Возрастной ценз для ученых

Возрастной ценз для ученых

5 июня 2014 года Правительством РФ был внесен в Государственную Думу проект федерального закона №  540253-6 «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации в части совершенствования механизмов регулирования труда научных работников, руководителей научных организаций и их заместителей».

Предыстория появления проекта такова. 29 октября 2012 года состоялось заседание Совета при Президенте РФ по науке и образованию. 16 ноября 2012 года был утвержден перечень поручений по итогам заседания Совета.

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.ю.н., Александр Гаганов

В частности, Правительству РФ поручалось следующее: «В целях повышения эффективности использования средств федерального бюджета, направляемых на финансирование научных исследований и разработок, а также в целях достижения высоких результатов в таких исследованиях и разработках утвердить комплекс мер по совершенствованию финансовых инструментов и механизмов поддержки научной деятельности в Российской Федерации, включающий в себя … совершенствование механизма регулирования труда научных работников в научных организациях и образовательных учреждениях высшего профессионального образования, в том числе механизма заключения и прекращения трудового договора с научными работниками». Поручено также внести в установленном порядке в законодательство Российской Федерации необходимые изменения, направленные на поддержку научной деятельности в Российской Федерации. Цель, имеющая отношение к кадровой политике и обозначенная в поручениях, - достижение высоких результатов в научных исследованиях, поддержка научной деятельности.

1. О целях законопроекта

Анализ стенограммы заседания Совета (http://news.kremlin.ru/news/16726) позволяет назвать следующие цели, обозначенные участниками – представителями научного сообщества:

1) привлечь молодежь в науку: создать для них условия для творческого роста, профессиональной самореализации, обеспечить конкурентоспособную зарплату. Стимулировать карьерный рост (показать «карьерную лестницу в науке»);

2) введение системы постоянных и срочных контрактов. Введение системы постдоков (postdoctoral fellowships). Обеспечение мобильности молодых научных кадров. Постдоки – это молодые специалисты, получившие диплом или защитившие диссертацию, для которых на определенный срок резервируются места в научной организации, с тем чтобы молодые ученые могли продолжить исследования. В случае их успешности специалисты могут быть приняты в штат организации.

Безусловно, практически на первом месте стоит проблема финансирования науки, что было отражено и в высказываниях членов Совета, и в поручениях Президента РФ. Однако мы эту тему оставляем за скобками, чтобы сконцентрировать внимание на тех изменениях, которые предложены Правительством РФ в Трудовой кодекс РФ.

Рассмотрим, какие цели правового регулирования называются в пояснительной записке к законопроекту № 540253-6:

1) единообразный подход к назначению на должности научных работников, включая руководителей научных подразделений (лабораторий) во всех научных организациях;

2) для научных работников, трудовой договор с которыми заключен на неопределенный срок, установлена обязательная периодическая аттестация (цель – обеспечение необходимого уровня квалификации научных работников, что в конечном счете влияет на эффективность научной деятельности);

3) предполагается на уровне подзаконных актов обеспечить установление сокращенных сроков проведения конкурсных процедур, единообразные подходы к критериям оценки квалификации и результативности исследователей, а также изменить порядок проведения конкурса, создав возможность общероссийской конкуренции при замещении должностей научных работников (цель – формирование конкурентной среды);

4) стимулирование мобильности научных работников как между государственным и негосударственным сектором исследований и разработок, так и между научными и образовательными организациями;

5) устанавливается предельный возраст для замещения должности руководителей и заместителей руководителей государственных и муниципальных научных организаций не старше шестидесяти пяти лет. Лица, занимающие указанные должности и достигшие возраста шестидесяти пяти лет, переводятся с их письменного согласия на иные должности, соответствующие их квалификации. Предусмотрена также процедура повышения предельного возраста до семидесяти лет. Какова цель этого нововведения? Вероятно, стимулирование карьерного роста в рамках института. Однако тут нельзя упускать из виду последствия такого изменения: смена практически всех руководителей академических институтов и других научных организаций.

Что дает простое сопоставление намеченных целей и целей, отраженных в законопроекте? Очевидно, что они не совпадают.

Если ученые говорили о необходимости вливания в научную среду молодых кадров (чему способствовало бы, например, и введение «постдоков», как организационная мера, и финансовые меры) и горизонтальной и вертикальной мобильности кадров, то законопроект предложил конкурсный принцип назначения на должности, аттестацию научных работников и предельный возраст для руководящих должностей.

Законопроект говорит о том, что договоры с научными работниками могут заключаться как на определенный, так и на неопределенный срок. Трудовой кодекс РФ и сейчас допускает срочные трудовые договоры в отношении работников любых сфер, поэтому научные организации и так могли использовать этот инструмент. Предполагается, что определенные должности будут заниматься по конкурсу и на определенный срок, но об этом законопроект говорит недостаточно четко и предусматривает интересные изъятия, о которых будет сказано ниже. Законопроект мог бы установить особенности труда внештатных молодых специалистов («постдоков»), однако ничего не говорит о них.

Насколько указанные в законопроекте цели согласуются с целями, закрепленными в поручении Президента РФ? Поручение Президента РФ говорит о необходимости достижения высоких результатов в научных исследованиях, поддержке научной деятельности. Если конкурсные процедуры косвенно могут способствовать повышению уровня квалификации работников и отбору лучших из них, то есть повышать результаты исследований, то поддержке научной деятельности описанные меры вряд ли способствуют. (Мы исходим из того, что поддержка научной деятельности должна быть не только финансовая, материально-техническая, но и организационная.)

Таким образом, за полтора года разработки законопроекта произошло искажение целей, обозначенных Советом по науке и образованию, либо они были частично проигнорированы, либо предлагаемые авторами законопроекта меры неадекватны поставленным целям (а скорее всего, имеют место быть все три допущения, в той или иной степени).

2. Анализ основных положений законопроекта

2.1. Предлагается разделение категории «научно-педагогический работник» на «педагогических работников, относящиеся к профессорско-преподавательскому составу» и «научных работников».

Для обеих категорий предусматривается аттестация (кроме работающих по срочному договору): для педагогических работников – один раз в пять лет (аналогичная периодичность установлена для медицинских и фармацевтических работников), для научных работников – не чаще одного раза в год и не реже одного раза в три года проводится аттестация (аналогичная периодичность аттестации применяется к государственным гражданским служащим – см. ч. 4 ст. 48 ФЗ от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»). Разница в периодичности проведения аттестации никак не обосновывается в пояснительной записке к проекту закона.

Теоретически, аттестация должна способствовать проверке уровня квалификации работников и отсеиванию некомпетентных сотрудников. Так, упомянутый закон о государственной службе содержит следующие последствия выявления на аттестации несоответствия занимаемой должности: направление для получения дополнительного профессионального образования или понижение в должности. Однако практика аттестации, например, на государственной службе показывает, что аттестация превращается в формальную процедуру, не приводящую к ротации кадров и тем более увольнению некомпетентных служащих.

Разделение категорий работников вызывает и другие вопросы, связанные с совмещением преподавательской и научной деятельности.

2.2. Принцип конкурсного отбора работников на определенные должности.

Перечень должностей научных работников, замещаемых по конкурсу, должно установить Минобрнауки России по согласованию с Минтруда России. Для педагогических работников также предусматривается конкурсное замещение должностей, однако для всех без исключения должностей. В обоих случаях (и для научных работников, и для педагогических) есть исключения из конкурсных процедур: при поступлении на работу по совместительству на срок не более года и при занятии должностей для замещения временно отсутствующего работника. Кроме того, если работник прошел по конкурсу на ту же должность, которую он занимал на момент проведения конкурса, его срочный трудовой договор продлевается на срок не более пяти лет или на неопределенный срок. При этом непонятно, как определяется, срочный или бессрочный договор будет заключен. Если бессрочный, то фактически получается, что человек, дважды выигравший конкурс на одно и то же место, может занимать его сколь угодно долго без последующего проведения конкурсов (но с аттестацией). Как это обеспечивает мобильность научных работников и приток молодых кадров? И вообще, каким целям это отвечает?

Возможно, предполагается, что человек, не прошедший конкурс в одной научной организации, пойдет поступать на работу в другую, но тогда вероятно разрушение устойчивых слаженных коллективов.

В соответствии с действующим законодательством конкурс на замещение должностей проводится для государственных и муниципальных служащих, нотариусов, судей Верховного Суда, педагогических работников, теперь к ним прибавляются научные работники. Напрашивается сопоставление научных работников с государственными служащими. Для чего проводится конкурс на замещение должностей государственной службы? Очевидно, для того чтобы эти места заняли самые достойные личности, обладающие необходимыми познаниями. Конкурсный отбор также призван защитить от коррупции при формировании государственного аппарата. Можно было бы предположить, что конкурсный принцип подбора научных кадров повышает значимость сферы науки, однако при этом никаких гарантий статуса, аналогичных тем, что имеют государственные служащие, ученым не предоставляется.

Следует учитывать, что введение конкурсного отбора для научных работников не является чем-то принципиально новым: в настоящее время категория научно-педагогических работников является единой и конкурс проводится для научно-педагогических работников в образовательных организациях высшего образования.

2.3. Установление предельного возраста для замещения руководящих должностей (65 – 70 лет).

Законопроект предлагает ограничить возраст руководителей и заместителей руководителей государственных и муниципальных научных организаций 65 годами с возможностью продления времени пребывания в должности до 70 лет. После достижения предельного возраста осуществляется перевод на другие должности, соответствующие квалификации (либо увольнение).

Такое предложение критиковалось еще в 2005 году. Так, профессор Огурцов А.П. считал, что это неосуществимо: «Если учесть, что средний возраст исследователей в институтах Российской академии наук превышает 49 лет в 2000г., кандидатов наук – 49,5, а докторов наук – 59–60 лет, то это предложение неосуществимо, ведь завлаб не может не быть кандидатом наук, а заведующий отделом – доктором наук. Так что эти предложения «повисают в воздухе»: они не отвечают реалиям современного состояния науки, и академической науки в частности, в России. По сути дела все предложения авторов исследования сводятся к тому, чтобы ликвидировать балласт в академических институтах, отправить на пенсию нынешний состав президиума Академии наук, превратив его в общественный консультативный совет с правом совещательного голоса» (http://www.ng.ru/science/2005-10-26/13_claster.html).

Исследование, о котором говорил Огурцов А.П., проводилось по заказу Центра стратегических разработок социологом Сергеем Белановским («Оценка состояния Российской академии наук», (http://polit.ru/article/2005/12/15/ran). Вот некоторые данные этого исследования: «Средний возраст по ключевым должностным позициям (заведующий лабораторией, ведущий научный сотрудник, главный научный сотрудник, доктор наук) составляет соответственно 61, 62, 57 и 60 лет, то есть вплотную приближается к пенсионному. Средний возраст кластера эффективных ученых составляет 55 лет. На долю ученых в возрасте 50 лет и старше приходится около 70% численности этого кластера. По мнению работающих за рубежом экспертов средний возраст эффективного ученого на Западе составляет около 45 лет, т.е. проблема постарения эффективных научных кадров существует». Вот данные статистики президиума РАН: «Средний возраст научного персонала РАН возрос с 44 лет в 1991 г. до 49 лет в 2005 г. Тенденция к постепенному увеличению среднего возраста существует, хотя пока она не является столь катастрофичной».

Таким образом, если придется уволить или перевести на другие должности всех возрастных руководящих научных работников, то на смену им пришли бы работники не сильно моложе, а значит, и они бы недолго смогли руководить организацией.

Ожидать стабильного руководства при таком подходе нельзя. Либо, учитывая провал в научных кадрах среднего возраста, на смену пенсионерам пришли бы наоборот очень молодые люди, в среднем до или около тридцати лет, без достаточного опыта управления и организации, сравнительно легко управляемые указаниями извне.

Откуда авторы законопроекта могли почерпнуть идею предельного возраста? Ученые, входящие в президентский Совет, не выдвигали таких предложений. Не слишком распространена подобная практика и на западе, на который любят оглядываться в поиске разрушительных для России нововведений. Академик РАН Угрюмов М.В. практически опровергает возможность выдергивания этой идеи из западного опыта (http://www.rg.ru/2014/02/13/uchenie-site.html). Он говорит о том, что в США нет возрастного ценза для ученых, они работают до 80 и более лет. В Европе, по его словам, ученые являются государственными служащими, и для них предельный возраст составляет 65 лет. Однако это сделано из политических соображений, для сокращения безработицы. В Англии уже отступают от такого подхода. Даже если в России действительно подавляющее большинство руководящих должностей занято 60- и 70-летними, нельзя забывать о положительных сторонах такого явления: эти люди накопили огромный жизненный и профессиональный опыт.

Если в Европе ученые могут иметь статус государственных служащих, то в России этого нет и в помине: это потребовало бы значительных государственных расходов. В то же время отдельные положения Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» о предельных возрастах пребывания на госслужбе в 60, 65 и 70 лет почему-то предлагается перенести на руководящих научных работников. Какая здесь логика? Если на госслужбе это делается для ротации кадров, противодействия коррупции, то кадровая политика в научной сфере должна отталкиваться от других приоритетов. Предельный возраст устанавливается для судей высших судов, ректоров и проректоров вузов, сотрудников полиции. Трудовой кодекс фиксирует верхнюю планку возраста только для научных и педагогических руководящих работников, другие специальности так не ограничиваются в правах. Хотя, разве не было бы логичным ввести предельный возраст и периодическую аттестацию, например, для спортсменов и тренеров? Какая связь усматривается законодателем между государственной гражданской, полицейской службой и работой в сфере науки?

Представляется, что введение предельного возраста – политический ход.

Обсуждение возможности установления предельного возраста началось в 2004 – 2005 годах, затем последовали идеи реформирования РАН. Противниками реформы стали как раз в основном возрастные представители Академии наук. Дальнейшему развалу Академии наук противодействует также «старая гвардия» - ученые, обладающие солидным авторитетом в России и мире (и занимающие, как правило, руководящие должности в своих институтах). Можно просто игнорировать протестные настроения людей науки, а можно еще и росчерком пера избавиться от критиков реформ.

В поддержку предельного возраста для руководящих должностей говорится, что это будет способствовать карьерному росту молодых ученых и дополнительно стимулировать их. По мнению сторонников возрастного ценза, руководящие должности практически пожизненно занимаются пожилыми сотрудниками, одни и те же люди получают гранты, одни и те же люди принимают участие в финансируемых проектах. Возможно, такая проблема существует. Можно решать ее по-другому, создавая дополнительные места и проекты для молодых ученых, выделяя, например, специальные гранты для молодых ученых.

Конечно, среди молодых ученых немало талантов, которых есть смысл ставить на руководящие позиции. Но, во-первых, это можно делать не в условиях повального понижения в должности пенсионеров, а во-вторых, можно и нужно создавать другие условия для роста. Вообще, насколько карьерные перспективы должны быть мотивирующим началом в науке? Насколько пропагандируемая конкуренция применима к научной сфере? Наверное, не стоит сводить науку к карьере и рыночным отношениям, она должна развиваться и работать по своим законам.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4084
16028
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика