«Железного Феликса» — на Лубянку! (К дискуссии о возвращении памятника Ф.Э. Дзержинскому на Лубянскую площадь)

«Железного Феликса» — на Лубянку! (К дискуссии о возвращении памятника Ф.Э. Дзержинскому на Лубянскую площадь)

Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии

Преломляясь в массовом сознании, образы исторических персоналий становятся социообразующими символами. Посредством таких образов осуществляется трансляция связанных с ними ценностей и идей. Контролируя пространство символов, можно как мотивировать социум на великие свершения, так и осуществить его деконструкцию. Особое место в символическом ряду прошлого России занимает фигура «железного Феликса». Этот образ – олицетворение мобилизационной модели развития. Беспощадное подавление контрреволюции и саботажа, жесткие, административные рычаги руководства экономикой, беспрецедентный опыт решения проблемы беспризорничества, инициирование системы создания системы массового спорта, личное бесстрашие, преданность идее, презрение к буржуазному потреблению – все это составляющие образа первого чекиста Страны Советов.

Россия сегодня, как и всегда прежде, может быть спасена только мобилизацией. А мобилизация возможна исключительно при появлении людей такого типа, каким был Дзержинский. В этом смысле существует актуальный запрос на возвращение «железного Феликса» на пьедестал.

Памятник Дзержинскому на Лубянке – это и предупреждение о готовности ФСБ, как наследницы КГБ и ВЧК, эффективно выявлять и ликвидировать любые, направленные против безопасности страны, схемы заговора. Страх перед всесилием КГБ до сих парализует противников России. Вернуть Дзержинского на Лубянку необходимо в этом смысле для устрашения врагов внешних и внутренних.

Это возвращение будет являться и символическим актом восстановления, утраченного было по итогам поражения в «холодной войне», государственного суверенитета страны. Демонтаж памятника Дзержинскому во время августовских событий 1991 года являлось ритуальной кульминацией крушения СССР. Сегодня становится очевидным, что удар наносился тогда не по коммунистической идеологии и советской модели государственности, а по России как одному из мощнейших геополитических акторов мира. Прошло почти четверть века, и иллюзии окончательно рассеялись. Россия предъявляет претензии на возвращение в историю, отказываясь признавать факт своего геополитического поражения двадцатипятилетней давности, а соответственно, и навязанной ей де-факто системы внешнего управления. Восстановление памятника «железному Феликсу» — это сегодня было бы наилучшей из возможных символических артикуляций государственной суверенности России.

Такой шаг примирял бы, наконец, современное российское государство с советским прошлым, восстанавливая единую преемственную историю страны. Восстановление памятника Дзержинскому – это, по большому счету, реабилитация СССР, без проведения которой противостоять успешно Западу не получается. Запрос на такую реабилитацию в обществе огромный. И если эта реабилитация будет проведена, то снимется, соответственно, и негласный запрет на применение выработанных в советский период многих из практических механизмов обеспечения жизнеспособности страны (включая государственное планирование, регулирование социальных диспаритетов, выдвижение государственной идеологии). Восстановление памятника Дзержинскому на Лубянке означало бы констатацию того, что в 1991 году была совершена историческая ошибка, которая сегодня, пусть и с большой задержкой во времени, исправляется.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
496
1620
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика