Центробанк: таинственный призрак эмиссии

Центробанк: таинственный призрак эмиссии

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

В СМИ появились сообщения о намерении ЦБ России произвести в декабре эмиссию в размере триллиона рублей. Кто-то поспешил увидеть в этом победу плана Глазьева, да и нашего Центра, который уже многие годы безуспешно пытается донести до властей понимание того, что денежное предложение должно быть привязано к потребностям реального сектора, а не к валютной выручке. В действительности декабрьские планы Центробанка не имеют ничего общего с этими идеями, призывающими использовать денежную эмиссию в качестве инструмента развития.


Во-первых, в увеличении наличной денежной массы на триллион рублей под Новый год нет ничего необычного. По традиции безалаберного исполнения бюджета ежегодно к концу года на его счетах накапливаются средства, которые в последний момент распределяются в авральном режиме. Понятно, что ни о каком качестве бюджетной политики в таких условиях говорить не приходится. Властям нужно срочно распихать деньги среди получателей — хоть в землю закопать, лишь бы отчитаться в «исполнении» своих обязанностей. Кстати, таким образом засевшие в правительстве идеологические монетаристы противоречат своим собственным тезисам о зависимости цен от объёмов денежного предложения. Ежегодно денежная база подскакивает в декабре процентов на двадцать, однако существенного инфляционного эффекта это не вызывает (рис. 1).


Рис. 1. Динамика денежной базы в России

Вернее сказать, определённые инфляционные всплески в конце года — начале следующего иногда наблюдаются, однако эта тенденция является не постоянной и не может объясняться исключительно монетарными факторами (рис. 2).


Рис. 2. Индекс потребительских цен на конец квартала к концу предыдущего квартала

Во-вторых, речь идёт не об эмиссии, а о возвращении в оборот ранее изъятых из него бюджетных средств, которые хранятся в Центральном банке. Эмиссия подразумевает создание новых денег, а не распечатывание хранилищ со старыми деньгами. По этой причине нельзя приравнивать к эмиссии и использование средств Резервного фонда, как делают некоторые комментаторы. Средства этого фонда номинированы в иностранной валюте и находятся на счетах ЦБ. В действительности они представлены иностранными активами — в основном ценными бумагами иностранных государств. В нужный момент ЦБ продаёт их, а на вырученную с этого валюту покупает рубли на внутреннем рынке, и уже рублёвый ресурс используется для финансирования расходов бюджета. Таким образом, ни эмиссии, ни изъятия денег из каких-то специальных хранилищ не происходит. Просто имеющаяся на рынке валютная масса переводится в бюджет.

В-третьих, триллион рублей является совершенно незначительной величиной в масштабе российской экономики. Для сравнения, денежная масса составляет 32 трлн. руб. С учётом мультипликатора, который в России равен примерно трём, при эмиссии триллиона рублей денежная масса может быть доведена до 35 трлн. руб. Совершенно небольшая с точки зрения потребностей экономики в оборотных средствах величина. У большинства успешных стран размер денежной массы доходит до 100 и даже 200 процентов от ВВП. В России же он составляет чуть более 40%. Даже в проведшей либеральные реформы одновременно с Россией и сохранившей приверженность принципам неолиберализма Бразилии отношение денежной массы к ВВП в полтора раза превышает российское. Но даже и тот триллион рублей, который поступит в оборот в декабре вскоре, как это обычно и происходит, будет снова изъят, так как на следующий год опять начнётся накопление средств на счетах бюджета. В итоге никакого значимого воздействия на экономику это не произведёт. А с учётом того, что после снижения валютных поступлений от продажи нефти необходимость в выкупе излишней валюты с внутреннего рынка Центробанком отпала, каких-либо существенных изменений величины денежной массы ждать не придётся. Если в начале 2000-х годов из-за обильного притока нефтедолларов денежная масса в России росла в среднем более чем на 40% в год, то теперь этот процесс остановился, а размер денежной массы застопорился в районе 30–32 трлн. руб (рис. 3.).


Рис. 3. Денежная масса и денежная база в России

Но почему СМИ уделили такое внимание новости о предновогоднем триллионе? Очевидно тематика денежно-кредитной политики стала достаточно болезненной для российского общественно-политического дискурса. Явное несоответствие подходов денежных властей интересам реального сектора, бизнеса всех калибров становится всё более очевидным для общественности. В информационном пространстве ведётся натуральная война, где по одну сторону фронта фактически лишённый доступа к президенту советник Сергей Глазьев, адекватная часть научного сообщества и страдающий от смертельной процентной удавки национальный бизнес, а по другую — правительство и Центробанк, вооружившиеся аналитическими рекомендациями МВФ.

Заявления высших руководителей страны при этом напоминают тяжёлую форму шизофрении. С одной стороны, ставится задача импортозамещения, с другой — одобряется политика борьбы с инфляцией путём ограничения денежной массы. Высокие процентные ставки, по мнению властей, должны сохраняться до тех пор, пока не будет снижена инфляция. Однако феерическим образом игнорируется тот факт, что кредит является одним из главных источников инвестиций, а его дороговизна ставит крест на том самом импортозамещении, к которому призывают страну с высоких трибун.

Комментарии патриархов российского монетаризма, объясняющих инфляцию увеличением количества денег, достойны размещения в сборниках лучших сказок народов мира. Миф о монетарном характере инфляции в России легко опровергается статистикой прошлых лет, когда уровень цен снижался, несмотря на рост денежного предложения (рис. 4).


Рис. 4. Инфляция, прирост ВВП и денежной массы в России

Обеспечить необходимый промышленный рост в России можно лишь в том случае, если будет создан механизм доступного кредитования производственных предприятий. Его введение не представляет особой сложности. Кредит может выдаваться под чисто символический процент или же и вовсе на беспроцентной основе по схеме участия в прибыли. Проект органа инвестиционного кредитования производителей подробно разработан нашим Центром. Возражения против эмиссионного стимулирования экономического роста в данном случае абсолютно несостоятельны, так как дешёвый кредит предполагается выдавать исключительно под создание новых производственных мощностей. Это значит, что увеличение денежного предложения должно сопровождаться ростом товарной массы и инфляционный фактор должен купироваться даже в соответствии с классическими монетаристскими формулами.

Смена кредитно-денежной политики является одним из основных условий выхода России из затяжного кризиса, но произойти она сможет лишь в случае победы национальных сил над навязанной извне убийственной монетаристской концепцией. И это рано или поздно точно произойдёт — жить-то хочется.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Капитал гуляет на свободе: во что обходится России либеральный валютный режим

Россия и ТЭК: кто кого будет кормить? 

Уровень жизни 

Слишком много денег: крутые виражи бюджета



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2170
40152
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика