Аборт. Работа над ошибками?

Аборт. Работа над ошибками?

Надежда Хвыля-Олинтер — Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии, к.социол.н.

Проблема депопуляции резко снижает потенциал жизнеспособности нашей страны, приняв вид глобальной национальной трагедии. Демографическое состояние, которое демографы называют «русским крестом», характеризуется тем, что после распада СССР преобладание численности рожденных над числом умерших сменилось на обратную ситуацию.


Рис. 1. Естественный прирост населения России в динамике.

Попытки решить эту проблему сводятся, прежде всего, к материальному стимулированию рождаемости, и не приносят стойкого эффекта. Хотя уже достоверно доказано отсутствие значимой корреляции между материальным фактором и установками на детность (об этом писал, к примеру, советский психолог В. В. Бойко[1] и американский публицист П. Бьюкенен[2]).

Динамика численности населения в России в постсоветские годы была такова, что каждый год страна лишалась от 0,5 млн. до 1 млн. человек (это наихудший показатель среди крупнейших развитых государств мира). То есть за 25 лет неолиберальных реформ по самым скромным оценкам мы недополучили такой объем населения, который превышает численность населения многих стран мира, например, Румынии, Казахстана или Греции. По масштабам убыли населения Россия долго находилась на первом месте в мире. Демографический кризис вынуждает искать новые пути его преодоления. Вероятно, по этой причине в последнее время ведется активное обсуждение возможного ограничения права на искусственное прерывание беременности.

В целом уровень числа абортов в России остается очень высоким, хотя и наблюдается некоторая тенденция к его снижению.


Рис. 2. Динамика абортов в РФ (данные Росстата)[3].

Ограничение прав на аборт рассматривается как инструмент демографической политики. И, конечно, морально-этические аспекты процедуры также становятся источником этих обсуждений. На сегодняшний день имеется масса исследований по физиологии, биоэтике, эмбриологии, например, ультразвуковые исследования американского врача Бернарда Натансона доказывавшего, что во время аборта эмбрион испытывает боль и даже страх (результаты представлены в фильме «Безмолвный крик»). Единого мнения по данному вопросу до сих пор не существует, но если руководствоваться принципом «незнание не освобождает от ответственности», то процедура искусственного прерывания беременности уже кажется немыслимой хотя бы с точки зрения гуманности.


Что написано в законе

Сегодня любая женщина, имея гражданство РФ, имеет право сделать искусственное прерывание беременности на сроке до 12 недель беременности по собственному желанию и бесплатно за счет бюджета страны. В исключительных случаях аборт может быть произведен и на более поздних сроках (например, по медицинским показаниям). В статье 56 Федерального Закона «Об основах охраны здоровья граждан РФ» («Искусственное прерывание беременности») говорится следующее: «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве» и «искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины при наличии информированного добровольного согласия».

Но есть один нюанс. Если государство дает право женщине распоряжаться жизнью своего зачатого ребенка, то каким образом можно трактовать, например, статьи Уголовного Кодекса, которые устанавливают нормы наказания за убийство беременной женщины как за умышленное причинение смерти двум лицам — матери и ребенку[4]. Получается, что факт убийства (именно убийства) эмбриона законодательно признается. В таком случае, непонятно, почему женщина, носящая плод, правом на подобное деяние наделяется безоговорочно.


История вопроса

Россия стала первой страной в мире, которая законодательно разрешила аборты по состоянию здоровья женщины или по социальным причинам. Круг последних был настолько широк, что фактически делал возможным получить разрешение на данную процедуру для любой женщины (так, к социальным причинам относились наряду с материальной необеспеченностью разлад семейных отношений). Произошло это в 1920-м году, когда большевики впервые легализовали искусственное прерывание беременности.


Даже из текста Постановления Народных Комиссариатов Здравоохранения и Юстиции РСФСР от 18 ноября 1920 года"Об охране здоровья женщин», ясно, что это явление подпольно существовало еще в царской России, несмотря на то, что считалось преступлением.

Последующий рост числа абортов привел к тому, что власть начала создавать специальные комиссии, которые распределяли места в больницах, отведенные под соответствующие операции. Для усложнения процедуры получения разрешения стали требовать пакет документов (справки из больницы о состоянии здоровья, с работы — о размере оклада и т. д.)[5] . В начале 30-х годов ХХ века начался обратный процесс — государство уже стремилось уменьшить число абортов — сначала их сделали платными, а затем, в 1936 году, постановлением ЦИК и СНК СССР аборты вновь запретили (исключение составляла операция, проведенная по медицинским показаниям).

Тут же выросло число подпольных вмешательств, исследователи приводят следующие цифры — если доля смертей в результате аборта в структуре материнской смертности в 1935 году составляла 26%, то после запрета уже в 1940 году она превысила 50%, а в начале 50-х — 70%.[6]

Вторая декриминализация произошла в 1955 году и продолжается до сих пор.


Законодательные инициативы

Предложение вывести аборты из ОМС, то есть прекратить оплачивать эти операции из государственного бюджета, ограничить аборты и даже ввести уголовную ответственность для проводящих подобные операции врачей, вносились в Государственную Думу неоднократно, но на сегодняшний день поддержки эти инициативы не имеют. По данным Минздрава в 2013 году было сделано 899 тысяч абортов, что стоило бюджету 10 млрд. рублей. Из них по медицинским показаниям было проведено только около 10% операций[7]. На сегодняшний день Президентом подписан лишь закон, запрещающий рекламу абортов (закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов РФ по вопросам охраны здоровья граждан в Российской Федерации», принят Госдумой 15 ноября и одобрен Советом Федерации 20 ноября).


Отношение к абортам религий

Все традиционные религии мира осуждают аборт, признают его грехом, и в своих официальных документах открыто заявляют об этой своей позиции. Например, Святейший Патриарх Кирилл, озвучивая точку зрения Русской Православной Церкви, на выступлении в Госдуме в январе 2015 года призвал вывести из системы обязательного медицинского страхования аборты, отметив при этом, что для решения данной проблемы необходима комплексная работа по поддержке семьи и материнства.


Общественное мнение

Социологический опрос, проведенный в июне 2015 года[8], показал, что большинство россиян к тому, что государство должно предпринимать какие-либо меры по предотвращению абортов, относится негативно. Скорее всего, такая позиция объясняется опасением полного их запрета и нежеланием допускать вмешательство в частную жизнь. Но каждый пятый считает эти меры вполне возможными и обоснованными. Относительно идеи запретов операционных вмешательств по прерыванию беременности, наши соотечественники высказываются следующим образом: 51% опрошенных полагают, что такие процедуры должны производиться по желанию женщины, но значительная часть респондентов согласны с тем, что аборты должны разрешаться только при определенных обстоятельствах. Причем в цифрах есть определенная динамика и с годами доля тех, кто считает правильным разрешение только при учете определенных обстоятельств, увеличивается.


Рис. 3. Мнение россиян о том, должны ли аборты быть запрещены или разрешены.[9]

Общемировое исследование, проведенное в 2013 году компанией PewResearchCenter в сорока странах мира, показало, что в большинстве западноевропейских государств, как и в России, довольно низкий процент населения считает аборты неприемлемыми. Так называемые «развитые» страны, являющиеся рупором свободомыслия и толерантности, в том числе и в вопросах планирования деторождения, последние десятилетия испытывают сильнейший демографический кризис и компенсируют потери численности населения в первую очередь за счет репродуктивной активности мигрантов из стран с иными моральными принципами. О последствиях для национальной идентичности и культуры, которые в перспективе ожидают и наше отечество, сказано уже много, и вопрос о возможности и необходимости вмешательства государства в вопросы планирования семьи остается актуальным.


Рис. 4. Отношение к абортам в мире.[10]


Мировая практика

На планете существует тенденция к либерализации законодательства о медицинских абортах, хотя большинство стран на сегодняшний день придерживаются ограничительного подхода, а свободный доступ к данной процедуре имеют только 25% женщин мира. Такой процент мы имеем благодаря тому, что прерывание беременности разрешено по желанию женщины в странах с относительно высокой населенностью (Китай, Россия, США) и по социальным показаниям (Индия).


Рис. 5. Карта мира по правовому статусу абортов.[11]

На протяжении нескольких десятилетий Россия занимает первое место по числу искусственных прерываний беременности (на 2014 год один аборт на двое родов[12]). Отметим, что точные данные имеются только относительно легальных медицинских вмешательств. Динамика определенно позитивная, если учесть, что к началу 90-х годов XX века соотношение было почти три к одному.


Рис. 6. Число абортов на 100 рождений живых детей в России (данные Росстата).

К моменту распада СССР Россия удерживала абсолютное лидерство по уровню абортов.


Рис. 7.
Число абортов на 100 рождений в некоторых странах (на конец 90-х; в скобках — суммарный коэффициент рождаемости).[14]


ВЫВОД

Запрет абортов не может быть работоспособным инструментом демографической политики без сопутствующих мер. Проблема в том, что ценность человеческой жизни в современном мире ничтожна и десакрализирована. Государство должно вести работу по поддержке детства и материнства / отцовства, возрождению духовно-религиозного самосознания, популяризации статуса родителя, и на этих основах выстраивать эффективную семейную политику.

Без этих мер общественное мнение не поменяется и любые запретительные меры, скорее всего, приведут не к желаемому и необходимому результату, а к недовольству значительной части населения и росту числа подпольных криминальных абортов. Ограничительные меры необходимы, но могут дать лишь кратковременный эффект увеличения рождаемости, а долгосрочный результат можно получить только на основе предварительной и длительной массово-пропагандистской работы по возрождению традиционной ценности родительства и семьи.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Бойко В.В. Рождаемость: Социально-психологические аспекты. М., 1985. С. 98–99.

[2] Бьюкенен П.Дж. Смерть Запада. М., 2003. С. 56.

[3] Динамика абортов в РФ (данные Росстата).

[4] http://izvestia.ru/news/580563#ixzz3kKD2WcCK

[5] Генс А.Б. Аборт в деревне. М.: Изд-во НКЗ. 1926.

[6] Демографическая модернизация России, 1900-2000 / Под ред. А. Г. Вишневского. М.: Новое издательство, с. 38-43

[7] http://izvestia.ru/news/580563#ixzz3kKFRENEy

[8] http://www.levada.ru/02-07-2015/pravo-na-abort

[9] http://www.levada.ru/02-07-2015/pravo-na-abort

[10] http://www.pewglobal.org/2014/04/15/global-morality/table/abortion/

[11] http://demoscope.ru/weekly/2015/0645/lisa01.php

[12] Данные ACUC(Демографический ежегодник России – 2014) 

[13] http://blogs-images.forbes.com/markadomanis/files/2015/02/AbortionRussia.png

[14] http://demoscope.ru/weekly/2003/0123/analit01.php


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Демографическая ситуация в России

Духовность и демография: природа сологенеза

Семейная политика РФ как результат потери суверенитета 

Кризис института семьи в США

Ювенальная юстиция в России



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
347
1115
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика