Дал подзатыльник ребенку? Родителей в тюрьму, учителю — штраф

Дал подзатыльник ребенку? Родителей в тюрьму, учителю — штраф

Автор Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

Где справедливость и здравый смысл? Побои вынесли из уголовного кодекса и перенесли в административный, оставив в нем «семейные» побои, побои из хулиганских и экстремистских побуждений. Под гуманизацией уголовного законодательства скрываются абсурдные нормы и подвохи, способные привести к человеческим трагедиям. Фактически побои в отношении близких людей вошли в один ряд с хулиганскими и экстремистскими побоями.


Кроме того, побои приравняли к подлогу, мелкому хищению и уклонению от уплаты алиментов, то есть к деяниям, имеющим незначительную тяжесть. При этом медицинские критерии по «побоям» вкупе с новыми нормами не дружат совсем и теперь могут сыграть «злую шутку»: при совершении более серьезного преступления с вредом для здоровья можно примириться, а при побоях- нельзя. Проще говоря, вырванное ухо можно простить обидчику, а лицо, превратившееся в сплошную гематому, или тело в кровоподтёках — нельзя. И это — лишь малая доля сюрпризов новой редакции закона о «побоях».

Итак. 3 июля 2016 года Президент РФ подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (№ 323-ФЗ) — так называемый закон о декриминализации побоев, а также закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (№ 326-ФЗ). Законы вступили в силу 15 июля.

Согласно этим законам простые побои становятся административным правонарушением, а побои «в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы» остаются уголовным преступлением. 

Каким образом побои в отношении близких лиц (побои в семье) вошли в один ряд с хулиганскими и экстремистскими побоями? В проекте закона, внесенном в Государственную Думу Верховным Судом РФ, в статье о побоях не было «близких лиц» и примечания о том, кто к ним относится. В принятом законе под близкими лицами в статье о побоях понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки) опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим побои, или лица, ведущие с ним общее хозяйство. 

Что это за «лица, ведущие общее хозяйство», почти понятно: возможно, сожители в так называемом «гражданском», то есть незарегистрированном, браке. Кто и каким образом будет определять, есть ли у потерпевшего и подозреваемого общее хозяйство? По заявлению потерпевшей стороны?

«Близкие лица» в уголовной статье о побоях появилась на стадии второго чтения: соответствующие поправки предложил депутат Государственной Думы, профессор, доктор юридических наук Павел Крашенинников. Поправки лоббировались сторонниками «закона против домашнего насилия».

Что получается по новому закону? Если ребенку родной отец дал подзатыльник, отец может быть осужден на два года лишения свободы. Если ребенка избил чужой дядя на улице, дядя заплатит административный штраф 5000 рублей (и то, если этого дядю найдут). Даже учитель в школе может ударить ребенка и отделаться административным штрафом. 

Проблема еще в том, что ребенок не всегда может адекватно оценить жест  родителей или даже в шутку сказать, что его дома ударили. И достаточно любого синяка на теле ребенка для того, чтобы привлечь родителей к уголовной ответственности. 

Теперь легко избавиться от любых совместно проживающих родственников (дедушек и бабушек, братьев и сестер) или просто сожителей («лиц, ведущих общее хозяйство»): достаточно заявить в полицию об избиении.

Ситуация усугубляется тем, что теперь побои в семье исключены из дел частного обвинения и стали делами частно-публичного обвинения. Однако умышленное причинение легкого вреда здоровью (часть 1 статьи 115 УК РФ) и нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (часть 1 статьи 116.1 УК РФ), остались делами частного обвинения. 

Дела частного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя и могут быть прекращены в случае примирения потерпевшего с обвиняемым. Дела частно-публичного обвинения возбуждаются по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но не могут быть закрыты при примирении сторон. Дела о побоях несовершеннолетнего ребенка в семье могут быть возбуждены также руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем.

Получается, что законодатель считает побои в семье более общественно опасным деянием, чем побои неизвестными людьми на улице. Родственники несут повышенную ответственность за побои, чем чужие люди. Это означает дискриминацию по признаку родства, отступление от принципа равноправия.

Абсурдность новых норм заключается также в том, что если отец побьет ребенка или муж побьет жену чуть сильнее, чем до синяков и ссадин, то есть причинит легкий вред здоровью, то это дело частного обвинения — можно примириться и избежать уголовной ответственности. Получается, что законодатель как бы намекает: надо бить сильнее! Легкий вред здоровью — это когда больничный лист до трех недель или утрата трудоспособности до 10%.

Например, к утрате трудоспособности на 5% приводят:

«сотрясение головного мозга, повлекшее за собой возникновение отдельных объективных признаков или вегетативных симптомов со стороны центральной нервной системы (неравенство глазных щелей, нистагм, отклонение языка в сторону и др., вегетососудистая дистония, высокие сухожильные рефлексы, гипергидроз, неустойчивость в позе Ромберга и др.)»;

«травматическая радикулопатия различной локализации (в результате прямой травмы позвоночника)»;

«отсутствие до 1/3 части ушной раковины, вызывающее ее деформацию»;

«потеря 2–3 постоянных зубов»;

То есть после откушенной трети уха или трех выбитых зубов можно помириться, а после синяка — нет. Побои не приводят к таким последствиям. 

Что такое побои? Это действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие вреда здоровью. Согласно Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденным приказом Минздрава России от 24 апреля 2008 года № 194н, не причиняют вреда здоровью поверхностные повреждения, в том числе: ссадина, кровоподтек, ушиб мягких тканей, включающий кровоподтек и гематому, поверхностная рана и другие повреждения, не влекущие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Получается, что при совершении более серьезного преступления с вредом для здоровья можно примириться, а при побоях — нельзя.

Статья 116.1 «Нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию» тоже содержит подвох. Согласно статье 4.6 КоАП РФ лицо считается подвергнутым административному наказанию в течение года со дня окончания исполнения наказания. То есть состав статьи 116.1 УК РФ не подразумевает, что если человек хоть раз платил штраф за побои, то в следующий раз его ждет уголовная ответственность. Если прошел год, то за побои можно снова получить штраф, а не колонию.

Абсурдность закона усугубляется практикой «ювенальной юстиции»: ребенка запросто можно забрать из семьи, где его «избили»


Семейный кодекс РФ возлагает заботу о детях, жизни или здоровью которых в семье что-то или кто-то угрожает (а побои угрожают здоровью ребенка), на органы опеки (статья 121 СК РФ). Органы опеки передают такого ребенка в другую семью или в детский дом. 

Государство получает действенный рычаг влияния на любую семью и любого родителя: у ребенка всегда найдется пара синяков, а родителей всегда можно заподозрить в побоях.



Мы ни в коем случае не призываем к тому, чтобы воспитывать детей ремнем. Мы говорим о том, что нельзя делать побои преступлением для одних (членов семьи) и административным правонарушением для других.

Выводы:
1. «Закон против домашнего насилия» на деле может стать «законом против семьи». В то же время насилию как таковому он не препятствует: наоборот, посторонних людей теперь можно избивать, не опасаясь уголовной ответственности.

2. Декриминализация побоев опасна не только сама по себе, но и в том виде, в котором она была принята депутатами. С одной стороны, она поощряет избиение незнакомых людей, с другой стороны, косвенно рекомендует причинять легкий вред здоровью в случае «разборок» внутри семьи. При легком вреде еще можно примириться, а в случае побоев в семье — нельзя.

3. При прохождении закона была использована тактика внесения важных изменений поправками, то есть на той стадии законодательного процесса, на которой изменения малозаметны. Получается, что практически любую одиозную норму можно «протащить» поправками, особенно перед депутатскими каникулами, особенно в конце созыва.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Кому выгодна либерализация Уголовного кодекса?

Антитеррористический закон Яровой принят: что нового?

Антитеррористический законопроект Яровой: лишение гражданства и наказание за недоносительство




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
458
1444
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика