Бакалавры и магистры

Бакалавры и магистры

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

У нас принято критиковать ЕГЭ — как квинтэссенцию и одновременно зловещий символ разрушительных нововведений в системе нашего образования. Мне даже как-то раз предложили присоединиться к движению за отмену ЕГЭ.  На самом деле есть штука и посильней ЕГЭ — в смысле разрушительности. Это разделение высшего образования на бакалавриат и магистратуру.

Такое разделение предписывается Болонской системой, к которой мы из суеты присоединились, и не моги против этого слова молвить. И вообще, во всём мире так, как принято одёргивать сомневающихся. Лев Толстой многократно отмечал: множество глупостей и гнусностей делается под девизом «все так делают». К тому же в отношении образования так делают вовсе не «все». Разделение высшего образования на бакалавриат и магистратуру — это англосаксонская система, а в континентальной Европе искони было не так.

Кстати, как я слышала от итальянцев, им удалось заболтать Болонскую систему. Ей отдали то, чего не жалко: филологию, искусствоведение, юриспруденцию, психологию и иную-прочую гуманитарщину. По филологии, например, учишься три года получаешь диплом и… и становишься тем же безработным, но только с дипломом. А для некоторых специальностей итальянцы сделали исключения: для инженерии, медицины, агрикультуры. То есть они сохранили костяк своего совсем недурного высшего образования в его традиционном и свойственном им виде. Это вообще очень по-итальянски: не перечить, но ускользать…

Откуда вообще взялась вся буча? Давайте приглядимся повнимательнее.

В мире есть две системы высшего образования — англосаксонская и континентальная. Можно назвать по-другому; например, дедушка социальной психологии и вообще интереснейший автор, когда-то бешено популярный, а ныне почти забытый, Густав Лебон обозначал эти модели словами «англосаксонская» и «латинская», но это дела не меняет.

А дело такое. В англосаксонской системе образования, как она сложилась в прошлые века, главнейшее внимание уделялось практической подготовке. Человек получал минимум теоретических знаний, а учился на практике — в мастерской, в подмастерье у ремесленника или даже адвоката. Помню, дочка читала какую-то занятную книжку Диккенса, заданную на лето по-английскому, так вот там мальчишка попадает в подмастерья к адвокату и постепенно, наловчившись, сам становится адвокатом. У нас юридическая профессия ассоциируется с многолетнем изучением разных мудрёных дисциплин, с университетом, а там, настрополился — и вперёд. Это, конечно, было во времена Диккенса, но общий подход — вот он такой, практический.

Густав Лебон очень хвалил английскую систему, воспитывающую не знатоков научных дисциплин, а практических дельцов, готовых к решению практических задач. У англичан, — писал Лебон, — «нет такого множества специальных школ, как у нас; у них обучают не книги, а сами предметы. Инженер обучается там прямо в мастерской, а не в школе, и это дает возможность каждому приобрести познания, отвечающие его умственным способностям, остаться простым рабочим или сделаться мастером, если он не в состоянии идти дальше, или же стать инженером, если это дозволяют его способности».

Вот на этой базе, на таком мировосприятии сформировалась англосаксонская система образования. Там профессиональное образование начинают сразу, с самого начала. Сначала готовят техника, потом инженера. Сначала медсестру, потом врача. И соответственно теорию учат по минимуму — ровно столько, сколько надо для усвоения практики. Ничего лишнего. Кто дойдёт до высших ступеней — тому преподадут более продвинутую теорию. Это и есть разделение на бакалавриат/ магистратуру. Это соответствует технику и инженеру.

Кстати, и английское слово engineer значит не совсем то, что «инженер» по-русски. Английский engineer вполне может оказаться техником, т. е. тем самым «мотористом», что это слово и значит буквально. Он вполне может и не иметь высшего образования. Немцам, ценящим дипломы и звания, обидно: без «верхнего», а лезет в калашный ряд. Вот они и придумали прицеплять к своим инженерам приставочку «dipl.» — дипломированный мол я!

Приведу простенький житейский пример того, как она работает. Летом я живу на Кипре и иногда знакомлюсь кое с кем из местных. Как-то повстречала я девушку-англичанку, которая рассказала мне, как она учится в английском колледже гостиничного дела, расположенном на Кипре. Не помню всех подробностей, но суть примерно такая. Вся учёба происходит в гостинице, в гостинице и только в гостинице. Сначала студенты обучаются уборке помещений: практически — чем тереть, когда, с чего начать и чем закончить. Сдают экзамен и получают сертификат профессиональной уборщицы. В принципе, они могут уйти и работать уборщицей, некоторые и уходят. Потом изучают пищеблок: как организовать завтрак, что готовить, как подать. Это изучают долго, девушка говорит, что это самое интересное. (Обед и ужин не изучают — это отдельная профессия, а в гостинице предоставляется только завтрак). После экзамена — опять сертификат — и можно уйти. Потом систему бронирования и рецепцию изучают. Тот же принцип. Испанский язык вот ещё учила моя англичанка. Самые упорные и умные добираются до самого верха — до уровня руководства гостиницы. Вот там изучается и экономика и бухгалтерия и, страх сказать, какая-то математика. А до этого никакой математики не изучали.

Результатом такого обучения оказывается вот что: человек, освоивший полный курс, может прийти хоть в пустыню, организовать там гостиницу и запустить её в работу. Ему не нужно будет ничего импровизировать — он «знает как». Как учат у нас на специальности «туризм и гостиничное дело»? Сначала математика, политэкономия, отечественная история, страноведение, география. Экономика. Бухучёт. Потом, если удастся устроиться куда-то на практику, — некоторое знакомство с гостиницей, где практиканты никому не нужны и только под ногами путаются. Ну, а дальше — как повезёт, как устроится. Если сильно повезёт — может, чему-то научится, а скорее всего — так и останется неучем. Почувствуйте разницу! В результате нашего образования получается импровизатор с политэкономией. В результате их — менеджер гостиницы. Тупой и ограниченный. Но в гостинице будет чисто и порядливо. Для гостиничного дела — англо-саксонская система годится идеально.

Но попробуйте таким манером подготовить ядерного (или хоть какого) физика! Ничего не выйдет. Эта система хороша для узкопрактических специальностей, там это работает. Противоположную система — её Лебон зазывал латинской, а лучше, наверное, назвать континентальной — это система, в которой сразу готовят специалиста с высшим образованием. Латинская система нам хорошо известна. Это наша, сначала российская, а потом советская система. Эта система была в своё время заимствована из Германии. Это дедуктивная система: сначала изучается общее, а потом особенное, сначала изучается теория, а потом учат прикладывать её к практике. Та и другая системы не идеальны. В чём-то хороша одна, в чём-то другая. В тех специальностях, где важна большая научная база, предпочтительна латинская. В практических сферах — англо-саксонская.

Как нужно готовить инженеров — трудно сказать. Наверное, можно и так, и эдак. Мой муж, инженер-физик по образованию, как-то съездил в Южную Корею на научную конференцию по радиоэлектронике (что-то связанное, кажется, с антеннами). Так вот пока «белые тигры» что-то там научно рассчитывают, «жёлтые тигры» просто наугад паяют сотни этих антенн (или иных каких-то устройств) и путём подбора находят нужные параметры. Русскому уму это не даёт надлежащего интеллектуального удовлетворения, однако практическая задача решается и так, и эдак. Это я к тому, что у каждого народа свой стиль жизни, мышления и образования. Какой лучше? Лучше тот, который лучше решает его практические задачи. А ещё тот, к которому он привык.

Та и другая системы — живые и возможные. А вот слияние этих систем — это нечто мёртвое и невозможное.

Почему? Элементарно, Ватсон. В нашем вузе собственно профессиональная подготовка отнесена на последние курсы. А на начальных курсах, по существу дела, никакой профессиональной подготовки нет: есть только создание теоретической базы для профессиональной подготовки. Это не лишено логики: хорошая теоретическая база создаёт полезную основу для освоения специальности. Но — дальше-то надо осваивать специальность! В «латинской» системе так и происходит: тебе не выдадут диплома, если ты не закончил ВСЕГО курса. А в системе бакалавриат-магистратура — выдадут! Выдадут диплом бакалавра человеку, который прошёл чуть больше половины вузовского курса, т. е. освоил только теоретический фундамент. Ведь наш вуз устроен принципиально иначе, чем это принято в англосаксонской системе.

У нас, в стране мирового гротеска, и англо-саксонская система приобретает гротескный вид. Вузовский курс, который издавна был построен как дедуктивный (от теории к практике) просто режут надвое. Бакалавр не получает никаких практических навыков и выпускается фактически человеком без профессии. Что он будет делать дальше — неясно. Назвать его недоучкой — это сделать ему незаслуженный комплимент. Я лично наблюдала, как училась эдаким манером моя родственница в Тульском педагогическом институте (пардон — университете). Это типичнейший симулякр — один из многих в нашей жизни.

Недавно я беседовала с заведующей детсадом. Она рассказала, что к ней приходят работать воспитательницами бакалавры. Они не умеют ни-че-го. А этого им и не вменяется! Им и не положено ничего уметь. Теперь просто воспитательница детсада просто пасёт детишек, надзирая за тем, чтобы те не проломили друг другу головы. А рисовать-петь-танцевать — на это существуют специальные руководители.

Подумайте: воспитательница детсада, не способна заняться с дошколятами пением или рисованием! И всё это плоды образовательной реформы. Можно ли придумать более нелепый способ выбросить деньги на ветер? Зачем вообще этот бред Болонской системы? Зачем это ввели? Уверена: ввели из суеты и низкопоклонства перед Западом — это давняя болезнь нашего народного духа. Официальное объяснение: чтобы наши дипломы признавались на Западе. А зачем нам надо, чтоб признавались? Мы к чему стремимся: чтобы наши молодые люди оставались работать здесь или уезжали? К тому же невежд и тупиц у них своих пруд пруди, а знающих и умелых они принимали всегда с распростёртыми объятиями. Товарищи моего мужа по физтеху всегда находили работу на Западе, потому что умели что-то ценное. Здесь собака зарыта, а не в Болонском процессе.

Нужна ли нам двухступенчатая система образования?

Я считаю, она была бы полезна. Но только в одном случае — если бы она состояла из техникума и вуза. Только в этом случае.

Идею готовить сначала техников я считаю восхитительной, замечательной, превосходной, заслуживающей самого широкого распространения.

Но! Её осуществление потребует перестройки всей системы образования. Это не косметическая процедура, а серьёзная операция. Надо ли? Я думаю, оно того стоит, но браться за дело должны люди с головой и кругозором, имеющие за душой идейный и общеобразовательный запас, выходящий за рамки горячих новостей рунета. Я намеренно не говорю: «профессионалы». Профессионалы-наробразовцы замутили то уродство, из которого ещё невесть как вывернется наша школа — средняя и высшая.

С отцами и матерями нынешней образовательной реформы я не знакома, но по делам их видно: никто из них не имеет фактического высшего образования. То есть не по диплому, а по факту. Высшее образование — это образование, рассчитанное на то, чтобы создавать новое, производить новые знания. Тот, кто способен только копировать и действовать по внешней инструкции — называется техником (это если по уму).

Все наши высшие наробразовцы именно и способны действовать по прописи, но придумать нового не могут — это и есть квалификация техника. Почему не могут? Потому что не понимают, как устроены большие и сложные объекты, не знают истории, не понимают народной психологии, а потому бессмысленно дёргают за разные ниточки, пытаясь «рулить» объектом, устройство которого им неведомо и вообще выходит за рамки их кругозора и способности суждения. Это не обида, а просто факт. У каждого свой горизонт и свои возможности. И их не может изменить присвоение звания академика, назначение на пост федерального министра и пр.

Я очень люблю бесхитростный стишок Державина:

Осёл останется ослом,
Хоть ты увесь его звездами.
Где нужно действовать умом,
Он только хлопает ушами.

Тут уж ни прибавить — ни убавить. Поэтому заканчиваю.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
855
4304
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика