Бюджетная ампутация

Бюджетная ампутация

Автор Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

В начале года прошла информация о том, что на совещании у премьер-министра РФ Дмитрия Медведева было принято решение сократить расходы бюджета на 2016 год на 10%. Министр финансов России Антон Силуанов подтвердил эту информацию, заявив, что министерства и ведомства сами предложат план оптимизации бюджета Минфину. Это позволило бы сэкономить порядка 490 миллиардов рублей. Спустя какое-то время данные были получены, и 16 апреля министерство финансов России подготовило поправки в закон о бюджете на 2016 год.

По мере продолжения кризиса секвестр принимает всё более радикальные формы. Сокращение на 10% является не первым. Оно как бы наслаивается на ежегодное сокращение на 5%, которое уже было предусмотрено при составлении бюджета на 2016 год, когда он планировался в рамках трёхлетнего бюджета. Последнее надо пояснить.

В декабре 2014 года на фоне стремительного падения цены на нефть президент Путин распорядился в 2015–2017 годах ежегодно сокращать расходы федерального бюджета не менее чем на 5% в реальном выражении. В 2015 году в эту картину вмешался кризис, и прямо посреди года бюджет пришлось резать ещё больше, чем планировалось.

Из-за дешёвого барреля бюджет 2016 года пришлось принимать на один год, а не на три, как делалось ранее. Переход на трёхлетний бюджет состоялся в 2007 году с целью повышения эффективности бюджетной политики за счёт того, что финансирование долгосрочных проектов (например, возведение инфраструктурных объектов) закладывается в бюджет заранее на 2–3 года и тем самым снижается вероятность прекращения их финансирования в связи с изменившимися параметрами нового бюджета. Таким образом, бюджет на каждый последующий год верстался исходя из ранее подготовленного проекта бюджета на плановый период. Трёхлетняя система бюджета существовала вплоть до прошедшего года, когда был принят закон «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов». Но в бюджете 2016 года от этого правила отошли.

Дыра в федеральном бюджете 2016 года на 2,36 триллиона рублей (3 процента ВВП или 14% от расходной части) возникла вполне естественно. На протяжении долгого времени федеральный бюджет деформировался в сторону нефтегазовых доходов (рис. 1). Когда же они уменьшились, возник дефицит.

Рис. 1. Доля нефтегазовых доходов федерального бюджета, %

Примечательно, что балансировка российского бюджета зависела даже не от цены на нефть, а от темпа её роста. То есть для того, чтобы бюджет был бездефицитен, не было достаточно, чтобы цена на нефть просто была высокой — было необходимо, чтобы она постоянно прирастала относительно ранее достигнутого уровня. С 2001 по 2008 год цена нефти стремительно росла. В это время наблюдался стабильный профицит федерального бюджета. В результате резкого падения нефти в 2009 году бюджетный дефицит подскочил до 8% от ВВП. После 2009 года цена на нефть лишь на короткий срок достигла докризисных показателей, после чего снова пошла вниз. В это время, напротив, наблюдался стабильный бюджетный дефицит, который в 2015 году вышел на уровень 3,7% от ВВП, а если считать от расходной части бюджета — то 18%.

Дефицит нужно ликвидировать. Это можно делать за счёт поиска новых источников финансирования бюджета, либо за счёт сокращения расходов. Среди дополнительных источников могут быть госдолг, резервы и приватизация. Но не один из них не может стабилизировать бюджет в долгосрочной перспективе.

За счёт приватизации в 2016 году планируется получить от 1 до 1,5 триллионов рублей. На продажу запланированы пакеты акций «Роснефти», «Башнефти», «Алросы» и др. Но распродавать государственные активы вечно невозможно. Рано или поздно они закончатся.

На первый взгляд, для более-менее безопасного увеличения госдолга пока что вроде бы тоже есть возможность. Госдолг составляет не более 14% от ВВП — мизерная по международным меркам величина. Для сравнения, госдолг Японии превышает 240% от ВВП, Италии — 130%, США — 105%, Франции и Испании — 90%. Однако, это не значит, что правительство может безгранично залезать в долги. Повторение опыта западных стран, большинство из которых вряд ли уже смогут безболезненно вылезти из долговой петли, не выглядит привлекательной перспективой. К тому же мы помним, как российское государство сумело в достаточно короткие сроки превратиться в банкрота в течение 1990-х годов. В дефолтный 1998 год госдолг достиг 146% от ВВП. Пугает и тенденция последних лет.

С 2012 по 2014 год государственный долг вырос почти вдвое, а расходы на его обслуживание — почти в полтора раза.

Есть возможность задействовать резервы, так называемую подушку безопасности. За время нефтедолларового изобилия государство накопило крупный ресурс. Всего за рубеж было выведено 34 триллиона рублей в пересчёте в ценах 2014 года, что равняется 40% ВВП того же года. Размер ежегодных вливаний в российские международные резервы достигал 11% от ВВП России (рис. 2).

Рис. 2. Размер пополнения (+) и уменьшения (-) российских золотовалютных резервов

Но проблема заключается в том, что эти резервы были изрядно поистрачены ещё в 2008–2009 годах. Они пошли в расход и во время текущего кризиса. Такими темпами они могут полностью иссякнуть к 2017 году.

Самым лучшим способом получения дополнительных денег в бюджет было бы создание новой налогооблагаемой базы — то есть учреждение новых предприятий, строительство фабрик и заводов. Но для этого должен работать инвестиционный механизм. Его не хотели нормально запустить даже в благополучные годы. А теперь инвестиции падают стремительно и неумолимо (рис. 3).

Рис. 3. Темпы спада инвестиций в основной капитал в России, к предыдущему месяцу с исключением сезонного фактора

К тому же инвестиции — процесс длительный. Они окупаются постепенно и не сразу. Если вдруг правительству и удастся сейчас нарастить инвестиции (что при сохранении нынешней монетаристской экономической политики маловероятно), то отклик наступит лишь через несколько лет. Время для продуктивных инвестиций в прошлом упущено. А дыру в бюджете надо латать уже сейчас.

Вот и получается, что единственный выход у этого либерального правительства — радикально резать расходы. Правительство выступает в качестве хирурга-ампутатора, который, не желая излечить пациента, отрубает ему больную часть тела. Кроме того, можно попытаться выжать из населения последние копейки. Бизнес освободили от повышения налогов на ближайшие три года. Однако сами бизнесмены не ощущают ослабления налогового бремени. Всевозможные способы изъятия денег у населения в изобилии появляются в налоговом законодательстве. Регионам уже дано право вводить налог с продаж в размере до 3%. Этот налог относится к так называемым косвенным, то есть включаемым в стоимость товара и, таким образом, оплачиваемым за счёт потребителей.

Потрясением для многих небогатых россиян стало появление налога на недвижимое имущество физических лиц. Его могут вводить органы местного самоуправления. Для этого им необходимо отменить действующий налог на имущество. Главное отличие нового налога от ранее существовавших заключается в том, что налоговая база по нему рассчитывается не из учёта себестоимости и износа объекта, а на основе кадастровой стоимости, что уже привело к многократному увеличению налогов на недвижимость в некоторых регионах.

Недавно в Думу был внесён законопроект «Об организации дорожного движения», который позволит населенным пунктам вводить платный въезд на отдельных участках дороги. Эту норму можно будет использовать для организации платного въезда в центры городов.

Конечно, можно надеяться и на то, что нефть снова подорожает и бюджет наладится. Но надолго ли? До следующего падения цен на нефть. До тех пор, пока федеральный бюджет чрезмерно зависим от одного источника, да ещё и от несуверенного источника, неподвластного нашей воле, считать российскую экономику полностью суверенной никак нельзя. Эту ситуацию в будущем потребуется изменить, а для этого надо будет внимательно учесть ошибки либерального прошлого.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Кто станет новыми Мининым и Пожарским? — II

Предсмертные конвульсии потребительского рынка

Готов ли бизнес отстоять свои интересы?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
930
3056
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика