Бюрократический зуд чиновников от образования летом перешёл в острую стадию

Бюрократический зуд чиновников от образования летом перешёл в острую стадию

В 80-е и 90-е годы прошлого века, любят вспоминать школьные директора-аксакалы под тоскующие вздохи коллег помоложе, со школ требовали два отчёта: на 1 сентября и по окончании учебного года. Однако в новом тысячелетии к системе образования подобралась кампания по борьбе с бюрократией, и документооборот стал нарастать со скоростями торнадо, сметающим в бумажном вихре всё здравое и степенное, что до того было накоплено школой.

Особенно смело начали давить бюрократию при министре Филиппове, так что руководители образовательных организаций только успевали менять шариковые ручки и рулоны писчей бумаги. А как боролись с бюрократией при Фурсенко! Шедеврально! В каждое учреждение пришёл компьютер и принтер, и данное обстоятельство предвосхитило конец профессии секретаря-машинистки. Зачем отныне нужна была такая профессия, если любой директор к концу правления Фурсенко печатал 500–600 знаков в минуту, что лишь немного уступает мировому рекорду американской секретарши Барбары Блэкберн?!

Министр Ливанов издал вошедший в анналы национальной образовательной политики приказ «О сокращении объёмов отчётности», обогативший антибюрократический настрой разбухшего до треска в штанах штата менеджеров знаменитым отчётом о количестве отчётов. В ту пору я насчитывал их четыреста, исключая бухгалтерию, у которой своя собственная гордая песня. Приход министра Васильевой ознаменовался очередным наступлением на позиции бюрократии, после чего все её противники до сих пор драпают что есть мочи, однако успевая на ходу готовить разнообразные бесчисленные информационные справки.

Милый, дорогой, счастливый наш Василий Александрович Сухомлинский! Он никогда бы не написал книгу «Сердце отдаю детям», так омрачающую существование бюрократов-трудоголиков системы образования, будь он директором в нынешние времена. Какая «школа под голубым небом»?! Какой лагерь на берегу реки, сенокос, какие походы, ежедневные прогулки с учениками?! Школа перед голубым монитором — вот его участь сегодня. Какая к чёрту «школа радости»?! Это смиренное страдальческое корпение над ответами к регулярным электронным запросам с пометкой «Срочно!!!». Думается, Сухомлинский в современную школу вообще бы не пришёл, во всяком случае, не на административную работу. А если бы ненароком его сюда занесло, то в лето 2018 года также бы стремительно отсюда вынесло. Чиновники от образования вошли нынче в раж и никому не дают продохнуть. Кажется, это единственная социальная группа, не подозревающая, что лето — пора учительских отпусков.

Фантазии бюрократов нет предела, потому из них вполне могли получиться режиссёры «ужастиков», а они спускают ужас за ужасом в подчинённые школы. Тут не до педагогики, без которой народный педагог себя представить не мог. Потому, наверное, системой образования теперь больше востребованы руководители — строители, руководители — финансисты, руководители — кочевники по отделам и департаментам.

Одно летом может радовать школьных директоров — детей в здании нет, и есть возможность, не отвлекаясь на шум и приставания с разными глупостями учителей, родителей и их отпрысков, с головой погрузиться в бездонный омут важнейшей отчётности. Отчётность — краеугольный камень образования XXI века, его цель и смысл. Давайте посочувствуем тем, кто ещё не понял, что пребывание ребёнка в школе обусловлено в первую очередь необходимостью учесть его там и сосчитать его сям.

Итак, перейдём к конкретным примерам текущего лета.

Данные об успеваемости собираются специальной программой в разрезе всех предметов, ступеней, учителей и классов. Титаническая работа, единственный выхлоп которой — среднестатистическая отметка по той или иной дисциплине в Кировской области для сравнения результатов учителя при аттестации. Говорить о здравом смысле в современной российской школе вообще моветон, но здесь он как конь не валялся. Один учит детей с высокой познавательной мотивацией, другой — «слабенький класс», это всё равно что сравнивать температуру в Кирове и Астрахани, наказывая тот субъект федерации, где она ниже. Зато какое пространство для чиновничьих изысканий!

Вот нужно было отразить по 100 позициям, сколько детей, какого возраста (по годам) занимаются тем или иным видом спорта, общефизической подготовкой, сколько из них инвалидов, детей с ОВЗ, кто у них педагоги, с каким образованием, есть ли стадионы, площадки, спортзалы и какие, есть ли школьные спортивные клубы. О качестве всей этой статистики говорит один маленький факт. Наш школьный баскетбольный клуб «Кристалл» много лет выходит в финал регионального первенства «КЭС-Баскет», был чемпионом области, победителем первенства ПФО. Однако в графе «клубы» проверяющие потребовали поставить «0», потому что в школе нет положения с грифом «Утверждено» и нет приказа о создании. Мало ли кто играет и привозит грамоты с печатями. Нет документов — не докажете. Как говорится, не верь глазам своим.

Свыше 1300 позиций содержалось в мониторинге по учебникам, которые есть, могут быть, могут быть лишними или недостающими в школьной библиотеке. Один беглый просмотр перечня, набранного шрифтом, доступным лишь орлиному зрению, легко укладывается в пару рабочих дней. А там ещё посчитать надо, проставить цифры да не промахнуться мимо нужной строки.

Мониторинг использования продуктов и услуг интернет-компаний предполагал вычисление долей автоматизированных рабочих мест с отечественными и иностранными поисковыми системами, браузерами, почтовыми сервисами, мессенджерами и др. Если в организации 100 компьютеров, пользователи которых в отпуске, не трудно представить масштаб задачи. Он разве что чуть проще, учитывая, что практически всё перечисленное насмерть блокируется централизованной контентной фильтрацией. Лишь новостные и образовательные ресурсы блокируются фильтром жёстче. Вообще, школьный интернет — не пародия, не китайский вариант, а вариант диких племён ареала реки Замбези, незнакомых с электричеством и письменностью.

Запросили план поездок школьным автобусом на лето и будущий учебный год. Мы добросовестно опросили классных руководителей, учителей, сотрудников летнего лагеря при школе, составили большой перечень, предвкушая, какое удовольствие доставим детям. В результате оказалось, что ездить никуда нельзя.

С наслаждением разве что заполняю таблички, чего и сколько учреждению требуется — по антитеррористической защите, санитарным нормам, пожарной безопасности, гражданской обороне, на ремонт и т.п. Знаю, что ничего не дадут, но душу греет — кто-то, есть вероятность, прочитает, прежде чем отправить в долгий или мусорный ящик. Также заполнил заявки на аппаратно-программный комплекс, как-то связанный с медосмотрами, и хоккейный уголок без формы. Может, они не очень-то нужны, но зато их обещают поставить — видимо, бюджет централизованно платит. Практика подобных поставок началась ещё в «нулевые»: ксерокс, не имевший аналогов на рынке, быстро вышедший из строя без надежды найти запчасти; спутниковая антенна по цене трёх (мы даже не распечатывали); книги неизвестных авторов и прочие малополезные либо совсем бесполезные вещи.

Чтобы слишком не утомлять читателя, просто перечислю некоторые реализованные мониторинги: обеспечение права обучающихся с расстройствами аутистического спектра на образование, по противодействию коррупции о 6 главах; об объёмах закупок с 2014 г. в 10 таблицах за 3 часа до конца рабочего дня; количество аттестованных и прошедших курсы повышения квалификации; асоциальные проявления в подростковой среде; производители и поставщики продукции в летние лагеря; используемое программное обеспечение в соответствии с реестром для ЭВМ и БД (мол, выберите из 4683 пунктов)… Полагаю, читатель, достаточно? Напоминаю, летом все педагоги уходят в отпуск продолжительностью 56 календарных дней.

Добавлю, ведётся школьный сайт, требования к обязательной информации которого прописаны инструкциями на многих листах. Часть этой информации учреждения обязаны публиковать на официальном портале bus.gov.ru, часть — на информационно-образовательном портале. Данный вид деятельности настолько трудоёмок, что впору назначать освобождённого сотрудника, но ставок нет — именно здесь, в оптимизационной борьбе с «бюрократией» школьных ставок, достигнуты кое-какие успехи, их опять сокращают.

Объёмы информации, предоставляемые школой в электронном виде, растут в геометрической прогрессии. Одних только паролей для входа в различные информационные системы скопились десятки, и иногда нужно затратить полдня, чтобы вспомнить, куда направляются те или иные сведения. А чего стоит ЕГИССО с занесением СНИЛС, иных документов, дат рождения, дат принятия решений всех получателей льгот — на питание, проезд, коммунальные услуги! Чего стоит ФИС ФРДО — формирование базы выданных документов об образовании, начиная аж с 2000 г. (только по нашей школе нужно внести около 2 тысяч записей с сериями и номерами)! Спрашивается, в какую бездну девается вся эта прорва информации, если правительство Кировской области в нарушение вышеупомянутого ливановского приказа вынуждено снова и снова запрашивать у каждой образовательной организации информационную справку с чёртовой дюжиной страниц — от численности учащихся по параллелям до технической характеристики зданий?

Мы сами себе удивляемся, когда между прочим успеваем провести педсоветы о допуске к итоговой аттестации, переводе обучающихся, награждении отличившихся; выпускные вечера; организовать лагерь с дневным пребыванием на 170 мест; оборонно-спортивный лагерь для юношей; выдержать пару проверок надзорных ведомств; содержать пришкольную территорию в 3,5га; составить и проверить в госэкспертизе сметную документацию; заключить договоры с подрядчиками; встретить юбилейные выпуски; подготовить школу к новому учебному году; изготовить баннер с портретами знаменитых выпускников; сформировать классы с углублённым изучением после начальной ступени и профильные классы на старшей ступени; написать планы на предстоящий учебный год… Да и нужно ли теперь это кому, если «хромает исполнительская дисциплина»?

… Мои друзья, зная о собираемой коллекции притч, прислали из недр социальных сетей такую (прошу прощения у автора, что не знаю его имени, а притча восхитительная и подлежит широкому распространению).

Парикмахер стрижёт педагога и спрашивает:

— Отчего у нас с образованием всё хуже и хуже?

Педагог отвечает:

— Представьте, что вы должны письменно фиксировать и обосновывать применение каждого инструмента для стрижки, составлять перспективный и почасовой планы пострижения каждой головы, обосновать письменно ее помывку, применение шампуня и других средств по уходу за волосами. Оплата вашего труда будет в прямой зависимости от количества статей о пользе стрижки, которые вы опубликуете, причем с учетом рейтинга издания, от чтения публичных лекций о мытье головы и участия в семинарах и конференциях на тему «Бритье как исторический концепт в медиа-коммуникативном аспекте», от показательных развлечений, которые вы будете устраивать для клиентов. Несколько раз в год к вам будут приезжать с проверками. Решением свыше будет запрещено использование ножниц с острыми концами…

— …!! … как… . . ! — сказал обалдевший парикмахер, — А СТРИЧЬ-ТО КОГДА?!

— Полагаю, что я ответил на ваш вопрос.

Игорь Олин

Источник


Автор Игорь Витальевич Олин — директор средней школы в поселке Вахруши в Кировской области, учитель истории, публицист и блогер, настоящий народный учитель.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

У России с такой школой нет будущего

Бороться нужно не с нахлебниками, а с самой кормушкой

Как развалить систему образования: диверсионная программа

О бюрократизации и застое в образовательном и научном секторах непроизводственной сферы РФ



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
601
1979
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика