Забастовка дальнобойщиков

Забастовка дальнобойщиков

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Шишкина Наталия Игоревна

Весь месяц в новостях фигурируют дальнобойщики и их забастовки, охватившие всю страну. Доходит до свидетельств о табуировании обсуждения этой темы на сайтах информационных агентств и телеканалов.

По данным Росстата на сентябрь 2015 года было только 4 забастовки. Если просмотреть новостную ленту Яндекса, то количество забастовок, попавших в СМИ порядка 60 с начала года. По данным проекта Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов «Практическая конфликтология», было зафиксировано 117 социально-трудовых конфликтов.

Можно ли сказать, что растут протестные настроения? Несомненно. И катализатором таких настроений и акций становятся решения правительства относительно отдельных вопросов, очень явно лоббирующих интересы частного крупного бизнеса, пострадавшего от санкций и кризиса. Это, в общем-то, не впервой, и касается далеко не только дальнобойщиков, но возникают определенные ассоциации.


ИСТОРИЯ НЕ УЧИТ?

Сама собой напрашивается аналогия с забастовками шахтеров, всколыхнувшими протестные настроения в СССР в 1989-1990х годах и ставшими одним из толчков к смене экономической и политической модели страны. Начались первые забастовки в 1989 году, считается, что толчком к забастовкам послужило ухудшение обеспечения шахтерских регионов, снижение качества безопасности. В июне появилось письмо с требованиями шахтеров, которые сводились по существу к обеспечению их трудовых прав и приемлемых условий труда. Ухудшило положение с забастовкой профсоюзное движение, оказавшееся на стороне властей, что подлило масла в огонь и вызвало массовые возмущения. Так же, как и сейчас, на местах была нарушена связь между народом и властью. Все шахты Кемеровской области были охвачены забастовкой только за два дня, на уровне министра угольной промышленности было принято решение немедленно удовлетворить требования шахтеров. С речью в поддержку требований шахтеров выступил и М. С. Горбачев. Однако это не помогло, и в 1990 году прошла первая Всесоюзная политическая забастовка шахтеров.

Нынешняя забастовка, конечно, несколько меньше по охватам, хотя и может вызвать цепную реакцию в других сферах, особенно у рабочих промышленных предприятий. А учитывая, что профсоюзные организации, как правило, солидарны с властями и не являются защитой трудящихся, недовольство может также перейти определенную грань. Так же, как и во времена забастовок шахтеров, связь между властью и «простым народом» потеряна, но сегодня к этому добавляется цензурирование в Интернете, и невиданные ранее возможности по кооперации с помощью средств связи.

Требование у дальнобойщиков всего одно: не использовать систему «Платон» и отказаться от идеи сбора дорожного налога через частную контору. Любой намек на политические требования вызывает у бастующих недовольство. Это уже можно было наблюдать у Смольного, когда бывший депутат Законодательного собрания Сергей Гуляев заметил, что следующим требованием может стать отставка премьер-министра. Дальнобойщики твердо заявляют, что их требования строго экономического характера, однако и в случае с шахтерами первоначальные требования не включали в себя политических. Политические появились несколько позже. Кроме того, ничто не мешает воспользоваться ситуацией и политическим силам. Уже действует сайт, на котором размещен текст ультиматума олигархам «За Дальнобоев!» с требованием отставки действующей системы власти и досрочных активных выборов. Кто может дать гарантии, что при проводимой политике в налоговой, социальной, гуманитарной сфере требование не будет подхвачено населением?


ВОЗВРАЩАЯСЬ К ДНЯМ НЫНЕШНИМ

Забастовка дальнобойщиков – одна из самых масштабных в последнее время. Бастуют дальнобойщики в Тюмени и Башкирии, Санкт-Петербурге и Дагестане, на Урале и в Сибири. Всероссийская, с перекрытием трасс, коллапсом движения в некоторых городах, с объявлением марша на Москву дальнобойщиков нескольких регионов и возможностью перекрыть каналы поставок продовольствия, техники, медикаментов и других жизненно важных вещей. По существу, дальнобойщики могут перекрыть транспортные артерии и устроить блокаду той же Москвы, что и было выражено в недавно опубликованном «Манифесте дальнобойщиков России» за неизвестным авторством. Конечно, гарантий, что требования именно дальнобойщиков, нет, но прецедент имеется.

А в случае силового метода решения проблемы разрушительный эффект будет ещё больший. Причем именно силовой вариант решения проблемы, видимо, и выбрали: блокируют движение дальнобойщиков в Калмыкии, отнимают права под Смоленском, находят бомбы в грузовиках под Нижним Новгородом.

В Государственной Думе дальнобойщиков и вовсе приравняли к национал-предателям, госдеповцам и белоленточным. Собственно, это в рамках общей тенденции: критикуешь Минздрав? Ты национал-предатель! Устраиваешь забастовку в связи с несогласием с проводимой народными избранниками политикой? Ты — национал-предатель! Участвуешь во всероссийской забастовке против сбора дорожного налога частной конторой с отдельных категорий автомобилистов? Ты — агент Госдепа США, который таким способом пытается подорвать российский государственный строй!

Хотя возникает вопрос: почему российский государственный строй тождественен конкретному частному предприятию, с которым заключен договор о передаче государственной функции по сбору налога, более 60% которого по этому договору идет не в бюджет государства и на дорожное строительство, а в бюджет частному предприятию?..

Особенно с помощью подобной риторики приобрел известность Евгений Федоров, прямо назвавший забастовки дальнобойщиков заказными от Госдепа США. Конечно, США являются и всегда являлись вызовом России, и даже не как государству, а как стране, цивилизации. Но если это инициировано Госдепом США, то, видимо, именно Госдеп США подсказывал Государственной Думе налоговую политику и нашептал это решение. Действительно, кому как не одному из действующих депутатов Государственной Думы от либерально-консервативной партии об этом знать?

Тем не менее, определенные уступки сделать хотят — не штрафовать первые три года, либо размер штрафа снизить. По сути это — попытки балансировать между заказными интересами и резкой реакцией на их реализацию со стороны населения. Но результатов не приносит: забастовки продолжаются. Главный вопрос только в том, как долго, и удастся ли власти применить принцип Divide et impera.

Но даже если и консолидация затухнет сейчас, забастовок и протестов не станет меньше, так как Россия — приватизированное государство и действует не в интересах своих граждан. Первое косвенно и подтвердил Е. Фёдоров, назвав забастовку дальнобойщиков против обслуживания частных интересов подрывом государственного строя.


В ЧЕМ ПРАВ ЕВГЕНИЙ ФЕДОРОВ?

В случае с дальнобойщиками, можно вспомнить старый детский английский стишок «гвоздь и подкова», из-за которого в результате был потерян город (в оригинале — всё королевство). Если пойти тем же путем, что и неизвестный автор того стихотворения, то получается следующая картина: повышение цен на дороги ведет к повышению цены на товары, в том числе — первой необходимости. При этом покупательная способность россиян по данным официального Росстата падает быстрее, чем в 2008-2009 годах. Повышение цены на товары ведет к невозможности продающих компаний реализовать товар вовремя, в результате компания начинает терпеть убытки. Это, в свою очередь, ведет к снижению грузоперевозок и уменьшению количества логистических компаний (рост безработицы). Уменьшение количества грузоперевозок ведет к сокращению объемов производства в связи не с отсутствием спроса, а с невозможностью его удовлетворить со стороны потребителя, и ведет также к убыткам производства. Сокращение объемов производства и убытки ведут к необходимости проводить сокращения штата, что сейчас модно называть «оптимизацией». Сокращение штата — это увеличение количества безработных, не способных создать спрос на товары промышленности в связи с недостатком средств, а также рост недовольства в обществе.

Это в интересах логистических компаний? Продающих компаний? Промышленности? Производства? Дальнобойщиков? Простых граждан и рабочих? Явно нет. Ведь они и пострадают в первую очередь, а подушек безопасности в виде немалого капитала у них нет. Уж кто-кто, а простые дальнобойщики, рабочие, предприниматели, врачи и учителя явно не из тех, у кого имущество в юрисдикции других государств, и уж тем более не из тех, кто после введения санкций получит возмещение потерь.

Если рассматривать ситуацию и такое развитие событий с точки зрения недоброжелателя России, то только идиот с прогрессирующим критинизмом не воспользуется сложившейся ситуацией. А недоброжелатели России — вовсе не идиоты, и обязательно ситуацией воспользуются. И сколько бы уже ни кричали СМИ об агентах Госдепа, сколько бы ни пообещала власть народу — доверия уже не будет. Терпение народа тоже имеет свои пределы.

Прав Е.Фёдоров в том, что идет политическая война с Западом, хотя сказать, когда она прекращалась, невозможно. Или, если говорить словами официальной риторики, идет война с нашими западными партнерами. Звучит, конечно, странно: они нам — санкции, условия и требования, мы им — «вы наши партнеры, вот вам наша поддержка, сотрудничество». Они нам: «вы — террористическое государство», мы им — «у нас общие интересы в сфере борьбы с терроризмом». Хотя последнее вполне объясняет принятие таких решений властью, которые ведут к ухудшению жизнеспособности страны.

Но обвинение простых граждан в подрывной деятельности на службе у Госдепа США безосновательно. Простой народ максимум возьмут в этом спектакле на роль объекта манипуляции, который и знать-то об этом не будет. Если допустить такую возможность, то возникает вполне логичный вопрос: в каком состоянии находятся службы безопасности России, если они допускают проведение подрывной деятельности в общероссийском масштабе? Логичный ответ: в неудовлетворительном. Следующий вопрос: если службы безопасности находятся в неудовлетворительном состоянии, то, следовательно, национальная безопасность России не обеспечивается, и что привело к такому состоянию? Ответ: политика государства в сфере безопасности, которая привела к невозможности государства дать отпор и защитить свои интересы в сфере безопасности.

Пока до такого явно не дошло. И Госдеп США в забастовках участвует только постольку, поскольку есть свои агенты во власти, реализующей и принимающей провоцирующие решения. Собственно, именно с помощью давления на власть с целью реализации провоцирующей политики и сочетания этого с поддержкой оппозиции США и добивалось успеха в борьбе против режимов других стран. Но оппозиции среди дальнобойщиков не видно. Во всяком случае, пока.

Пока действуют отвлекающие маневры, пока выезжаем за счет активной пропаганды и создания массовой истерии с поиском национал-предателей. Но всему есть предел, и усиление протестных настроений, которое фиксируется в том числе и Комитетом гражданских инициатив, является первым признаком приближения к этому пределу.

Людей просто доводят до состояния бунта, создают все условия для действий настоящих врагов и противников России. Бастующие люди — это не враги. Они как раз своей забастовкой дают возможность понять, где существует проблема, где допущена ошибка в её решении. Это своего рода реакция активной среды (общество) на раздражитель (действия, бездействия и решения власти). И если эта реакция отторжения принятого правительством решения, то это повод одуматься, но никак не форсировать охоту на ведьм среди тех, в чьи интересы совершенно не входит геополитический распад России.

Если реакции не будет, то это признак смерти общества как живого существа, по аналогии с отсутствием реакции на раздражитель после наступления биологической смерти. Если реакция есть, но она активно подавляется — то это явная подготовка почвы, своего рода прессование бризантного вещества в бомбе, которое делается для увеличения мощности взрыва.

Стоит отметить, что в России сформировалась расслоение на простой люд, простых россиян, и кого-то ещё, неких «непростых». Как раз простой народ и платит из своего и без того тощего кармана то за бессмысленные политические игрища, то за комфорт «непростых» россиян, и их недовольство выражается в забастовках. А забастовка — это показатель оторванности власти от населения. Забастовка нужна тогда, когда иные средства никак не помогают решить проблему.

По существу, на Россию организована масштабная либеральная атака с попранием интересов общества в угоду интересам личностей. Идет развал социальной сферы, новая волна приватизации, принимаются и активно пиарятся решения, которые явно не в интересах России. Население России, хотя и имеет такую черту как долготерпение, начинает выражать свое недовольство. Политическая прочность начинает подходить к своему пределу, или, вернее, её подводят к пределу, деформируя страну таким образом, чтобы под давлением внутреннего напряжения произошло разрушение России. А что противники России? Они умывают руки.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Крепче за баранку держись, шофёр: с дальнобойщиков возьмут за каждый километр

Правильным курсом идём, товарищи

Цветные революции: от Пражской весны до Русской осени

Бедный сентябрь

Бастуют преподаватели

Безработица в России

В России нарастает протестная активность

Разделили и властвуют? Объединимся и дадим отпор!

Санкции+. Что ещё в арсенале давления Запада на Россию?


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2155
6453
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика