Выборы в Туркмении, а мысли о России

Выборы в Туркмении, а мысли о России

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

В Туркмении прошли выборы президента. Как и ожидалось, более чем убедительную победу одержал почти со стопроцентным результатом Гурбангулы Бердымухамедов, десять лет возглавляющий страну. Несмотря на многолетнюю критику туркменских порядков со стороны либеральной России, именующей республику глухой азиатской деспотией во главе с хозяином Туркменбаши, даже западные наблюдатели не узрели в выборном процессе каких-либо нарушений демократических норм. Народ действительно проголосовал за своего лидера честно, открыто, массово. Никто не натягивает ему рейтинги и результаты голосования, как это делают в России Путину.

А ведь в некотором смысле Россия похожа на Туркменистан.

Как и в России, в Туркмении основа всей экономики — сырьевая. Как и в России, в Туркменистане установлен авторитарный режим. Как и в РФ, в бывшей советской республике довольно-таки высокий уровень коррупции, цензуры и закрытости власти. Но если Кремль тратит огромные бюджетные средства, надувая партии власти и её лидеру «любовь народную» через все возможные институты — СМИ, церковь, социологию, выборные технологии, то официальный Ашхабад тратит львиную долю государственных средств на поддержание социальных стандартов. В этом и заключается ключевая разница между режимами.

Курс, которым ведёт страну Бердымухамедов, называют и госсоциализмом, и госкапитализмом, и даже национал-социализмом. Суть не в названии. Моделирование государственного социализма в Туркмении началось ещё в бытность президента Сапармурата Ниязова. Именно он обозначил социальные стандарты, согласно которым народ должен пользоваться природными богатствами страны бесплатно. Или практически бесплатно. С 1993 года все жители Туркменистана по инициативе Ниязова получили право пользоваться бесплатным газом, водой и электроэнергией. Счета за коммунальные услуги вначале приходили один раз в год — настолько незначительными были выставляемые к оплате суммы. Государство обеспечивает бесплатное образование и медицину, копеечный проезд в муниципальном и государственном общественном транспорте, достаточно высокие пенсии и соцпособия. По мнению руководителей страны, в стране успешно формируется национальное бесклассовое общество принципиально нового типа, не имеющее аналогов в исторической ретроспективе и в современном мире.

В перспективе, как предполагал Ниязов, такой социальный организм трансформируется в «справедливое, правовое общество всеобщего благоденствия, в котором все будет подчинено благополучию и процветанию человека». Образ жизни туркмен определяется «священной книгой Рухнама», являющейся квинтэссенцией идей «туркменбашизма».

Постулаты, лежащие в основе «Рухнамы», чем-то очень напоминают моральный кодекс строителя коммунизма, в котором нравственно-идеологические идеи лежат в основе всех сторон жизни индивидуума. В Туркменистане считают, что независимое процветающее и самодостаточное государство нельзя создать на базе только производственных и научно-технических преобразований, забросив духовно-нравственное возрождение нации. Эта мысль является лейтмотивом всей идеологической и пропагандистской работы, которая ведется в республике.

Государство, не отказываясь от своей ведущей роли в экономике в пользу частного сектора, форсировало свою инвестиционную и в целом экономическую активность, прежде всего, по линии капиталоемкого промышленного строительства, развития хозяйственной инфраструктуры и стратегически важных направлений внешнеэкономической деятельности. Приватизация в сравнении с другими республиками СССР была самая скромная, затронула лишь малые и средние предприятия и сферу услуг. Более 80% производственных и социальных фондов остались в собственности государства. Прежде всего, и в отличие от России, — фонды добывающей и энергетической отраслей.

В 2006 году, незадолго до своей смерти, Ниязов подписал указ «О безвозмездном предоставлении населению Туркменистана природного газа, электричества, воды и поваренной соли до 2030 года», который также предписывал оставить на прежнем уровне цены на бензин и дизельное топливо. После смерти Ниязова республике пророчили политическую дестабилизацию, хаос, череду госпереворотов, вторжение войск НАТО, нищету и разорение.

Но ничего подобного не произошло. К сожалению, мировой экономический кризис не позволил преемнику сохранить все стандарты жизни граждан Туркмении в прежнем объёме и абсолютных цифрах. Тем не менее, на сегодня страна демонстрирует верность социалистическому курсу, планирование экономики, научный подход в системе госуправления, укрепление государственной идеологии.

Безусловно, многое нужно в Туркменистане и критиковать. Например, жёсткий культ руководителя страны и тотальный контроль силовиков.


Первая статуя действующего президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова торжественно открыта 25 мая в Ашхабаде в честь Дня города. Высота самого монумента составляет 21 метр, а его мраморного постамента — 15 метров. Статуя выполнена из бронзы и покрыта сусальным золотом в 24 карата (источник)

Или коррупцию, строгое государственное регулирование предпринимательской инициативы, СМИ, существования оппозиции, систем образования, жилищного строительства, структур занятости населения.

Однако сам принцип построения государства для народа заслуживает уважения в сравнении с российскими принципами, согласно которым народ обслуживает государство, находящееся в руках бизнес-корпораций и нескольких семей. Тех самых, что бесцеремонно выкачивают природные богатства России, лишая страну будущего. В путинской России, по сути, создана система управления народом, похожая на описанную советским писателем-фантастом Александром Беляевым в романе «Властелин мира», изданном в 1926 году. Учёный Людвиг Штирнер создал аппарат для передачи мыслей на расстояние по принципу радиоволн. Данный прибор был усовершенствован и позволил управлять мыслями людей на расстоянии. Со временем Штирнер становится экономическим и финансовым диктатором. Не та ли картина нынче наблюдается в России?  Телевидение, радио, телефония, тысячи интернет-тролль-ресурсов, находящихся на службе Кремля, фактически создают параллельную реальность, в которой нет места и пространства для критической, здравой, нравственной мысли человека.

Граждане РФ денно и нощно подвергаются трансляции чужих мыслей, которые при многократном повторении персонифицируются. Манипуляторы вытесняют все неконтролируемые мысли и образы и заменяют их контролируемыми.

Поэтому тяжело в России переломить так называемое общественное мнение, рисуемое телекартинами. Внутренне люди догадываются, что их обманывают, их грабят, государство их не защищает, элита разрушает государственные социальные институты и стандарты. Но постоянное жонглирование цифрами поддержки «кремлёвского баши» на уровне 86–89% создаёт иллюзию подавляющего большинства. Разве может человек позволить себе находиться в среде несогласного меньшинства? Да ещё такого мизерного. Да еще с арестами и давлением?

Поэтому и возникает диссонанс, когда в ориентированной на обогащение олигархических элит безыдейной России цифры поддержки власти немногим уступают результатам выборов в социально — ориентированном и идеологически вышколенном Туркменистане.


Россия, являющаяся мировым лидером по добыче и экспорту нефти и газа, одним из крупнейших экспортёров электроэнергии, своим гражданам отпускает эти ресурсы по мировым ценам. Эти же цены, устанавливаемые монополиями, делают неконкурентоспособной на мировых рынках целые отрасли отечественной экономики. Что-то очень похожее на формулу: власть в России против России. Но в условиях несуверенности иначе и не бывает.

При некоторой схожести структур основных отраслей и направлений экономики России и Туркменистана, нужно подчеркнуть, что в России государство подчинено несменяемой хунтоподобной группировке и ее друзьям бизнес-корпорациям, а не наоборот. Природные ресурсы страны фактически приватизированы и служат бизнес-корпорациям, а не народу, в России общественной мыслью управляют манипуляторы и политтехнологи, а не здравая и нравственная государственная идеология. Это не просто перечень ряда наших отличий от туркменского социализма. Скорее — это повод усомниться в будущности либерально-компрадорской модели правления в России и предположить неизбежный и скорый её крах.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Туркменистан. Очерк с российской стороны

«Нулевые»: итоги российской внешней политики

Путинская Россия: что ближе — СССР 2.0 или Украина 2.0?

Мир без России



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1136
4430
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика