Беда современной школы в торжестве педагогики формальных показателей

Беда современной школы в торжестве педагогики формальных показателей

Во всемирной сети можно встретить 5-серийный документальный фильм «История российского учительства» (да, такие ленты ещё снимают, хотя их никто почти и не смотрит). По моему мнению, его авторы высказали глубокую мысль, объясняющую многочисленные острые проблемы, возникшие сейчас в школьном образовании.

На протяжении всей истории отечественной педагогики прослеживается конфликт между двумя основными её направлениями. С одной стороны, гуманистическая педагогика, для которой главное — растить в ребёнке человека. Краеугольный камень такого подхода — развитие духовности, благодаря чему происходит становление и формирование многогранной личности. Другое направление — педагогика формальных показателей, где ключевую роль играют отметка, общая успеваемость, баллы, школьная форма, дисциплина.

На мой взгляд, в современной российской школе полностью восторжествовала как раз педагогика формальных показателей. Она очень удобна и практична для государства, так как позволяет ввести внешне понятные методы количественного контроля, соотнести итоговые проценты и средние баллы с подготовкой хороших специалистов, которые будут обеспечивать научно-технический прогресс и конкурентоспособность державы. Однако именно излишний прагматизм и отказ от гуманистических традиций подорвал доверие к школе.

Рисуемый сегодня идеальный образ учителя — это учёный субъект, обладающий академическими познаниями и передающий их ученикам. Аксиологический компонент (связанный с ценностями) сведён к минимуму или отсутствует. Не случайно возникают прогнозы, что такого учителя в будущем легко заменит компьютер. Машина может вместить гораздо больше информации и тестировать будет точнее. Однако компьютер вряд ли сможет учить доброму и вечному, что в современной школе с точки зрения формальных показателей уже не очень нужно, во всяком случае, никак не оценивается процедурами ЕГЭ, ОГЭ, ВПР, олимпиадами и др.

Учитель в гуманистической традиции, прежде всего, носитель нравственных ценностей. Он побуждает детей к размышлениям о чести, совести, достоинстве, без чего невозможно гражданское самосознание. Учитель развивает человеческое в человеке, творит человека, а потому и сам «отдаёт сердце детям» — эта фраза была крылатой, любимой в педагогической среде 70-90-х годов, и она была вполне искренней. Учительство воспринималось не просто как работа, а служение. В такой традиции, например, были популярны занятия по истории «Суд над Иваном Грозным (Петром Первым, Робеспьером)», дискуссии, уроки-размышления. Не сказать, что сегодня они в принципе невозможны, но предложенный программами объём и темп изучаемого материала превращает их в исключения. Кроме того, высвободившиеся минутки учителю предпочтительнее посвящать решению заданий экзаменационного типа, ведь именно это и только это с него будут спрашивать.

В гуманистической традиции школа лояльна к индивидуальным особенностям ученика. Да, и в советское время существовала «двойка» , её можно считать аналогом розги дореволюционной поры. Однако в учительской среде общепринятым было правило поставить «три» за старание. Если педагогический коллектив понимал, что для обучения ребёнка сделано всё, все резервы задействованы, но математика (или физкультура) ему таки не даются, то отметку натягивали. При этом ни чьё место такой выпускник не занимал, но уходил из школы без душевной травмы и потом всю жизнь проходил мимо, не плюя в её сторону.

У педагогов были большие возможности варьирования учебным материалом и темпами его освоения. Приведу такой пример из собственной школьной жизни. С 5 по 11 класс каждый сентябрь мы работали в колхозе на уборке урожая, зимой заготавливали лапку, весной перебирали овощи в хранилище, в течение года помогали телятницам. Таким образом, за период обучения в целом выпал почти целый учебный год, тогда как сегодня за несколько непроведённых занятий — «расстрел» от Рособрнадзора. Но тогда на выходе сельские школьники были полноценными выпускниками, которые поступали в профессиональные учебные заведения наравне с городскими, не уступая им.

Сейчас же, несмотря на множество красивых деклараций об индивидуализации, адаптированных образовательных программах, «двойка» стала беспощадной плетью, которая калечит души и детей, и педагогов. Только в 2019 г. около 400 девятиклассников Кировской области не получили аттестаты об основном общем образовании, не пройдя итоговую аттестацию в форме ОГЭ. По стране — многие тысячи. Тесно познакомившись с требованиями контрольно-измерительных материалов, лично я не готов утверждать, что они действительно стоят «слезинки ребёнка».

Стандарты и учебные программы исходят из того, что все дети обязаны соответствовать предлагаемым ими темпам освоения содержания образования. Если ранее изучали «Евгения Онегина» 8 уроков, сейчас — 2; если тратили на разбор «Капитанской дочки» полтора месяца, теперь — полторы недели. На изучение Блока — 1 час, Ахматовой — 1 час, на весь Серебряный век русской культуры — 1 час! Когда в этой гонке полюбить поэзию? Парадокс в том, что в существующей системе аттестации никому и не надо, чтобы ребёнок почувствовал красоту стиха и попробовал сам сочинить, подобрать метафору, спрашивать будут, кто автор, написано ямбом или хореем. Между тем «Никто не знает, что важнее для ребёнка: логический мир, зажатый в черной классной доске, или тот мир, который плывёт за окном» (Януш Корчак).

В СССР при разработке программ отдельных предметов научные коллективы знали и учитывали требования всех остальных дисциплин. В течение года была возможность проводить бинарные (сдвоенные) уроки, п.ч. темы, к примеру, по истории и литературе дополняли друг друга. А, главное, было понимание общей картины школьного образования, соответствия его содержания в целом возрастным особенностям учащихся.

Сегодня такой работы, похоже, никто не ведёт. Нет никаких комплексных исследований, насколько вообще школьная нагрузка (уроки и обязательная «внеурочка», домашние задания) укладывается в санитарные, медицинские, физиологические нормы. Есть лишь гул возмущения, что дети перегружены (добавим к этому репетиторство, подготовку и самоподготовку к конкурсам и олимпиадам, ОГЭ и ЕГЭ).

Есть отличники с невероятной трудоспособностью, занимающиеся практически ежедневно до полуночи. После школы немалая их часть уже похожа на выжатые лимоны. Есть те многие дети, кто от неестественного перенапряжения просто перестают учиться, часть их них бросает школу, часть её ненавидит. Педагоги-новаторы 60-70-х (и потом всплеск перестроечной поры — Амонашвили, Шаталов, Ильин, Караковский) предлагали выстраивать в школе как можно более естественную среду для детей. Сухомлинский говорил о «школе радости», постоянно бывал с учениками на природе, пользовался свободным расписанием и не составлял детальных планов на каждый день. Замечу, что в авторитарном СССР Сухомлинскому было непросто, но он 33 года отработал в Павлышской средней школе, а в современной России ему места бы не нашлось — не дали бы поработать и года. Не будет большим преувеличением сказать, что после Сухомлинского были приняты тысячи инструкций, которые сделали невозможным повторение его опыта.

Профессор Игорь Петрович Иванов, автор «педагогики общей заботы», который работал в Ленинграде в конце 1950 и в 1960-х годах, пытался организовать деятельность детей так, чтобы они чувствовали себя хозяевами собственной жизни: ставили цели, помогали друг другу, оценивали действия и поступки, предвосхищали будущие результаты. В результате в процессе общественно значимой деятельности они начинали понимать, что такое хорошо, что такое плохо, что такое товарищество и дух свободного творчества. Ведь воспитывают, как правило, не слова, а совместная, общественно значимая деятельность детей и взрослых, школьная атмосфера. А что воспитывает бесконечное натаскивание на ЕГЭ?

Подводя итоги сказанному, резюмирую:

— падение доверия к институту школы — это не вина отдельных («ленивых», «малообразованных», «бескультурных») учителей; это следствие самой системы, отказавшейся от гуманистических традиций, абсолютизировавшей педагогику формальных показателей;

— назрело реформирование школьного образования: прежде всего, отказ от мелочной регламентации и тотального контроля за деятельностью педагогов, возвращение в профессию свободы творчества;

— устранение разрыва между замечательными декларациями стандарта о развитии личностных и метапредметных компетенций и условиями ЕГЭ, как главного результата выпускника, остающегося исключительно предметным;

— возврат к идеям «школы радости», путь к подлинной индивидуализации обучения (в т. ч. в объемах содержания и темпах освоения знаний);

— пересмотр учебных программ, устранение избыточности материала, их большая вариативность.

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
808
2606
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика