Что такое добро и зло?

Что такое добро и зло?

Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор.

Почему этот разговор вдруг стал актуальным? Если вы спросите себя, что такое добро и зло, то почувствуете, как ускользает ответ. Философские словари определяют мораль, нравственность, добро и зло сквозь многообразные трактовки этих терминов.


В результате нагромождение речевых конструкций не приводит к ясности и пониманию этого вопроса, который указывает на некое очень важное, жёсткое, смысловое и ценностное правило жизни. Понятие «добро и зло» пронизывает всю нашу жизнь, начиная от рождения и завершая уходом. Некоторые проживают жизнь без глубоких рассуждений об этой базовой единице нашего сознания. При этом она вписывается во всю сознательную картину мира смыслов и понятий. 

Не оглядываясь на словари, категория «добра и зла» незримо и определённо присутствует вокруг. Она не терпит двусмысленности в актуальном контексте, в котором «война», «мир», «Донбасс», «Путин», «партия», «политика», «кризис»… Находясь в данном контекстном поле, необходимо соблюдать ответственность за свои слова и поступки. Это, прежде всего, необходимо тому, кто хочет в этом мире что-то поменять к лучшему и более правильному.


ЦЕННОСТНАЯ ШКАЛА

Когда слушаешь некоторых публичных политиков или других лидеров мнений, понимаешь, что они говорят о сложных вещах, но не обращаются к слушателю. Наш Центр не претендует на абсолютную избранность, но, когда мы вышли с проектом новой Конституцией РФ, то в ней мы обозначили проблемы, смыслы, ценности и цели, которые глубоко понимаем, с намерением развернуть каждую смысловую единицу. Это значит, что в каждой смысловой пирамиде должно отражаться её предназначение и результат, шлейф последствий. 

Согласитесь, что смысловые развёртки человек в своём сознании формирует, цепляясь за уже прозрачные и установившиеся понятия, исходя из своего жизненного опыта. Очевидно, что «добро» — это что-то хорошее, праведное, правильное, прогрессивное, нравственное, моральное и позитивистское, а «зло» — неправедное, неправильное и нехорошее. При этом возникает вопрос: а что такое «хорошее» и «нехорошее»?

Человек явно или нет, но определяет для себя ценностную шкалу: где плюс или минус, хорошо или плохо. По какому критерию он это делает? Почему одно называется «хорошим», а другое — «плохим»? Хорошо или плохо — для чего или для кого? Ключевую позицию каждый человек определяет для собственной жизни, которая не только подтверждает факт физического существования организма, а является носителем кое-чего большего, что лежит в плоскости сознания и ума.

Например, доктор Йозеф Менгеле был очень умным и сознательным человеком, но известен всему миру как «Ангел Смерти из Освенцима».


Он был фашистом, проводившим медицинские эксперименты с узниками концлагеря во время Второй мировой войны. Он лично отбирал несчастных для своих зверских опытов, умерщвлял их самыми извращёнными способами.

 Истории известен не менее бесчеловечный персонаж — серийный сексуальный маньяк, убивавший детей изуверским способом. И про доктора, и про маньяка нормальный человек скажет: «они — не люди, а звери». Они были разными: один обладал выдающимся умом, а другой — нет, но их объединяло тёмное начало. Их поступки были абсолютным злом. При этом у доктора Менгеле было ещё и «своё добро»: он проводил медицинские опыты, чтобы затем спасать жизни немецких солдат. Ставя чудовищные эксперименты, он развивал медицинскую науку. Зло и добро абсолютны. Много разных зол и много разного добра — не бывает. Это идеал (добро) и его попрание (зло).

Релятивизм тут неуместен, так как существует набор характеристик человеческой жизни, которые определяются в соотношении сознания и души с мирозданием. Это — абсолютные и определённые аксиоматические вещи, которые дают начало и выстраивают когнитивное или сознательное пространство бытия человека.

Если кто-то возьмёт на себя смелость сказать, что в мире не существует абсолютных идеалов, что нет критериев, определяющих, что хорошо, нравственно, а что плохо и безнравственно, что является добром, а что — злом, то он уничтожает сами эти понятия.

Добро — всего одно. Оно — абсолютно, идеально и универсально. Зло — ровно такая же безусловная величина. Проговаривая все эти вещи сейчас, ранее был проделан путь нахождения строгой когнитивной схемы определения смысла. Это была непростая и длительная работа. В наших книгах всё это описано: в «Нравственном государстве», «Защите нравственности в СМИ» и в моей книге «Фундаментальный контекст концепта нравственного государства». 


ТО, ЧТО НЕЛЬЗЯ ИЗЬЯТЬ

«Сущностные признаки» человека — это то, что у него нельзя изъять, то, что должно быть всегда. Один из них — сознание. Исключив его из набора обязательных данных того, что делает человека человеком, личности уже не будет. Всего таких необходимых «сущностных признаков» двенадцать. Каждый из них воплощён в организации жизни человека, в его представлениях о мире. Он выбирает способ заработать на кусок хлеба: труд, ренту или отъём. Он выбирает любовь или обычную похоть, семью или одиночество. Он решает жить ли ему в обществе, быть ли социальным человеком или эгоистичным ненавистником, готовым убить любого ради собственного благополучия. Быть ли ему милосердным или равнодушным.

Если представить все двенадцать количественных шкал, то образ человека истинного таков: коллективист, человек труда, любви, семьи и детей, человек милосердный, креативный и альтруистичный. Соответственно, контрчеловек: индивидуалист, корыстный стяжатель, человеконенавистник, разбойник, извращенец и так далее. 

Это — абсолютная количественная шкала ценностных характеристик, намерений, мыслей, мировоззренческих позиций, действий и результатов жизни человека. Эти характеристики есть и в святоотеческих текстах, а если спроецировать их с метрикой, которую ведут социологи, то станет очевидным, что можно «замерить» уровень нравственности человека, народа, страны, цивилизации. Социологи, к примеру, могут сделать замер предпочтений человека: хочет ли он быть торгашом, ростовщиком или человеком труда. Или могут определить профиль цивилизации: является ли она стяжательской или праведной, цивилизацией индивидуалов (либералов) или цивилизацией коллективизма, социальности и социализированности, цивилизацией разбоя и ростовщического процента или цивилизацией, создающей блага трудом.

Человечеству, безусловно, ещё далеко до «образа и подобия»: оно только устремлено туда, преодолевая препятствия на этом трудном пути. 


Приближение к нравственному образцу — реально достижимый общественно-договорной уровень, где мораль определяет правила поведения, где смыслы «добра» и «зла» ясны. Всё, что делает человека настоящим человеком, что продвигает его к «образу и подобию», что завещали нам религиозные смыслы, ценности и тексты — всё это есть добро и нравственное. Но то, что происходит сейчас с российским обществом, находится на противолежащей ценностной шкале: оно расчеловечивается. Это есть зло.


ОН — СУЩЕСТВУЕТ

Существует ли Тот Самый «образ и подобие», как реальность? А Его противоположность существует? Многие говорят так: «Ну конечно, да». 


И будут правы, несмотря на то, что доказать не смогут. Безусловно, что Тот, Кто есть «образ и подобие», и то, что есть Его противоположность, существуют. Равноправны ли, одинаково материальны ли они? Этот вопрос — очень серьёзный.

Я имею смелость заявить, что Он, этот образ и полюс притяжения человечества — абсолютно материальная и объективная реальность. При этом отсутствие Его — самостоятельный выбор каждого из нас. Он нас курирует с больших высот, дав настоящую свободу выбора: куда и с кем идти, трудиться или отнимать, делать добро или совершать злые поступки, любить или быть равнодушным.



Далеко не просто быть человеком: гораздо проще сойти с правильного пути. И в этом решении каждый свободен, поэтому Он — в нас. В нас — и та Его логическая противоположность. Добро и зло, нравственность и безнравственность — это степень приближения или удаления каждого от облика человека истинного, человека «по образу и подобию», который описывается, измеряется, совершенно конкретен и реален. 

Весь этот разговор даёт ключ к тому, чтобы оценить те или иные действия, планы, намерения, соблазны, чтобы оценить результаты и сделать правильный выбор, куда и с кем идти, чтобы понять, кто сопровождает в пути — человек истинный или античеловек. 

Пример такой. Убить человека – зло. А убить убийцу человека, что это — зло или добро? Зло или добро — убить агрессоров, которые напали на твою страну и хотят убить всю твою семью, а твой народ поработить? 

Или, кем был генерал Андрей Власов, который стал сотрудничать с фашистами и спасать Россию от большевизма? Сложный вопрос. 


Он упрощается, если применить к этой ситуации оценочные критерии: кто есть истинный человек, а кто нет. В то время страна отдавала миллионы жизней. Не все люди были в политическом угаре, воюя «за Сталина» или «за партию». Они воевали за свою землю, за свои семьи, за свой народ, за свою страну и за того, кто рядом был в бою. Представьте, что кто-то перебежал через линию фронта? Этот человек сразу становится предателем для военного человека, который однажды присягнул своей Родине. Власов — предатель, чем бы он это не оправдывал. Разобраться можно всегда.

Что есть добро и зло? Как этим ключиком отмыкать сложнейшие переплетения человеческих жизней? Мне кажется, каждый должен иметь об этом представление: и политический лидер, и идеолог, и просто активный гражданин, и человек, который своим детям должен отвечать на вопросы, и учитель, и профессор.


НАЧАЛО НАЧАЛ

Когда я преподавал в Московском госуниверситете, то пытался в учебные курсы по политологии в числе базовых тем и вопросов включить тему «Что такое добро и зло?». Её проекция на политическое управление в стране, на политические процессы, на конфликты (яркий пример — Донбасс, где добро и зло перемешались) даёт необходимый инструментарий, который помогает разобраться в ситуации. Идею не поддержали. Больше того – зубоскалили за спиной. И я думаю потому, что люди не просто не хотят в этом разобраться, а потому, что им гораздо приятнее двигаться в обратную сторону. 

Кроме того, добро — более трудозатратная категория, чем зло. Проще исповедовать комфортное подстраиваемое мировоззрение, которое так характерно для современной либеральной картины России.Так появляется «комфортная жизнь» и даже «комфортные патриоты». 

При этом комфорта становится всё больше, а настоящего патриотизма — всё меньше. Новые Власовы — в самых высоких кабинетах. Поэтому этот абсолютный идеал, этот образ и портрет человека истинного — не что иное, как ключ к добру. К тому, чтобы любую сложную жизненную ситуацию просветить и определить. 

На этом начале начал строится и экономика, и демография, и государственные политики, и оценки аналитические в политическом анализе, и прогнозирование сценариев.Это начало начал приходит к человеку в момент его рождения, формирует всю его жизнь и уходит вместе с ним, оставляя наследие — результат его добрых дел или тёмных поступков

И напоследок вопрос риторический: что в сегодняшней России? Ответьте каждый сам. Я ответ знаю.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
115
232
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика