Анализ региональной ситуации

Анализ региональной ситуации

Фрагменты главы "Современная региональная ситуация. Динамика социально-экономического развития субъектов Российской Федерации: ключевые показатели" монографии "Региональное измерение государственной экономической политики России".


Приходится констатировать, что в настоящее время социально-экономические различия между субъектами Российской Федерации не только не сокращаются, но, напротив, по ряду позиций увеличиваются. В целом по ряду ключевых экономических позиций динамика различий социально-экономического развития субъектов Российской Федерации за 2000–2005 гг. может быть охарактеризована следующими показателями (табл. 1).


Приведенные данные показывают, что при увеличении различий экономических показателей (промышленное производство, инвестиции, безработица, налоги), различия социальных показателей (соотношение денежных доходов и величины прожиточного минимума, розничный товарооборот) сокращаются. Это означает, что с каждым годом для решения социальных проблем государственным органам приходится все чаще перераспределять средства между благополучными и неблагополучными регионами в пользу последних. Улучшение показателей качества жизни населения происходит, в основном, благодаря директивному повышению доходов работников бюджетной сферы и военнослужащих. Рост оборота розничной торговли и сокращение межрегиональных различий по этому показателю объясняется ростом платежеспособности населения, в первую очередь, групп с низким уровнем доходов — работников бюджетной сферы.

Различия в уровне социально-экономического развития регионов являются не только количественными, но и качественными: регионы различаются по имеющейся ресурсной базе, транспортной доступности, по научно-техническому потенциалу и т. д.

Простая констатация факта усиления дифференциации экономического и социального пространства России, не завершающаяся принятием специальной программы стратегического решения этой проблемы, может привести к росту социальной напряженности, к увеличению дотационности региональных бюджетов и, как следствие, к очередному перераспределению средств между благополучными и проблемными регионами в пользу последних. Качественные различия в условиях социально-экономического развития субъектов РФ делают невозможной разработку универсальной стратегии их индивидуального развития. Эта задача может и должна быть решена в рамках разработки и реализации государственной региональной политики. Для выявления основных диспропорций в социально-экономическом развитии регионов России был проанализирован ряд параметров (социально-экономических показателей), от которых во многом зависит уровень регионального развития и на которые, в принципе, можно влиять с помощью тех или иных инструментов государственной политики. Одним из наиболее показательных, с точки зрения экономической развитости регионов России, параметров является валовой региональный продукт на душу населения (далее — ВРП на душу населения). В табл. 2 каждому субъекту РФ присвоен порядковый номер. Рис. 1. показывает, как меняется этот параметр.

Рис. 1 Динамика ВРП с 1995 по 2000 гг.

Рис. 1 Динамика ВРП с 2004 по 2005 гг.

Как следует из рис. 1, наблюдается тренд увеличения разрыва ВРП на душу населения. При этом ярко выделяются три субъекта РФ: Москва, Тюменская область и Чукотский автономный округ. Увеличение разрыва в ВРП наглядно показано на рис. 2 и рис. 3. Видно своеобразную точку перегиба: в 1998 г. что-то произошло, что катализировало процесс расходимости регионов. Отсюда следует вывод, что ведется несбалансированная региональная политика, следствием чего происходит увеличение разрыва ВРП. Кроме того, следует отметить: разрыв развитости по такому показателю, как ВРП в целом по субъектам РФ по минимальному и максимальному значению составляет 45 раз. При этом наблюдается рост разрыва развитости.

Важнейшим макроэкономическим механизмом влияния на экономическое развитие регионов являются инвестиции. С 1990 г. по 2006 г. наблюдаются огромные разрывы в инвестировании в основной капитал субъектов РФ на душу населения. Причем вновь наблюдается тренд увеличения указанного разрыва в инвестиционной политике государства в отношении субъектов РФ. Все это наглядно демонстрирует, что в настоящее время государство ведет несбалансированную инвестиционную политику в отношении регионов России. Значительные диспропорции наблюдаются в динамике среднедушевых денежных доходов населения в субъектах РФ с 1995 г. по 2005 г. В целом имел место стабильный рост данных показателей по регионам: в 1995 г. средние показатели денежных доходов составляли около 500 руб. (в сопоставимых ценах), в 2005 г. — 7500 руб. Стабильность роста демонстрировали также и максимальные и минимальные значения по регионам — с 1250 до 25000 руб. и с 250 до 2250 руб. соответственно.

Однако наблюдается серьезная диспропорция в доходах населения по субъектам РФ — ежегодно увеличивается разрыв между самыми бедными и самыми обеспеченными субъектами: в 1995 г. — в самых малообеспеченных регионах среднее значение денежных доходов населения составляло 250 руб., а в самых обеспеченных — 1250 руб., в 2005 г. — 3500 и 12000 руб. соответственно. Состав самых обеспеченных субъектов менялся: в 2001–2003 гг. на первом месте был ЯНАО, в остальное время — Москва. Кроме того, стабильно высокие денежные доходы населения наблюдаются в Тюменской области, ХМАО, Ненецком А.О., Таймырском (Долгано-Ненецком) А.О. Минимальные денежные доходы у населения — в Чеченской Республике, Кабардино-Балкарской Республике, Ингушетии и Усть-Ордынском Бурятском А.О. Стоит отметить интересные изменения, произошедшие в период 1995–1998 гг. ХМАО И ЯНАО из субъектов с минимальными денежными доходами населения в 1995 г., перешли в субъекты РФ, с максимальными денежными доходами населения, в 1998 г.

Как видно из рис. 2, в данном периоде менялось отношение максимального значения доходов населения по регионам к минимальному значению. В целом можно отметить тенденцию к сокращению разницы, но данное сокращение происходило скачкообразно: в периоде 1998–2000 гг., 2002–2003 гг. разрыв увеличивался, а в остальное время — планомерно уменьшался. К тому же скорость уменьшения разрыва составила всего 2,4% в год, т. е. практически несущественна.

Число регионов, денежные доходы населения в которых превышают средний показатель в соответствующем году, в исследованном периоде колебалось в пределах 22–23 субъектов РФ, причем в 1995–2000 гг. таких регионов было меньше — 19–20.

Схожая ситуация и со среднемесячной номинальной начисленной заработной платой по субъектам РФ.

Рис. 2 Отношение максимального значения доходов населения к минимальному по субъектам РФ

Рис. 3 Средние значения и дисперсии заработной платы по субъектам РФ, руб.

Как показано на рис. 3, наблюдается тенденция увеличения разрыва размера заработной платы в субъектах РФ. Следует отметить, что важнейшим инструментом современной региональной политики является федеральная помощь в виде федеральных трансфертов в бюджеты субъектов РФ. По причине дотационности большинства субъектов РФ такая помощь осуществляется в целях сбалансированности их бюджетов.  В целом можно отметить планомерный рост объема дотаций субъектам РФ, резкий скачок наблюдался только в период 2005–2007 гг. (с отметки менее 300 млн руб. в 2006 г. до 600 млн руб. в 2007). Стабильно росли показатели максимальных и минимальных значений дотаций по регионам — с 50 млн руб. — минимум, и 1000 млн руб. — максимум в 1994 г. до 200 млн руб. и 25000 млн руб. в 2007 г. Так же постепенно сокращался разрыв между самыми большими и самыми маленькими дотациями субъектам РФ: если в 1994 г. он составлял 5000 раз, то в 2007 г. — около 100. Небольшой рост данного показателя наблюдался в 2000 г. — до 900 раз, но затем он вновь опустился до 100. Состав регионов-лидеров по объему дотаций на протяжении данного периода постепенно менялся.

В период до 2000 г. безусловным лидером была Московская область, в 1997–2000 гг. достаточно внушительные суммы получала и Свердловская область. В 1995–1996 гг. по объемам полученных дотаций лидировал Красноярский край. В 1995 г. неожиданно высокие дотации получила Республика Коми. С 2000 г. одними из главных получателей дотаций из федерального бюджета стали Алтайский край, Республика Дагестан и Ростовская область. Кроме того, за весь анализируемый период, за исключением 2005 г., значительный объем дотаций получала Москва. Минимальные объемы дотаций в исследуемый период получали следующие субъекты РФ: Республики Чувашия, Удмуртия и Хакасия, Ямало-ненецкий автономный округ, г. Санкт-Петербург, Астраханская, Белгородская, Калининградская, Калужская, Курская, Ленинградская и Липецкая области. Число регионов, в которых полученные дотации превышали среднероссийский уровень, в среднем составило 32 субъекта. Наименьшим этот показатель был в 1994 г. — 22 субъекта РФ, а наибольшим — в 2006 г. — 38 регионов.

Следует отметить, что в последнее время наметилась крайне негативная тенденция увеличения количества субъектов РФ — реципиентов и уменьшения субъектов РФ — доноров.

Это связано, прежде всего, с наметившейся бюджетно-налоговой политикой федерального Центра, направленной на централизацию и корректировку нормативов налоговых отчислений субъектов РФ в федеральный бюджет в сторону увеличения. Однако обозначенную тенденцию назвать положительной нельзя. С увеличением сфер совместного ведения РФ и ее субъектов, переданных в ведение субъектов, увеличивается объем ответственности субъектов РФ за их реализацию. Это означает, что без соответствующей бюджетно-налоговой политики в отношении регионов России невозможно будет решать вопросы во вмененных субъектам сферах общественной жизни. В сфере региональных рынков труда наблюдается отрицательная динамика. Значительный разрыв в занятости наблюдается между рядом субъектов РФ, хотя, надо заметить, что средний уровень безработицы по России в сравнении с развитыми странами запада относительно невысок и наблюдается медленная тенденция его снижения.

Наглядным, с точки зрения оценки проведения государственной политики по социально-экономическому развитию субъектов РФ, представляется анализ корреляционных связей осуществления региональной политики в различных, но взаимосвязанных направлениях. На рис. 20 изображен график корреляционной связи между региональной инвестиционной и межбюджетной политиками, где 1,00 — означает высокий уровень связи и взаимозависимости, 0,00 — отсутствие такой связи. Анализ указанного графика позволяет сделать вывод о том, что, начиная с 2000 г., отсутствует обозначенная выше связь. Достаточно высокий уровень корреляционной связи наблюдается между региональной инвестиционной политикой и ростом валового регионального продукта (ВРП), что наглядно представлено на рис. 4.

Рис. 4 Коэффициент корреляции между инвестициями и ВРП на душу населения по субъектам РФ

Рис. 5 Коэффициент корреляции между инвестициями и среднедушевыми денежными доходами населения (в месяц) по субъектам РФ

Достаточно высокий уровень корреляционной связи наблюдается между региональной инвестиционной политикой и среднемесячными доходами на душу населения (рис. 5). Необходимо отметить, что значительные диспропорции в социально-экономическом развитии субъектов РФ можно проследить и по иным экономическим показателям. К ним относятся: уровень обеспеченности жильем, обеспеченность автомобильными дорогами, уровень обеспеченности койко-местами в больничных учреждениях и многие другие. Таким образом, рассмотренная динамика диспропорций в региональном развитии усиливает актуальность разработки и реализации государственной региональной политики, адекватной новой региональной ситуации и тенденциям ее развития. Эта политика должна иметь четко определенное и общепризнанное содержание (как самостоятельный предмет государственно-регулятивной деятельности), требующей для своей реализации специальных организационных структур и обеспечиваемой необходимыми финансовыми и иными ресурсами.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3713
19131
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика