Турецкий фактор пролива Босфор

Турецкий фактор пролива Босфор

Владимир Викторович Волк — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Непонятно, до какой степени дойдет обострение отношений между Россией и Турцией и какие «ноу-хау» применят провокаторы военного противостояния в этом регионе, если учесть что наследники Османской империи нередко выступали в роли «стенобитной машины» на стороне англосаксонских партнеров. Российская сторона периодически вбрасывает в информационное пространство тезисы о собственной реакции на агрессию против выполнявших боевое задание Су-24. То, что Владимир Путин вернёт «должок» — не сомневается никто. Другой вопрос — как? И к каким результатам это может привести?

Со всех сторон звучат всевозможные прогнозы и предложения: от санкций на турецкий импорт и ассиметричного ответа с атаками на турецкие воздушные суда до поддержки курдского народно-освободительного движения в Турции, которое составляет около трети всего населения. Может ли Турция использовать против России тонкий, но весьма болезненный фактор проливов Босфор и Дарданеллы?


ОТ ТРОЯНСКОЙ ДО ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Справка: Проливы Босфор и Дарданеллы стоят друг от друга на расстоянии 190 км и разделяются Мраморным морем (площадью 11,5 тыс. км). Проливы соединяют открытое море (Средиземное) с закрытым (Черным). Морское судно, идущее из Черного в Средиземное море, входит в Босфор, на берегах которого расположилась бывшая столица Турции — Стамбул. Довольно узкий (в некоторых местах его ширина достигает 750 м) пролив длиной около 30 км у своих азиатских берегов образовывал бухту Золотой Рог длиной 12 км и глубиной до 33 м. Минуя Босфор, корабль входит в Мраморное море, а через некоторое время его встречает другой пролив — Дарданеллы. Он имеет длину 60 км, ширину в наиболее узкой его части 1,3 км, в на­иболее широкой — 7,5 км и разделяет собой Галлиполийский полуостров, относящийся к Европейскому материку, и северо-западный берег Малой Азии. Это единственный путь сообщения между Чёрным и Средиземным морями. Именно через них проходят танкеры с товарами из черноморских стран. Большая часть российского грузопотока, следующего этим маршрутом, — нефть и нефтепродукты. Снабжение российской авиагруппы в Латакии, как и снабжение сирийской армии, после демарша по американскому щелчку болгарских «братушек» осуществляется Россией также морским путем — через эти «каменные ворота».

Пролив Дарданеллы не только сейчас, но и с глубокой древности имел огромное стратегическое значение. Начало его военно-стратегической истории — Троянская война. Точная дата этой войны не установлена, при этом большинству историков представляется, что происходила она в XIII—XII вв. до н. э. По теории немецкого историка Пауля Кауэра, опубликованной в 1895 году и считающейся и сегодня одной из самых основательных, Троянская война — это противостояние эолийцев с жителями северо-западной части полуострова Малая Азия.

В эпохи Византийской империи (395–1453 гг.), а затем Османской империи (1299—1922 гг.) и Дарданеллы, и Босфор всецело принадлежали им, но, как только флот появился у России, возникает «вопрос о проливах», или Восточный вопрос. После затяжных переговоров в 1833 году между Россией и Турцией был заключен Уникяр-Искелесийский договор об оборонительном союзе. Секретная статья договора обязывала Турцию закрывать Босфор и Дарданеллы для военных кораблей всех третьих стран по требованию России. Это соглашение чрезвычайно обеспокоило Англию и Францию, и в 1841 году, когда срок его истек, немедленно была принята Лондонская конвенция о Проливах, восстановившая закон Османской империи, по которому Босфор и Дарданеллы объявлялись в мирное время закрытыми для военных судов всех стран.

Право на свободный проход российского флота через Босфор и Дарданеллы было одним из поводов Крымской войны 1853—1856 гг. за господство на Ближнем Востоке. Будучи изначально русско-турецкой, в мировой историографии эта война называется Восточной войной. Англия, Франция и Турция были в ней союзниками с 1854 года, в 1855-м к ним присоединилось Сардинское королевство. Россия в этой войне потерпела поражение. По условиям Парижского мирного договора 1856 году ей было запрещено иметь военный флот на Чёрном море. О выходе в проливы и речи не было. Но в Первую мировую войну Великобритания и Франция были уже противниками Турции. Ко времени подписания Севрского мирного договора 1920 году, наряду с Версальским договором, завершившим войну, большая часть Турции была оккупирована войсками Антанты.

Стоит добавить, что до революции, в 1915 году, было подписано секретное соглашение между странами Антанты, по которому Великобритания и Франция соглашались разрешить вековой Восточный вопрос путем передачи Константинополя с черноморскими проливами Российской империи в обмен на земли в азиатской части Османской империи. Однако Босфорская операция так и не состоялась — после Октябрьского переворота Владимир Ленин подписал в декабре 1917 года обращение к трудящимся мусульманам Востока, где разгласил существование секретного соглашения, заявив, что «тайные договоры свергнутого царя о захвате Константинополя, подтвержденные свергнутым Керенским, ныне порваны и уничтожены».


ТУРЦИЯ САМА ОПРЕДЕЛЯЕТ — УГРОЖАЮТ ЛИ ЕЙ

Глава 13 Международного морского права регулирует взаимоотношения государств в части правового режима морских проливов. Конкретные проливы могут иметь свои особенности и эксплуатироваться в соответствии с межгосударственными договорами и географическими особенностями. Тем не менее, считается, что, например, Ла-Манш, Па-де-Кале, Гибралтарский, Сингапурский, Малаккский, Баб-эль-Мандебский, Ормузский и другие проливы являются мировыми морскими путями, открытыми для свободного или беспрепятственного мореплавания и воздушной навигации всех стран.

Черноморские проливы открыты для торгового судоходства всех стран, что было провозглашено в XIX столетии в ряде договоров Турции и России, а затем подтверждено в многосторонней конвенции, заключенной в 1936 году в Монтрё. Эта действующая в настоящее время Конвенция о Черноморских проливах предусматривает ограничения для прохода в мирное время военных кораблей нечерноморских держав.

Они могут проводить через зону проливов легкие надводные корабли и вспомогательные суда. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в транзите через проливы, не должен превышать 15 тысяч тонн, а их общее число не должно превышать девяти. Общий тоннаж военных кораблей всех нечерноморских государств, находящихся в Черном море, не должен превышать 30 тысяч тонн. Этот тоннаж может быть увеличен до 45 тысяч тонн в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран.
Черноморские державы могут проводить через проливы не только легкие военные суда, но также свои линейные корабли, если они следуют в одиночку при эскорте не более двух миноносцев, а также свои подводные лодки в надводном состоянии; уведомление о таких проходах делается за 8 суток. Военные корабли нечерноморских стран проходят через проливы с уведомлением за 15 суток и могут находиться в Черном море не более 21 суток.

Однако в международном морском праве есть одна существенная деталь: в случае участия Турции в войне или нахождения ее под угрозой непосредственной военной опасности ей предоставлено право по своему усмотрению разрешать или запрещать проход через проливы любых военных кораблей. И здесь, вероятно, уместно вспомнить, что Турция — страна НАТО, а это обязывает её в случае угрозы применять ограничительные права к странам, которые эту угрозу представляют.

Можно ли «инцидент» с атакой российских военных судов считать участием Турции в войне и угрозой этой стране? В принципе, ещё в минувшем году на Парламентской ассамблее НАТО в Вильнюсе генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен, опасаясь дальнейшей «незаконной агрессии РФ», призвал европейские правительства повысить военные расходы. На ротационной основе в Чёрном море стали осуществлять регулярное патрулирование военные корабли альянса, не обращая внимание на конвенционное «правило 21 дня» и высказываемые по этому поводу озабоченности главы российского МИДа Сергея Лаврова. Здесь нужно подчеркнуть, что корабли шестого флота США после распада СССР более 200 раз заходили в бассейн Чёрного моря, находятся в нём и в данный момент.

Собственно, это не является секретом, что после присоединения Крыма к России США начали организацию собственной большой политики и Североатлантического альянса в Чёрном море. Одной из целей американцев является попытка отмены Конвенции Монтрё как таковой. Учитывая изменение геополитической ситуации западные «партнеры» пытаются заручиться согласием Болгарии, Грузии, Румынии и Украины, чтобы они дали добро на изменение Конвенции. Румыния уже послушно предоставила свои морские порты для базирования американских кораблей. Их примеру последовала Украина, фактически предоставив американцам для этих целей акваторию Одессы.

Да, было время, когда граждане Украины активно выступали против вхождения кораблей НАТО в порты страны. Делегации активистов из Донецка, Луганска и Харькова систематически выезжали на помощь своим братьям, принимая участие в анти-НАТОвских митингах и акциях в Крыму и Одессе. Сейчас американские кукловоды при непротивлении кремлёвских начальников разделили между собой это родственное поле многотысячными группировками карателей, безраздельно властвуя над данной территорией и даже не допуская намёков на какие-то массовые выступления.

Имеющая в Чёрном море самый большой флот Турция до недавнего времени была против милитаризации. При этом на Анкару, как и на другие страны черноморского бассейна у Вашингтона есть определенные рычаги давления. Турция зависит от решений, принимаемых в США, потому что надеется выиграть на дипломатическом поле в контексте европейской интеграции. Премьер-министр Турции Рейджеп Эрдоган пытается выслужиться перед американцами, ожидая их давления на европейских партнеров. Держит в уме Анкара и проблему курдского сепаратизма, которая является «ахиллесовой пятой» республики. Пока туркам удаётся балансировать и находить общую позицию по этому вопросу с Вашингтоном.

Конвенция о статусе проливов принималась тогда, когда Турция была в очень тяжелом положении и действовала совсем невыгодная для неё «Лозанская конвенция о статусе проливов» 1923 года. Она предусматривала демилитаризацию зоны проливов и допускала свободный проход через Босфор и Дарданеллы не только торговых, но и военных судов любой страны мира. Конвенция Монтрё восстановила контроль Турции над проливом, а в части, касающейся сегодняшней ситуации, определила, что Турция самостоятельно разрешает или запрещает проход через проливы военных судов, если сама посчитает, что ей угрожает война.


КЛЕЙМО СТРАНЫ-АГРЕССОРА, УВЫ, НИКТО НЕ ОТМЕНЯЛ

Попробуем разобраться со статусом Российской Федерации, исходя из принимаемых на международном уровне документов. Летом нынешнего года парламентарии стран-участниц ОБСЕ на юбилейной сессии приняли жесткую резолюцию, в которой действия России названы «агрессией». Кроме того, территория Крыма была названа «оккупированной». Решения ассамблеи не имеют юридического значения, однако отражают политические оценки парламентариев стран-участниц. Понятие «агрессия» дано в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН №3314 от 14 декабря 1974 года: «Статья 1. Агрессией является применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении».

И куда теперь прикажем западным «партнёрам» девать кадры нашумевшего бестселлера «Крым. Путь на Родину», где неприкрыто прозвучала мысль, что это была спецоперация?

Неутешительно звучит и статья 3:

«Любое из следующих действий, независимо от объявления войны, с учетом и в соответствии с положениями статьи 2, будет квалифицироваться в качестве акта агрессии:

а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

с) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращению действия соглашения;

f) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них».

Да, мы сегодня можем говорить, что в Киеве произошёл государственный переворот, к власти пришли самозванцы, а этот факт давал право Крыму (как и всем остальным национальным и региональным группам) на выход из состава государства, где были вопиющим образом нарушены основные конституционные нормы и права граждан. Но Кремль признал новую киевскую власть, публично назвал её легитимной и даже впоследствии — «лучшим выбором украинского народа». Вот в чём загвоздка! Уж если идти, то необходимо было идти до конца — не признавать самозваного и.о. президента, принятых законов о выборах, помочь Януковичу создать правительство в изгнании, отозвать подписи из документов о Беловежском сговоре 1991 года, признать их неконституционными, признать право за русскими Новороссии на самоопределение, вынести этот вопрос на уровень ООН, и бороться не только за Крым, а вместе с Крымом — за весь Русский мир.

Теперь мы имеем на международной арене статус страны-агрессора и оккупанта, с одной лишь оговоркой, что мы его сами не признали. Таким образом, могут ли западные партнёры навязать Анкаре одностороннее решение по закрытию пролива Босфор и Дарданеллы для военных судов России? И формально, и юридически могут, и для этого достаточно оснований, в том числе — для вынесения рассмотрения данной проблемы в ООН.


ЗАКРОЮТ ЛИ ЧЕРНОМОРСКИЕ ТОРГОВЫЕ ВОРОТА?

Угрозы закрыть канал уже звучали из уст премьер-министра Эрдогана. В марте 2014 года, когда готовился референдум о самоопределении Крыма, во время телефонной беседы с президентом Владимиром Путиным Эрдоган заявлял, что «если российские войска активизируют вторжение на территорию Украины или марионеточное правительство и, так называемая, „крымская самооборона“ будут осуществлять насилие над представителями крымскотатарского народа, то Турция будет вынуждена перекрыть российским суднам проход через Босфор».

Один из главарей киевского госпереворота секретарь СНБОУ Александр Турчинов также озвучивал призывы запретить проход российских военных кораблей через Босфор. По его словам, от России исходит ядерная угроза для всего мира, и миру следует активно и адекватно на эту угрозу отвечать.

Турция, в частности, хоть и не заявляла, но имеет право закрыть проливы Босфор и Дарданеллы, где ходит российский крейсер «Москва», которому поручено охранять базу в сирийской Латакии. Возможный запрет прохода через черноморские проливы для российский военных кораблей ставит под угрозу снабжение контингента РФ в Сирии. Значит, снабжение сирийской группировки будет парализовано и Россия не сможет увеличить контингент военных для проведения сухопутной операции в Сирии.

Может ли военное, а теперь уже и торгово-экономическое противостояние России и Турции коснуться морских судов гражданского назначения? За девять месяцев 2015 года грузооборот российских портов Азово-Черноморского бассейна вырос на 5,2% по сравнению с тем же периодом 2014 года, до 165,8 млн т, свидетельствуют данные Ассоциации морских торговых портов России. В основном через черноморские порты российские компании экспортируют зерно (19,2 млн т за девять месяцев 2015 года), черные металлы (10,8 млн т), уголь (6 млн т), минеральные удобрения (2,3 млн т). По данным «Транснефти», экспорт российской нефти через черноморские терминалы составил в минувшем году 24,6 млн т, нефтепродуктов — 37,2 млн т. Общий же объем транспортировки сырой нефти и нефтепродуктов через проливы в 2014 году оценивается в 124,4 млн т. Из порта Новороссийска поставляется российская нефть, а также нефть Казахстана, Азербайджана и Туркмении.

Управляющий партнер юридической фирмы «Юринфлот-СПб» Владимир Морковкин считает, что с юридической точки зрения у Турции нет правовых оснований закрывать проливы в нынешней ситуации. Препятствовать проходу недружественных судов Турция может только в состоянии войны. В мирное время торговые суда могут беспрепятственно проходить через Босфор и Дарданеллы вне зависимости от флага и груза, и даже если Турция находится в состоянии войны, она обязана пропускать гражданские суда дружественных и нейтральных стран по намеченному Анкарой фарватеру.

У Анкары много вариантов, достаточно оснований и возможностей ужесточать конфронтацию с Москвой в Босфоре. Но наиболее вероятным выглядит сценарий, что фактор проливов Турция использовать не будет. Во-первых, это чревато обострением отношений не только с Россией, но и другими партнёрами. Во-вторых, подобная политика может привести к смещению эпицентра военного конфликта уже на территорию самой Турции и новой русско-турецкой войне. Что, кроме всего, может взорвать накопившиеся внутренние государственные, этнические и региональные противоречия. В-третьих, Анкару устраивает роль, которую взяла на себя Россия, ввязавшись в сирийский конфликт. А максимальное втягивание войск РФ в наземную операцию в Сирии — это и стратегическая задача Запада. Обладателем «главного приза» в этой войне станет тот, кто обескровит своего противника. А Турции ничего не останется, кроме как стать региональным лидером, додавить режим Асада и «откусить», кроме этого, часть территории разваливающейся Сирии.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Опровержение от Пескова

Кто бьет в спину России?

Спишет ли война все, и внешнеполитические, и внутренние неудачи власти?

Турция: демократия или сильный лидер?

Сирийская карта будет бита

Прыжок России в Сирию



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3384
15250
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика