».


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1632
5093
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика