Демографическая ситуация в мире

Демографическая ситуация в мире Мы уже представляли вашему вниманию детальное исследование демографической ситуации в России, давайте теперь обратимся к мировой ситуации.

Феномен «седеющего населения» сформировался во второй половине ХХ в. В древности и в средние века старость была чрезвычайно редким явлением: вплоть до XVII в. только 1% людей достигал 65-летнего возраста. К началу XIX в. этот показатель повысился до 4%. В дальнейшем на повышение продолжительности жизни в промышленно развитых странах оказал влияние комплекс факторов: значительные достижения в области здравоохранения особенно путем борьбы с инфекционными и другими заболеваниями, улучшение питания, совершенствование медицинского обслуживания и повышение других слагаемых качества жизни населения. В 1950 г. пожилые люди в возрасте 60 лет и старше составляли 8% мирового населения, в 2000 г. — уже 10%. Сегодня, по оценкам демографов, около 70% населения Западной Европы проживут более 65 лет, а 30–40% — более 80.

В этой связи в ближайшие три-четыре десятилетия численный и возрастной состав населения в промышленно-развитых странах претерпит значительные изменения. Из-за снижения рождаемости и увеличения продолжительности жизни прогнозируется резкое увеличение доли пожилых людей и уменьшение численности населения. При сохранении существующих уровней рождаемости и смертности в европейских странах количество детей в возрасте до 15 лет сократится к 2050 г. на 40% (до 87 млн), а численность пожилых удвоится (до 169 млн человек). Если Европа намерена сохранить сегодняшнее соотношение возрастных групп населения, то ей придется принять к 2050 г. 169 млн иммигрантов, преимущественно из стран Африки и Среднего Востока. Прогнозы демографов говорят о том, что в ближайшие 50 лет возрастная структура населения в европейских странах резко изменится в пользу средних и старших возрастов.

Исходя из возрастных характеристик населения промышленно развитых стран, возрастную структуру общества сегодня можно представить в виде прямоугольника, закругленного в верхней части, поскольку приблизительно равное число людей находится во всех возрастных десятилетиях (т. е. одинаковое число тех, кому 0–9 лет, 10–19 лет, 20–29 лет и т. д.). Возрастная структура общества для 1900 г. для той же группы стран выглядит как пирамида, поскольку большое количество людей приходилось на самую младшую возрастную группу, гораздо меньше людей фиксировалось в трудоспособном возрасте и наименьшая доля людей — в пожилом.

Более того, на смену возрастной структуры населения в виде прямоугольника приходит ее новая разновидность в форме «перевернутой пирамиды»: одного ребенка, двух родителей, четырех бабушек и дедушек и нескольких прадедушек и прабабушек. Средний возраст представителей двух и более поколений при этом может составлять свыше 60 лет.

Складывающаяся ситуация в демографических характеристиках современного общества означает качественные изменения в структуре времени жизни поколений: увеличивается продолжительность времени, проживаемого в средних и старших возрастах и соответственно растут их доли во всем совокупном времени жизни каждого поколения. На старение населения или увеличение доли пожилых и старых людей в общей численности населения влияет ряд факторов: снижение рождаемости (или «старение снизу»), увеличение средней продолжительности жизни пожилых людей (или «старение сверху»), а также миграция и некоторые другие причины. Следует заметить, однако, что указанные прогнозы носят инерционный характер. Это означает, что они исходят из предположения о невмешательстве в демографические процессы активной целенаправленной воли государства и общества, из того, что демографический процесс предопределен. Эта теория носит название теории демографического перехода. Однако в современных работах показано, что более обоснованной (имея в виду ее управленческий потенциал) является теория демографической вариативности. Ее основные постулаты зиждятся на фактах сочетания высокой продолжительности жизни и высокой рождаемости. Выявлены факторы, ответственные за данное сочетание для России. Долго жить как на Западе и рожать, как на Востоке — вполне достижимый для соответствующего государственного управления результат. Основными параметрами, описывающими демографическое состояние, являются рождаемость, смертность, ожидаемая продолжительность жизни, миграционное сальдо.  Для государственного же мониторинга и управления целесообразно иметь интегративный целевой и ценностный параметр, характеризующий демографическое состояние и успешность демографической политики в целом. Как в этом смысле «суммировать» рождаемость, смертность, ожидаемую продолжительность жизни и миграцию? Они даже измеряются в различных единицах. С указанной целью предложен единый интегративный показатель успешности демографической политики — коэффициент витальности страны.


Где Н— численность населения (чел), Р – рождаемость (чел на 1000 чел населения за год), С — смертность (чел на 1000 чел населения за год), Δt= 1 год, ОПЖ — ожидаемая продолжительность жизни (лет), М — миграционное сальдо (чел в год), В (эфф. чел. жизн. в год) — прирост населения с учетом эффективных человеческих жизней в связи с изменчивостью продолжительности жизни. Введение данного параметра объясняется стремлением операционализировать в управленческом и правовом смысле признание человеческой жизни высшим мерилом государственно-управленческой успешности. Человеческая жизнь в первичном, самом важном цивилизационно-ценностном определении, есть сама жизнь, т. е. сам факт существования человека, каждого дня, проживаемого каждым человеком в этом мире. Данный факт описывается рождаемостью (прибавление человеческой жизни), смертностью (убытие человеческой жизни), прожитым человеком временем жизни, прибавлением или убытием человеческой жизни на национальной территории за счет миграции. Два первых показателя измеряются в количестве рожденных и умерших на 1000 чел. за один год. Третий измеряется в годах. Четвертый в абсолютном количестве человек. Как совместить их в едином интегративном показателе? Как сформировать показатель, чтобы он действительно характеризовал успешность (в позитивном ценностном смысле) государственной политики? Введенный параметр позволяет это сделать. Его физический смысл заключается в возможности замера отклика демографического состояния общества на государственную политику высшего уровня. Подсчеты по формуле без учета миграционного вклада, например за годы реформ 1990–2005 гг., показывают, что в стране дополнительно не родилось, дополнительно умерло и сократилось количество эффективных человеческих жизней (из-за сокращения ожидаемой продолжительности жизни) в размере 28 млн человек. К сожалению, этот счет продолжается и в наши дни. Временной ход коэффициента витальности в России показан на рис. 1.

Рис. 1 Коэффициент витальности, полученный по ежегодным демографическим данным

Важный вывод в контексте обсуждаемой темы вытекает из хорошо заметного на рисунке факта, что амплитуда кратковременных (длительностью в несколько лет) выбросов больше, чем изменчивость за счет долговременного тренда (с характерным временем в десятки-сотни лет). Выбросы имеют как отрицательный, так и положительный характер. Это означает, что социально-политические, социально-экономические события (или на языке государственной политики, как управленческой практики, управленческие решения, меры и действия) могут приводить к очень значимым демографическим результатам. Результаты могут быть позитивными в случае умных и действенных управленческих мер. Это в свою очередь означает, что фатальную предопределенность длинных трендов демографического перехода не надо переоценивать. Активная государственная управленческая практика может существенно переломить ситуацию к лучшему. Этот же вывод подтверждается сравнительным анализом демографических данных по разным странам. Ситуации настолько разнятся, что это также подтверждает нашу оценку объяснительных или тем более абсолютизируемых выводов теории демографического перехода Вместе с тем современные тренды, классифицируемые с позиций демографического перехода необходимо тщательно изучать и принимать во внимание.

Для оценки процесса старения населения применяются различные категории и шкалы. В соответствии с одной из них население можно считать «старым» в случае, если доля лиц в возрасте 60 лет и старше составляет 12% и выше по отношению ко всему населению, а в возрасте 65 лет и старше — 8% и более. В качестве количественных показателей старения населения используют доли лиц определенного возраста, например, старше 60 или 65 лет (обозначают 60+ или 65+) в общей численности населения. В соответствии с классификацией ООН началом старости считается возраст не 60, а 65 лет. Если доля населения в возрасте 65 лет и старше составляет 4% — население считается «молодым», 4–7% — на «пороге старости», 7% и выше — «старым». Согласно прогнозам ООН доля численности землян в возрасте 60 лет и старше повысится с 8,2% населения мира в 1950 г. до 15% в 2025 г., а в развитых странах — до 30%. Еще более высокие темпы старения прогнозируются в европейских странах. В Европе к 2050 г. 37% населения по этим прогнозам составят пожилые люди. Данная тенденция в полной мере присуща и для России, в которой за период 1959–2002 гг. общая численность населения увеличилась на четверть, а число пожилых людей увеличилось более чем в два с половиной раза. Но вновь добавим, при условии, если государство и общество ничего не будут предпринимать. Как отмечает в этой связи А.Г. Вишневский, известный сторонник предопределенности демографических процессов, в России старение началось позднее, чем в большинстве европейских стран, но также продвинулось весьма далеко, а поэтому по его мнению наши проблемы сродни проблемам всех стареющих обществ.

Демографическое старение населения страны вызвано, в первую очередь, снижением рождаемости и уменьшением доли и численности занятого населения (сужением основания возрастной пирамиды).

В то же время, в отличие от развитых стран, в России особенности возрастной структуры смертности (повышенная смертность в трудоспособных возрастах) усугубляют эту неблагоприятную тенденцию и приводят к сокращению и без того уменьшающейся численности населения в трудоспособных возрастах. Вместе с тем прогноз авторов в случае России иной. Современный российский тренд может существенно измениться при перенастройке государственной демографической политики. Обоснована эффективность факторов, которые могут существенно увеличить рождаемость и понизить смертность в когортах трудоспособного возраста. По итогам Всероссийской переписи населения 2002 г., с 1989 г. средний возраст жителей страны увеличился на 3 года. Численность населения трудоспособного возраста (мужчин 16–59 лет, женщин 16–54 лет) составила 89,0 млн человек (61%), моложе трудоспособного возраста — 26,3 млн человек (18%), старше трудоспособного возраста — 29,8 млн человек (21%). На начало 2005 г. численность граждан пенсионного возраста составила 30,4 млн человек или 20,3% от всего населения России. Продолжается устойчивый рост численности лиц в возрасте 85 лет и старше. Особенно выражен процесс старения населения в европейской части России, где доля лиц пенсионного возраста превышает 23%. Большая часть пожилых людей проживает в городах. В то же время среди сельского населения их доля составляет почти 23%, что на 2,9% превышает аналогичный показатель для населения городов. В долгосрочной перспективе в рамках инерционного подхода прогнозируется снижение численности постоянного населения России: к 2020 г. она может сократиться на 9,1% (т. е. на 13,1 млн человек) и составить 130 млн человек. При этом численность населения трудоспособного возраста может сократиться на 15,8 млн человек и составить в 2020 г. 74,4 млн человек, или 57,3% от общей численности населения. Доля населения в возрасте старше трудоспособного возрастет к 2020 г. до 26,3% против 20,4% в 2005 г. При этом удельный вес пенсионеров в общей численности постоянного населения Российской Федерации возрастет с 25,4% в 2005 г. до 29,7% к 2020 г. Если ничего не менять в государственной практике, то в результате проявления данной тенденции пенсионная нагрузка пенсионной системы на занятое население будет возрастать.

Если в 2005 г. на каждые 100 получателей трудовых пенсий приходилось 198 человек занятых трудовой деятельностью, то в 2020 г. их в инерционном прогнозе будет всего 156 человек. Структура населения и демографическая динамика дают возможность сделать вывод о том, что рост масштабов старения может получить для России характер устойчивой и необратимой тенденции, в случае, если не предпринимать особых усилий. Следует отметить, что в России значительно сильнее, чем в Западной Европе, выражен гендерный дисбаланс возрастной структуры: в 2002 г. в группе от 60 лет и старше на 1000 женщин приходилось 529 мужчин. Поэтому и значения таких показателей, как доля лиц в возрасте 60+ в общей численности населения и демографическая нагрузка за счет пожилых, для женского населения у нас в стране почти в два раза выше, чем для мужского. Для сравнения: в Западной Европе в 2002 г. для возрастов 60+ на 1000 женщин приходилось 720 мужчин. В 1965 г. из каждой тысячи мужчин, достигших 20-летнего возраста, 732 имели шанс дожить до 60 лет. В 1980 г. — всего 644, в 2000-м — еще меньше — всего 563. В то же время соответствующий показатель в США в 2000 г. составил 865 человек, во Франции — 868, в Японии — 904, в Швеции — 912. Учитывая столь выраженный гендерный дисбаланс, можно отметить, что уже сегодня требуют особого внимания проблемы снижения высокой мужской смертности в трудоспособных возрастах, а также социальные проблемы пожилых женщин, особенно одиноких и проживающих в сельской местности. Растущая доля пожилых людей вызывает озабоченность в отношении устойчивости пенсионных систем и рынка труда, экономического состояния и перспектив медицинской помощи.

Ситуация стареющего населения в странах Европейского союза потребует к 2035 г. привлечения в западноевропейскую экономику не менее 35 млн работников-мигрантов, т. к. без этого невозможно будет поддержать современную пенсионную систему ЕС и его передовые экономические позиции.

С другой стороны последствия старения населения, носящие долговременный и глобальный по масштабу характер, порождают не только острые экономические, социальные, политические и психологические проблемы для большинства промышленно развитых стран, но и одновременно открывают существенные возможности для людей, народов и государств. Отечественные и зарубежные ученые отмечают «новый тип» пожилых людей, которые обладают высокой профессиональной и образовательной подготовкой, их здоровье и трудоспособность отличаются более высокими показателями, по сравнению с предыдущими поколениями, а ориентации все более смещаются к творческим установкам — труду и освоению новых профессиональных навыков. Уже сейчас в странах Западной Европы наблюдается такой феномен, как «молодые старики». Суть его заключается в том, что по образу жизни, здоровью и трудоспособности, спектру интересов, тяге к знанию пожилые люди, достигшие 65 лет и более, вполне вписываются в круг людей среднего возраста. Возрастная структура общества отражает тип воспроизводства общества (расширенный, простой, суженный), удельный вес каждой возрастной группы, соотношение экономически активного и нетрудоспособного населения или как его называют специалисты — коэффициент демографической нагрузки, определяемый как отношение числа детей и пожилых к численности трудоспособного населения в расчете на 1000 человек. В целом по России этот показатель составлял в 2003 г. величину равную 0,629. При этом демографическая статистика выделяет коэффициент демографической нагрузки по отдельным возрастам: моложе трудоспособного возраста — соотношение детей к трудоспособному населению и старше трудоспособного возраста — соотношение населения старше трудоспособного возраста к трудоспособному возрасту. В целом по России эти показатели составляли в 2003 г. 0,292 и 0,337, соответственно. Таким образом, на сегодня наблюдается устойчивая тенденция увеличения доли пожилых людей в промышленно развитых странах. В рамках теории демографического перехода прогнозируется увеличение доли лиц старше 65 лет более чем на 10 процентных пунктов — с 14,3% в 2000 г. до 25,7% в 2040 г. Ожидается, что особо быстрыми темпами будет стареть население Австрии, Германии, Канады, Италии, Испании, Республики Корея, Нидерландов, Швейцарии и Японии. Наряду со старением во многих странах ОЭСР станет сокращаться численность населения: особо заметно — в Германии, Греции, Италии, Испании и Японии, где темпы такого сокращения за 40-летний период, как ожидается, превысят 10%. Что же касается Австралии, Ирландии, Испании, Республики Корея, Новой Зеландии и США, то в них, напротив, численность населения возрастет более чем на 15%. И это как раз свидетельствует об ограниченности объяснительного и прогностического потенциала упомянутой теории и соответствующих инерционных прогнозов. В этой связи закономерной представляется тенденция, все более четко проявляющаяся в развитых странах, к увеличению пенсионного возраста, стимулированию финансовой подготовки к старости посредством развития систем негосударственного пенсионного обеспечения и личного страхования, пересмотру государственной политики в сфере занятости (табл. 1).


Поскольку у значительной части пожилых людей в приемлемой мере сохраняются здоровье и трудоспособность, они могут продолжать трудиться. Для применения их опыта и знаний потребуется наличие достаточного числа рабочих мест, приспособленных для них, а также привлекательные условия экономические, организационные и финансовые для продолжения их трудовой деятельности. Следует отметить, что в промышленно развитых странах в последние 25 лет многих работников вынуждали досрочно до наступления возраста 60 лет уходить на пенсию. Надо признать при этом, что данный подход находил положительный отклик у многих работников, которые с удовлетворением переходили на «заслуженный отдых». Если процесс старения населения приведет к пересмотру такой модели регулирования режима найма рабочей силы и заставит работодателей создавать более привлекательные условия занятости для пожилых трудящихся, то в долгосрочном плане новые формы продления трудовой жизни могут стать важным направлением социальной политики и регулирования рынка труда. Кроме того, потребуется решение комплекса других проблем, связанных с системой социального обеспечения и поддержки пожилых граждан, в том числе — развития ряда социальных и медицинских наук, призванных разработать эффективные практические рекомендации в области социальной геронтологии и психологии пожилого возраста. Процесс увеличения численности пожилых людей в общей массе населения требует всестороннего учета их специфических потребностей как особой категории граждан. В частности, все более важной проблемой становится доступ

пожилых людей к медицинским и социальным услугам. Необходимость надлежащего социального обслуживания пожилых предполагает расширение сети социальных учреждений для долговременного ухода, а также ухода в рамках семьи, что приведет к росту соответствующих социальных расходов и увеличению неоплачиваемой нагрузки на женщин. Кроме того, специалисты отмечают более высокий уровень потребностей пожилых людей в медицинских услугах и в лекарствах. Исследования вопроса в Мексике показало, что лица в возрасте 65 лет и старше прибегают к медицинским услугам вдвое чаще, чем население в целом, и на них приходится треть от совокупных расходов на обслуживание.

Позиция международных организаций

Коренные сдвиги в демографической структуре населения мира побудили ООН сформировать систему взглядов на проблему старения населения, определяющих политику в интересах пожилых людей и защиты их прав. Эта система базируется на универсальных гуманитарных нормах и служит обоснованием для осуществления мер в поддержку пожилых людей на международном и национальном уровнях. В ее основе лежит идея гармоничного сочетания полноправного участия пожилых людей в жизни общества и заботы о них, удовлетворения их потребностей и реализации накопленного ими потенциала. Признание авторитета, мудрости и достоинства, которые приобретаются с жизненным опытом, было традиционным элементом отношения к пожилым людям на протяжении всей истории человечества. Люди старших возрастов рассматриваются гуманистическим мировым сообществом как позитивный «фактор» процесса социального развития, а не бремя. Уважение к пожилым и забота о них всегда и везде являлись одной из немногих неизменных качественных характеристик нашей цивилизации, что в немалой степени обусловило выживание и прогресс человечества. Целевые установки по организации деятельности в интересах пожилых людей нашли отражение в Международном плане действий по проблемам старения (1982 г.), Глобальных целях по проблемам старения до 2001 г. (1992 г.), Европейской социальной хартии (1961 г.) и Дополнительном протоколе к ней (1988 г.), в конвенциях и рекомендациях МОТ, Декларации и Программе действий Всемирной встречи на высшем уровне в интересах социального развития (Копенгаген, 1995 г.).

Наиболее полное выражение взгляды на место и роль пожилых людей получили в Принципах ООН «Сделать полнокровной жизнь лиц преклонного возраста», принятых 46-ой Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1991 г. С учетом более поздних дополнений 18 принципов сгруппированы в пять групп: независимость, участие, уход, реализация внутреннего потенциала, достоинство. Принципы группы «независимость» подразумевают, что пожилые люди должны иметь доступ к основным благам и обслуживанию, возможность работать или заниматься другими видами приносящей доход деятельности, участвовать в определении сроков прекращения трудовой деятельности, сохранять возможность участия в программах образования и профессиональной подготовки, жить в безопасных условиях с учетом личных склонностей и изменяющегося состояния, получать содействие в проживании в домашних условиях до тех пор, пока это возможно. Принципы группы «участие» отражают вопросы вовлеченности пожилых людей в жизнь общества и активного участия в разработке и осуществлении затрагивающей их благосостояние политики, возможность создавать движения или ассоциации лиц пожилого возраста. Принципы группы «уход» затрагивают проблемы обеспеченности уходом и защитой со стороны семьи и общины, доступа к медицинскому обслуживанию в целях поддержания или восстановления оптимального уровня физического, психического и эмоционального благосостояния и предупреждения заболеваний, доступа к социальным и правовым услугам, пользования услугами попечительских учреждений и обязательного соблюдения в социальных учреждениях прав человека и основных свобод, включая полное уважение достоинства, убеждений, нужд и личной жизни, а также права принимать решения в отношении ухода и качества жизни. Принципы группы «реализация внутреннего потенциала» призывают к тому, чтобы пожилые люди имели возможности для всесторонней реализации своего потенциала, чтобы им всегда был открыт доступ к общественным ценностям в области образования, культуры, духовной жизни и отдыха.

Принципы группы «достоинство» затрагивают вопросы недопущения эксплуатации, физического или психологического насилия в отношении пожилых людей, обеспечения им права на справедливое обращение независимо от возраста, пола, расовой или этнической принадлежности, инвалидности или иного статуса, а также независимо от предыдущего экономического вклада. Закрепляя особый статус пожилых людей, принципы ООН, по существу, представляют собой свод этических норм и рекомендаций по установлению приоритетов в том, что касается пожилого населения. Для государственных и общественных структур они являются важным ориентиром на перспективу в трактовке социальных запросов пожилых людей и в организации деятельности по их удовлетворению. Об огромном уважении международного сообщества к старшему поколению свидетельствует установление ежегодного Международного дня пожилых людей (1 октября) и проведение в 1999 г. Международного года пожилых людей «...как знака признания демографического вступления человечества в пору зрелости и тех перспектив, которые оно открывает для развития более зрелых представлений и возможностей в общественной, экономической, культурной и духовной жизни — не в последнюю очередь в интересах всеобщего мира и развития в следующем столетии». Тема Международного года — «По пути к обществу для людей всех возрастов» — базировалась на концепции «общество для всех людей», основанной на уважении прав человека и свобод, культурном и религиозном разнообразии, социальной справедливости, демократическом участии и законности. Цель построения такого общества связана с отражением в социальном содержании экономической политики потребностей и учета возможностей всех граждан, приведению в соответствие с ней общественных структур и практической социальной деятельности. Роль пожилого населения, которое является одним из основных объектов социальной политики сегодня и в долгосрочной перспективе, побудила ООН к тому, чтобы дополнить идею «общество для всех» идеей «общество для людей всех возрастов».

Смысловая нагрузка данной концептуальной установки заключается в межвозрастной социальной солидарности, будь то на уровне семьи, общины или страны.

При этом под социальной солидарностью понимается то, что пожилые граждане сознают свою социальную ответственность, содействуют функционированию общества, участвуют в публичной жизни и пользуются уважением. Кроме того, организация общества на принципах социальной солидарности предполагает распределение общественных благ честным и гуманным образом в целях предоставления каждому пожилому гражданину в качестве члена общества права на социальное и экономическое достоинство. Важной вехой в формировании стратегии, связанной с вопросами старения, стал Мадридский международный план действий по старению, принятый в Мадриде в апреле 2002 г.

В нем приведены современные тенденции роста численности пожилых людей по группам стран и континентов, раскрыты социально-экономические последствия данного явления, изложены базовые принципы мирового сообщества на политику в области отношения к пожилым людям по широкому спектру социально-экономических, медицинских и образовательных вопросов. Достаточно сказать, что в этом документе нашли отражение 18 крупных групп вопросов по 11 темам, которые служат методической основой для организации работы в этой сфере на международном и национальном уровнях. Углубленный анализ процессов старения населения позволяет увидеть проблемные узлы в экономическом и социальном разрезах, а предложенные рекомендации могут служить основой для разработки программ действий с учетом значительной специфики в конкретных странах. Цель Международного плана действий состоит в обеспечении пожилому населению всех стран мира возможности жить в безопасных и достойных условиях и продолжать участвовать в жизни общества в качестве полноправных граждан.

Рекомендации, содержащиеся в этом документе, включают три приоритетных направления: участие пожилых людей в развитии страны; обеспечение медицинских услуг и благосостояния в пожилом возрасте; создание благоприятных и позитивных условий для людей всех возрастных групп. Осуществление Международного плана действий по проблемам старения закономерно предполагает выработку соответствующих национальных программ действий, опирающихся на концепции политического, экономического, этического, духовного и социального развития пожилых людей, в основе которых лежат такие принципы, как человеческое достоинство, права человека, равенство, уважение, мир, демократия, взаимная ответственность, сотрудничество и уважение различных религиозных и этических ценностей, а также культурной самобытности людей.

Проблемы демографического старения в России

В связи с вступлением в пенсионный возраст относительно малочисленных поколений, родившихся в послевоенные годы, в ближайшие три-четыре года доля лиц пенсионного возраста сохранится на уровне 20,7%. Однако к 2016 г. из-за низкой рождаемости и увеличения ожидаемой продолжительности жизни доля лиц старших возрастов в структуре населения в инерционном прогнозе достигнет четверти от его общей численности (24,9%). На фоне прогнозируемого с 2008 г. сокращения численности трудоспособного населения коэффициент демографической нагрузки (зависимости) будет повышаться преимущественно за счет лиц пенсионного возраста. Постепенный процесс старения российского населения отягощается стремительной депопуляцией населения страны, которая носит характер возрастающей убыли. Так, по данным Федеральной службы государственной статистики, за период между последними переписями населения (1989 г. и 2002 г.) общие коэффициенты смертности в стране выросли в 1,5 раза, а рождаемости сократились в 1,4 раза; численность населения уменьшилась на 1,8 млн человек. Причем за этот период родилось 20,5 млн человек, а умерло 27,9 млн человек, прибыло в страну из-за рубежа 11 млн, покинуло ее 5,4 млн человек. Таким образом, естественная убыль населения (разница между умершими и родившимися) составила 7,4 млн человек; миграционный прирост (разница между прибывшими и убывшими) — 5,6 млн человек — компенсировал 76% естественной убыли. За последние 13 лет в России перестали существовать 290 городов, 11 тысяч сел, еще 13 тысяч сел близки к тому, что скоро в них не останется ни одного человека. По масштабам потерь постсоветский демографический кризис сопоставим с Великой Отечественной войной 1941–1945 гг.

Не случайно в американском докладе «Обезлюдевшая Россия» указывается со ссылкой на исследование ООН, что Россия находится на краю демографической гибели.

Наиболее тревожной с точки зрения демографических и гуманитарных последствий является динамика смертности. Обращает на себя внимание ее существенная социальная составляющая: высокий процент преждевременных смертей трудоспособных граждан от неестественных причин таких как дорожно-транспортные происшествия, пожары, экологические и техногенные катастрофы, убийства, самоубийства, алкоголизм,  наркотики, а также от инфекционных и паразитарных болезней. Будучи сегодня фактически таким, каким он был 100 лет назад, уровень смертности россиян в 2,5 раза превышает соответствующие показатели развитых стран и в 1,5 раза — развивающихся. Что касается сопоставления смертности трудоспособного населения в России и Евросоюзе, то наше «опережение» составляет 4,5 раза. Смертность мужчин превышает смертность женщин трудоспособного возраста в 5–7 раз, в результате чего между ними сложился беспрецедентный по мировым меркам разрыв в средней продолжительности жизни — более 13 лет. В результате одновременного кризисного роста смертности и снижения рождаемости естественная убыль населения (превышение числа умерших над числом родившихся) составила за период между переписями населения 1989 г. и 2002 г. огромную величину 7,4 млн человек. Убыль населения отмечена в 66 регионах страны.

Таким образом, Россия находится в состоянии демографической катастрофы, налицо натуральная «депопуляция», что на обыденном языке звучит как суровая констатация: народ вымирает.

Для перелома ситуации требуются крупномасштабные долгосрочные меры национального масштаба по «сбережению населения» и резкого, многократного повышения рождаемости. Возможно ли коренное изменение описанной картины демографического кризиса в России? Да, возможно. В работе выявлены основные факторы специфически важные в российском случае. Они порядке степени значимости связаны с идейно-духовным состоянием российского общества, цивилизационной идентичностью российской государственности, качеством государственной политики как управленческой практики и материальными условиями жизни. Разработана новая государственная демографическая политика, которая в случае ее реализации может существенно изменить российский демографический процесс. Сегодня же многие регионы России ощущают острую нехватку рабочих рук, увеличивается экономическая нагрузка на занятое население, возникает необходимость выделения дополнительных средств на медико-социальную помощь пожилым. Причем в инерционном процессе рассчитывать на смягчение этих явлений в ближайшие годы не приходится (табл. 2).


В недалеком будущем стране не будет хватать ни солдат, ни работников. Проще всего рассчитывать на то, что благодаря притоку мигрантов удастся победить этот «дефицит». Гораздо сложнее стимулировать рождаемость, обеспечивать сохранение здоровья, однако это возможно. По данным экспертов Всемирного банка в структуре национального богатства ведущих стран мира доля человеческого капитала составляет 68–76%. Эффективность же его развития и использования зависит от качества жизни, обобщающим показателем которого является индекс развития человеческого потенциала — ИРЧП. Согласно оценкам специалистов Программ развития ООН (сравнительные исследования проводились по 174 странам), по этому индексу Россия находится на 71-м месте, а по состоянию здоровья и благосостоянию граждан относится к категории развивающихся государств. Между потенциалом здоровья населения и экономическим ростом существует довольно тесная взаимосвязь. Так, по расчетам ряда специалистов, экономический ущерб от потери здоровья россиян в 1999 г. составил около 65 млрд долл. Очевидно, что подобные потери ослабляют страну, становясь угрозой ее национальной безопасности. Таким образом, сложившаяся в настоящее время демографическая ситуация, особенно при сохранении существующего уровня смертности лиц трудоспособных возрастов, в достаточно короткий срок может привести к реальному дефициту трудовых ресурсов, что станет серьезнейшим препятствием социально-экономическому развитию страны. «Седеющее население» — полноправная часть общества, внесшая неоценимый вклад в формирование той среды (в широком смысле), в которой все мы живем.

К сожалению, пока нельзя сказать, что условия для достойной жизни российских пенсионеров созданы: размеры пенсий удручающе низки и не позволяют обеспечивать значительной части пожилых хотя бы относительно приемлемый уровень жизни.

Кардинальный пересмотр позиции государства по отношению к гражданам, что представляется насущной необходимостью, предполагает не только усиление его защитных функций по отношению к ним, но и вовлечение последних в активную деятельность с учетом их возрастных особенностей. Недальновидно игнорировать опыт, интеллектуальный и профессиональный потенциал этой категории людей. Государственная социальная политика в отношении граждан старшего поколения должна в большей мере учитывать гендерные проблемы вдовства и предусматривать социальные меры, снижающие его остроту. Необходимо укрепление целенаправленного взаимодействия органов государственной власти и органов местного самоуправления с общественными объединениями, особенно благотворительной ориентации. Мировой опыт свидетельствует, что содействие таким организациям в осуществлении деятельности по оказанию услуг пожилым гражданам, защите их прав и интересов, повышению социальной активности — весьма эффективно.

Основополагающими позициями политики, проводимой государством в отношении граждан старшего поколения, могли бы стать: усиление их правовой защиты путем закрепления в действующем законодательстве специальных норм, способствующих реализации конституционных гарантий, осуществлению комплексных мер по оказанию правовой и иной защиты пожилых людей, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях, созданию социальной адвокатуры и социальных судов; обеспечение достойного уровня жизни пожилых посредством поддержания гарантированного прожиточного минимума и дохода, что позволило бы им удовлетворять жизненные потребности, повышать качество жизни вне зависимости от принадлежности к какой-либо статусной категории, региона проживания и других условий; содействие повышению роли семьи в уходе за пожилыми людьми, экономическая, социальная и психологическая поддержка семей, предоставляющих уход престарелым родственникам, особенно семей с низкими доходами и пожилых супружеских пар, учет гендерных различий при предоставлении помощи и социальных услуг; организация эффективного социального обслуживания одиноких пожилых людей; содействие в обеспечении пожилых людей достойным жилищем в соответствии с минимальными государственными стандартами, отвечающими физическим возможностям и специфике их образа жизни путем модернизации, реконструкции и ремонта домов и квартир, проектирования и строительства новых типов жилища, улучшения экологических условий проживания и создания условий для активного отдыха; оптимизация сети и развитие материально-технической базы учреждений, обслуживающих пожилых людей в различных отраслях социальной сферы, создание системы независимого контроля предоставления помощи и услуг; содействие посильной трудовой занятости пожилых людей и неукоснительное соблюдение гарантий в части удовлетворительных условий и оплаты труда, предотвращение травматизма и профилактика профессиональных заболеваний, недопущение дискриминации по возрасту при трудоустройстве, обеспечение равного доступа пожилых людей к программам и системам профессиональной ориентации, подготовки и переподготовки; оказание поддержки лицам пожилого возраста, находящимся в неблагоприятном положении, в первую очередь, одиноким гражданам и пожилым супружеским парам, утратившим способность к самообслуживанию, тяжело больным пожилым людям, одиноким пожилым женщинам, жителям отдаленных районов сельской местности, Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, вынужденным переселенцам, лицам без определенного места жительства; организация эффективной психологической помощи пожилым людям, включая подготовку к смене социального статуса и выходу на пенсию, адаптацию к ухудшению состояния здоровья, снижению трудоспособности, потере близких, одиночеству, психологическую помощь в преодолении стрессовых и конфликтных ситуаций, в том числе в семье; обеспечение доступности пожилым людям информации о предпринимаемых мерах по улучшению их правового, экономического и социального положения, о деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления по защите интересов лиц пожилого возраста и учреждений социальной сферы в части предоставления услуг пожилым людям.

Важно укреплять равноправное партнерство органов государственной власти, местного самоуправления с общественными объединениями, особенно благотворительной ориентации. Следует оказывать содействие общественным объединениям в осуществлении ими деятельности по оказанию услуг пожилым гражданам, защите их прав и интересов, повышению социальной активности, а также созданию объединений пожилых людей для наилучшей интеграции граждан старшего поколения в процесс социального развития. Целесообразно создать на федеральном и региональном уровнях государственно-общественные органы, координирующие деятельность федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предприятий и организаций, общественных объединений и частных лиц по оказанию поддержки гражданам старших поколений.

Фрагменты 3-й главы монографии "Социальное измерение государственной экономической политики".


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2169
40149
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика