Демонтаж здравоохранения как долгосрочная антироссийская стратегия

Демонтаж здравоохранения как долгосрочная антироссийская стратегия

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Здравоохранение раз за разом оказывается в центре внимания из-за недовольства населения и врачебного корпуса проводимыми в этой сфере реформами, которые в основном сводятся к сокращению государственного финансирования. Вот и в бюджете на 2016 год здравоохранение оказалось в числе тех направлений, которые попали под сокращение. Ассигнования на эту статью уменьшатся на 11% по сравнению с 2015 годом.


ДЕМОНТАЖ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Планомерное сокращение инфраструктуры здравоохранения происходит на протяжении всего постсоветского периода российской истории (рис. 1).


Рис. 1. Динамика отдельных показателей в сфере здравоохранения

Однако последние два-три года масштабы демонтажа государственной системы здравоохранения значительно усилились. В 2013 году произошёл настоящий погром системы здравоохранения: клиники по всей стране были недофинансированы на 19 млрд руб., было ликвидировано 35 тыс. коек в стационарах, 76 поликлиник и 306 больниц. В 2014 году количество врачей уменьшилось на 12,8 тыс. человек. При этом дефицит врачей в регионах оценивается в 55 тыс. человек. Тяжёлая ситуация складывается в сельской местности, где в прошлом году было ликвидировано 659 фельдшерско-акушерских пунктов. На фоне всего этого платность медицинских услуг растёт. В прошлом году объём платных медицинских услуг вырос на четверть.


ПРИЧИНЫ УСКОРЕНИЯ

Причин, ускоривших разрушение здравоохранения две: уменьшение доходов федерального бюджета из-за снижения цены нефти и майские указы президента Путина. Исполнение майских указов превратилось в натуральное умопомрачение. По всей стране происходят массовые сокращения работников социальной сферы, чтобы оставшимся повысить зарплату в соответствии с «майскими» нормативами. Дошло уже до пересмотра методики подсчёта средней зарплаты, чтобы формально выполнить путинские указы. Одним словом, казуистика в высшей степени! С тем же успехом можно было бы пообещать каждому россиянину по дворцу, яхте и личному самолёту, а затем, развернув массовый геноцид, сократить население на 99%, после чего триумфально отчитаться о полном выполнении обещания. Это даже не потребовало бы дополнительных бюджетных затрат (кроме временных расходов на патроны и газовые камеры) — ведь 1% россиян и так владеет 50% доходов и ни в чём себе не отказывает.


РЕЗУЛЬТАТЫ «РЕФОРМ»

Результаты «реформ» не заставили себя долго ждать. По данным Общероссийского народного фронта в первом полугодии 2015 году умерли на 27 тыс. человек больше, чем за аналогичный период 2014 года. По уровню смертности на 1000 жителей Россия обогнала европейские страны в 1,5–2 раза. По данным Счётной палаты количество умерших в больницах в прошлом году на 18 тыс. превысило этот показатель 2013 года. В 14 регионах выросло и количество умерших на дому. Это происходит на фоне увеличения отказов в скорой помощи за необоснованностью вызова. Казалось бы, если вызовы не обоснованы, то почему умирают люди?

Президент прокомментировал сложившуюся ситуацию. В мае этого года Владимир Путин заявил: «Недопустимо, когда под видом оптимизации механически сокращаются койки». Однако такая реакция вызывает недоумение. Неужели президенту неизвестно, что слова «оптимизация» и «сокращение» давно стали абсолютными синонимами. «Оптимизация» — рабочий термин, смысл которого для отечественного бюрократа означает сокращение социальной инфраструктуры (больниц, школ, койко-мест, врачей, учителей и т. д.). Никакой другой смысловой нагрузки это слово для российских чиновников не несёт. Поэтому нет ничего удивительного в том, что получив задание об оптимизации, чиновники начали под корень вырубать всё, что попадается поду руку. Между Минздравом и регионами даже заключаются соглашения об оптимизации, в которых описываются количественные параметры сокращений. Видно невооруженным взглядом, что Президент знает, что творится, но кроме комментариев — ничего не предпринимает.


СТРАТЕГИЯ ДЕКОНСТРУКЦИИ

Несмотря на то, что российские власти регулярно заявляют о приоритете развития образования и здравоохранения, а Россия «остаётся» по Конституции социальным государством, демонтаж социальной сферы продолжается. Это позволяет говорить о скрытой целенаправленной стратегии. Её смысл вполне доходчиво и лаконично объяснил автор «реформы» здравоохранения Москвы заместитель мэра Леонид Печатников: «Добро пожаловать в капитализм!» Государство последовательно уходит из социальной сферы, переводя её на частные коммерческие рельсы. Является ли эта стратегия идеологическим выбором ответственных руководителей или её исполнение является требованием их заокеанских покровителей, сказать сложно. Однако результаты её очевидны: социальная сфера медленно, но верно уничтожается.

Идеологи либерализма могут привести много аргументов в пользу того, что здравоохранение должно быть устроено на рыночных принципах, а услуги в этой сфере должны предоставляться частными клиниками. Однако вся абсурдность такого подхода разбивается о суровую реальность. Достаточно иметь хотя бы небольшой опыт взаимодействия с частными клиниками для того, чтобы понять, что в большинстве случаев реальное качество их услуг, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Эффективному функционированию здравоохранения на рыночных принципах препятствует специфический характер этой сферы. Заинтересованность коммерческих медиков в максимизации количества пациентов прямо противоречит интересам самих больных, желающих вылечиться и больше никогда не обращаться к врачу. При этом разрыв в компетенциях между врачом и пациентом не позволяет последнему объективно оценить качество оказанных ему услуг, что разрушает возможность для конкуренции между клиниками, а значит, и ликвидирует стимулы для повышения качества. Именно поэтому возможна ситуация, когда врач диагностирует пациенту несуществующие заболевания и берёт плату за их «лечение». Преодолеть эту проблему может лишь государственная медицина, в основе которой вместо коммерческой прибыли лежат иные критерии эффективности, а доходы врача не определяются исключительно количеством денег, полученных от пациента.

Совершенно ясно, что в условиях, когда за чертой бедности живёт каждый шестой, а в терминологии относительной бедности (доходы ниже 60% от уровня среднего дохода в стране) — каждый второй россиянин, дрейф в сторону платного здравоохранения означает лишение доступа к медицинским услугам значительной части населения. То, к каким последствиям это может приводить, хорошо демонстрирует пример США — единственной развитой страны, где гражданам не гарантируется всеохватывающая система медицинского страхования. Более 50 миллионов американцев не имеют медицинской страховки. Другая часть обслуживается в неполном объёме. Всего же почти половина жителей США не имеет полного доступа к здравоохранению. Отсутствие медицинского страхования становится причиной смерти нескольких десятков тысяч американцев ежегодно. И это в стране, где частная инициатива и стремление к коммерческой прибыли являются базовыми основаниями национальной идентичности! Россию пытаются направить по тому же пути при том, что российской культуре свойственны совсем другие идеалы — коллективность и симбиоз с государством. Многие функции, которые в иных обществах могут выполняться на уровне разрозненной совокупности индивидов, в России могут эффективно реализоваться только государством. Система здравоохранения является одной из таких функций и её сбрасывание с государственного баланса равносильно её уничтожению.

Коммерциализация здравоохранения является одной из главных угроз национальной безопасности. В современных странах две трети вклада в экономический рост обеспечивается инвестициями в человеческий капитал. Ограничение доступа населения к медицинским услугам не только понижает качество жизни отдельных людей, но и понижает конкурентоспособность страны на международной арене. Особый трагизм ситуации придаёт то, что эта антироссийская стратегия реализуется под руководством самого российского государства.

И еще одна важная вещь. Если бюджетные затраты, которые собираются в доходной базе в том числе со сверхбогатых (правда в постыдной версии плоской ставки подоходного налога) прекладываются на большинство населения, то куда девается выгаданная часть бюджета? Одно дело, когда ее нет — бюджет попросту усох по причине сотворенного неумелым руководством страны кризиса. Но другое дело, что и началось задолго до кризиса, это когда часть доходов в балансе ВВП из общественных трат переходит в личные доходы, просто скажем, олигархов. Именно поэтому Россия — мировой рекордсмен по росту бедности и олигархов. Это — официальная политика России. Иллюзий тут никаких не должно быть.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Государство уходит из социальной сферы

Здравоохранение в Подмосковье

Ограниченная поставка: бесплатная медицинская помощь

Превосходство, присвоение, неравенство



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3897
12661
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика