Возвращение к миру

Возвращение к миру

Автор Анатолий Евгеньевич Несмиян (Эль Мюрид) — публицист, аналитик, писатель. Эксперт по ближневосточной проблематике. Союз Народной журналистики (Санкт-Петербург).

Виталий Чуркин в ООН заявил, что возвращение к миру в Сирии является почти невыполнимой задачей.

Язык дан дипломату, чтобы скрывать свои мысли, но в данном случае Чуркин абсолютно прав. За небольшим дополнением — мирное решение сирийской проблемы отсутствовало с самого начала. Когда против страны развязана агрессия, любое мирное решение — это капитуляция. Безоговорочная или под условием — но капитуляция.

Россия несет свою долю (и весьма весомую) за то, что конфликт в Сирии не был погашен сразу и максимально жестко. Именно Россия выкручивала руки Асаду, заставляя идти его на бесконечные перемирия и переговоры, так что кивать на Запад не совсем корректно — в деле расширения войны и ее формата мы плечом к плечу и не покладая рук помогали агрессору.

Год назад после нашего прямого включения в войну оставался шанс — причем достаточно неплохой — для решения локальной задачи: взятие под контроль западного участка границы с Турцией и создание мощной обороны в центре и на северо-западе Сирии. На это у Асада были силы, а помощь России позволяла в короткие сроки добиться нужного результата.

Шанс был упущен. Возобладала стратегия на распыление сил и решение одновременно многих задач, каждая из которых была в той или иной мере выполнимой, но для совместного их выполнения сил и ресурсов попросту не хватало. Военная помощь России чрезвычайно ограничена — наша армия продолжает пребывать в полуразгромленном состоянии, а умирающая российская промышленность не в состоянии количественно и качественно усилить возможности армии даже на локальном направлении — используются накопленные запасы и та военная техника, которая осталась еще от Советского Союза.

Теперь, через год, ресурсы Асада подорваны окончательно, и говорить об осмысленной военной политике уже не приходится — вся война превратилась в свалку и точечные столкновения, результат которых не влияет на общую картину.

Если слова Чуркина — не обычная риторика, а позиция российских властей, то из них следует два сценария действий. Первый — переосмыслить год войны и вернуться к первоначальной задаче достижения успеха на одном-единственном направлении, которое станет базой для возможных переговоров. При этом нужно понимать, что этот вариант означает расчленение Сирии на несколько враждебных территорий — но по крайней мере одну из них мы сможем защитить любое по продолжительности время, и на этой территории останется если не дружественный, но по крайней мере зависимый от России режим.

Второй сценарий — продолжение нынешнего формата нашего участия в войне. Он рано или поздно (скорее рано) приведет к полному исчерпанию сил Асада и неизбежному военному поражению режима. После этого мы окончательно теряем Сирию, и наш уход будет выглядеть, да собственно и будет являться, поражением. Учитывая скромное участие России в войне, военным это поражение назвать будет нельзя, но политически проигрыш станет очень громким. Наши СМИ, понятно, для внутреннего употребления изобразят совершенно иную картину, но весь остальной мир воспримет произошедшее однозначно.

В указанных двух сценариях нет одного — попыток добиться мира на переговорах. Эта возможность отсутствует напрочь. У сирийской проблемы есть только военное решение, но чем дальше — тем меньше масштаб этого решения и тем меньше шансов на него вообще.

Сирийская война (равно как и все предыдущие войны на территории Арабской весны) сформировали определенный (не очень большой) круг следящих за ней. В значительной мере эти люди похожи на футбольных фанатов — им интересен текущий процесс. Они просто болеют, глядя в телевизор, радуясь удачному пасу или удару по воротам. На них и направлена пропаганда, рассказывающая о каких-то грандиозных текущих достижениях. В реальности война не имеет победной перспективы вообще, а для нас она все больше и больше ведет к поражению. Но пока все продолжается в прежнем ключе, формат нашего участия и невнятность поставленных задач не позволяют надеяться на благоприятный исход.

И здесь Чуркин, конечно, прав — война становится единственным продолжением текущих событий. Долгая, почти бесконечная. До тех пор, пока численность населения Сирии и ее инфраструктурный потенциал не сократятся настолько, что территория утратит любую ценность даже для дикарей.

Источник



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
81
193
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика