Безнадега рыночного либерализма в России

Безнадега рыночного либерализма в России

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

Попытка построения в России рыночной экономики по западному образцу по большому счету провалилась. И чтобы понять, почему так произошло, предлагаю сравнить условия, в которых данная экономическая модель существует в Европе и в России.

Из этого сравнения станет понятно, осуществимо ли вообще в России построение рыночной экономики по западному образцу хотя бы в дальней перспективе или это просто невыполнимо.

Итак, в чем различия Европы и России:

1. Численность населения (в Европе в 5 раз больше).
2. Площадь территории (у России в 1.7 раза больше).
3. Плотность населения (в Европе в 8.5 раз больше).
4. Запасы природных ресурсов (у России в разы больше).
5. Объем природных ресурсов на душу населения (в России на порядок больше).
6. Климат (в России в среднем менее благоприятный).
7. Внешние условия (геоэкономика и геополитика неблагоприятная для России).
8. Срок формирования рынка (в Европе более 100 лет, в России 25–30).

Наверняка кто-нибудь скажет, что я забыл про культурные различия и менталитет. Нет, я про это не забыл. Просто менталитет и культура — величины не счетные, поэтому для строгости сравнения сперва разберемся со счетными величинами, а затем вернемся к вопросу культурных особенностей и менталитета.

На минуточку предположим, что культурных различий между Россией и Европой нет и оценим, может ли вообще успешно функционировать в российских реалиях рыночная экономика западного образца. Если хотите — представьте, что весь народ прошел сеанс ментокодирования и стал ровно таким же, как в Европе.

Представили? Тогда начнем.

Рыночная экономика предполагает свободную конкуренцию, а либеральная экономическая модель требует минимального вмешательства государства в бизнес. Правда в Европе и США экономика уже отошла от либеральной модели и госрегулирование там очень даже существует, но не будем углубляться в эту тему.

Кроме свободной конкуренции и невмешательства государства в бизнес, существуют нормы ВТО и свод правил, именуемый вашингтонским консенсусом, то и другое предполагает открытые рынки и минимум заградительных пошлин.

Что это значит?

Это значит, что для успешного функционирования либеральной рыночной экономики в России она должна производить товары и услуги, сопоставимые по соотношению цена/качество с европейскими. А на самом деле даже превосходящие. Иначе при отсутствии заградительных пошлин открытая экономика, проигрывающая импортным товарам по критерию цена/качество, будет постоянно сокращаться.

Как добиться лучшего показателя цена/качество?

Себестоимость, как известно, очень зависит от объемов выпуска продукции. Как правило, чем больше объем выпуска — тем ниже себестоимость единицы. Бывают исключения, но довольно редко.

Таким образом, чтобы добиться более низкой себестоимости единицы продукции, нужно выпускать больше, чем выпускает конкурент (при сопоставимых технологиях, стоимости сырья и других затратах).

Но выше показано, что численность населения в России меньше, чем в Европе, следовательно внутренний рынок меньше. Поэтому, чтобы добиться лучшего соотношения цена/качество, нужно либо занимать часть европейского рынка, либо сильно экономить на сырье, топливе, материалах и рабочей силе.

Но либеральная экономика, вашингтонский консенсус и правила ВТО ведут к тому, что стоимость материалов, сырья и топлива выравнивается, потому что субсидии, дотации и ограничения на экспорт сырья не приветствуются.

И сырьевым корпорациям тоже невыгодно продавать на внутреннем рынке сырье и топливо намного дешевле мировых цен. Если внутренние цены на тот или иной вид сырья и материалов оказываются намного ниже мировых, то возникают либо потоки контрабанды, прикрываемые коррумпированными чиновниками, либо сырьевые корпорации лоббируют свои интересы и вывозят большую часть сырья, в результате чего на внутреннем рынке возникает дефицит и цены выравниваются. Либо то и другое осуществляется параллельно.

Короче говоря, существенной разницы между внутренними и мировыми ценами на сырье и материалы в либеральной рыночной модели быть не может. Разница может быть 10–20% или чуть больше, но не в 2–3 раза. Однако разницы порядка 10–20% в ценах на сырье недостаточно, чтобы создать конкурентоспособное производство, имея в 5 раз меньший внутренний рынок.

И тут нужно учесть, что рынок Европы сформировался намного раньше 91-го года, когда Россия начала внедрять либеральную экономику у себя. И в тот момент, когда российские производители только налаживали новые рыночные отношения после ликвидации советской плановой системы, европейские производители давно уже работали и у них все было налажено.

Это значит, что пока российский производитель будет налаживать производство и выходить на рынок, этот рынок окажется заполнен импортными товарами, после чего задача резко усложнится и соотношение по объему выпуска продукции с европейскими производителями будет даже не 1:5, как следует из объемов внутреннего рынка России: Европы, а 1:20 или 1:100.

Напомню, что заградительные пошлины и субсидии либеральная модель не приветствует, а без них даже российский рынок, который в 5 раз меньше европейского, российскому производителю занять не представляется возможным.

Теперь обратите внимание на площадь территории и плотность населения. Большая площадь и низкая плотность означает более высокие транспортные издержки.

Дополнительные транспортные издержки возникают для всех товаров, распространяемых в России, в том числе импортных. Но европейские производители на своем европейском рынке работают с низкими транспортными издержками, а на российский рынок отправляют результаты своего перепроизводства, если можно так выразиться. При этом российские производители с самого начала работают с более высокими транспортными издержками.

Добавляем к этому более суровый климат, который тоже увеличивает издержки на хранение и транспортировку многих товаров в зимний период, затраты на отопление производственных и складских помещений, офисов, а также короткий сезон, когда можно выполнять строительные работы, монтаж оборудования и так далее.

Что получаем в итоге?

В итоге получаем то, что российский производитель оказывается в значительно более тяжелых условиях, чем европейский, особенно если тот давно уже присутствует на рынке.

И даже если возникает какое-то новое производство, которое открывается в России и Европе одновременно, то европейский производитель все равно имеет преимущества за счет того, что у него в радиусе тысячи километров от завода гораздо больше потребителей, меньше транспортные издержки для захвата внутреннего рынка, меньше климатических трудностей.

Преимущество порядка 10–20% в цене топлива и сырья, которое может иметь российский производитель, недостаточно для того, чтобы компенсировать пятикратную разницу в объеме рынка, двукратную разницу в расстояниях, да еще и разницу в климатических условиях.

И более дешевая рабочая сила не спасает, потому что при современном уровне автоматизации доля оплаты труда в себестоимости продукции не слишком высока. Кроме того, разница в оплате труда при либеральной экономической модели тоже все время уменьшается, потому что квалифицированный персонал стремится туда, где больше платят, то есть в Европу.

Еще не надо забывать про геополитику и геоэкономику. Европейские производители всегда будут иметь дополнительное преимущество за счет политической поддержки и тесных экономических связей с США. И еще за счет того, что кроме европейского рынка они занимают часть американского и часть ближневосточного.

Если сложить все перечисленные факторы, то нетрудно понять, что после 91-го года в России шансы имели только те производства, которые на момент ликвидации СССР превосходили европейских конкурентов по качеству продукции.

К этим производствам можно отнести вертолетостроение, атомную энергетику, ракетостроение, производство оружия и пожалуй все. Остальные отрасли, не имевшие существенного превосходства и запаса прочности, оказались в тяжелейшей ситуации и многие уже загнулись.

Более того — новые производства тоже будут оказываться в неблагоприятной ситуации в сравнении с европейскими конкурентами — и с действующими и с новыми.

Именно поэтому в России не восстанавливается производство. При либеральной экономической модели оно не будет восстанавливаться никогда. Наоборот, будет постоянно сокращаться.

Как только в Европе научатся делать вертолеты, сопоставимые по характеристикам с Ми — накроется российское вертолетостроение. Как только в Европе научатся строить АЭС лучше российских или добьются успехов в области ядерного синтеза — накроется РосАтом. Если, конечно, Россия к тому моменту не откажется от либеральной экономической модели.

Все упирается в либеральную экономическую модель, которая дает европейским производителям массу преимуществ из-за того, что у них в 5 раз больший внутренний рынок, меньше расстояния, выше плотность населения, лучше климатические условия, а также благоприятная геополитика и геоэкономика.

В условиях рыночной экономики Россия могла бы поддержать своих производителей более дешевым сырьем и топливом, которое должно быть не на 10–20% дешевле, чем в Европе, а в 2–3 раза, еще лучше в 5 раз. Но для этого нужно отказаться от либеральной модели и ввести жесткие ограничения на экспорт сырья вплоть до госмонополии.

Россия может поддержать своих производителей дотациями, субсидиями и заградительными пошлинами, но для этого тоже надо отказаться от либеральной экономической модели и решительно выйти из ВТО. И принять меры, чтобы не было пути назад.

На самом деле и этого недостаточно.

Капиталистическая модель, диктующая принцип максимальной прибыли, в принципе порочна, потому что целью современной экономики должен быть не рост капитала, а занятость населения, развитие технологий, повышение уровня жизни.

Пока в России во главе угла стоит рост капитала, экономика будет оставаться сырьевой, потому что только по запасам природных ресурсов наша страна имеет преимущество перед Европой, по всем другим параметрам — климат, расстояния, плотность населения — мы уступаем.

Специально поясню про плотность населения — высокая плотность населения в современной экономике является преимуществом. Именно поэтому наибольшего развития достигают мегаполисы и такие страны как Япония и Сингапур. Высокая плотность населения обеспечивает более высокую скорость коммуникации, большую динамику на рынке труда, большую эффективность в сфере услуг.

При либеральной экономической модели сфера услуг в России тоже будет уступать европейской. Услуги будут менее качественными и более дорогими (в пересчете на зарплаты).

Чтобы добиться сопоставимого с Европой качества товаров и услуг, развития производства и роста уровня жизни, нужно компенсировать неблагоприятный климат, большие расстояния и низкую плотность населения более доступными (более дешевыми) энергоресурсами, топливом и сырьем. А также ввести субсидии, заградительные пошлины и… развивать науку и образование, чтобы побеждать не только низкой стоимостью сырья, но и высокой квалификацией специалистов.

И все это упирается в экономическую модель и политику государства.

При либеральной рыночной капиталистической модели, диктующей погоню за прибылью, открытые рынки и свободную конкуренцию, в которой российские производители неизбежно оказываются в худшем положении, чем европейские — никаких перспектив на развитие у России нет и не будет.

И ссылаться на культурные особенности и менталитет просто не имеет смысла. Даже если весь народ каким-то образом заменить на немцев, французов и японцев, это не изменит ни территориальный, ни климатический фактор. И плотность населения при замене 1:1 не изменится.

Более того, менталитет является производным от условий проживания народа, от климатических, территориальных и внешнеполитичеких факторов. Поэтому если каким-то образом русских и немцев поменять местами, то лет через сто приехавшие в Германию русские станут немцами, а приехавшие в Россию немцы станут русскими. Собственно это многократно проверено на практике. Немцы, французы и прочие испанцы, оказавшиеся в России сто и больше лет назад, стали неотличимы от русских. И не по причине смешанных браков, а потому что бытие определяет сознание и ничего с этим не поделать.

Вывод из всего этого такой: Либеральная рыночная экономика в России провалилась не потому, что руководство такое бездарное или народ такой негодный. Либеральная рыночная экономика в России при ее территории, плотности населения и климате в принципе не может быть успешной. А менталитет — это производная от той же территории, климата, плотности населения и внешних факторов, которая просто усиливает несоответствие либеральной рыночной модели с российскими реалиями.

И руководство у нас в последние 30 лет было не бездарное, а преступное. Потому что не могли они не понимать, чем все закончится. Не верю я, чтобы Гайдар и Чубайс не умели считать и не понимали изложенного выше. Просто им было наплевать на Россию и ее будущее, они решали свои задачи и успешно их решили.

И Путин с Медведевым решают свои задачи и тоже вполне успешно. Они занимаются реализацией проекта под кодовым названием Большая Европа, в котором Россия будет ни чем иным как сырьевым придатком, потому что в условиях либерального рынка ничего, кроме поставок сырья из России прибыльным, а значит целесообразным в соответствии с кап.моделью — не будет.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2806
9896
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика