Дружба дружбой, а санкции врозь

Дружба дружбой, а санкции врозь

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Людмила Кравченко

Диверсифицируя торговые потоки, Россия продолжает расширять круг своих экономических партнеров, углублять сотрудничество в рамках интеграционных образований на постсоветском пространстве. На базе торговых связей на территории СНГ действуют несколько интеграционных образований:

Зона свободной торговли (ЗСТ), окончательное формирование которой завершилось в 2012 году. Членами ЗСТ стали Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Молдавия, Россия и Украина. В особом порядке присоединился Узбекистан, до сих пор не ратифицировал договор Таджикистан. Суть этого объединения состоит в снижении для стран-участниц экспортных и импортных пошлин, благодаря чему они получают преимущества в торговле перед другими поставщиками в виде не завышенной цены на продукцию. Предполагалось, то участники ЗСТ на следующем этапе станут членами Таможенного союза. Именно такое будущее для Украины видели ряд политиков и чиновников. Однако в 2014 году в связи с подписанием договора об ассоциации Молдавии и Украины Россия поставила вопрос об отмене преференций и о полном исключении Украины из ЗСТ.

Говоря о целесообразности ограничений для Украины и Молдавии, следует отметить, что Украина еще до недавнего времени входила в пятерку ключевых торговых партнеров России, являясь главным экспортером железнодорожного транспорта, черных металлов, недрагоценных металлов, продукции неорганической химии и др.



В то же время для России Украина – ключевой потребитель товаров таких групп, как пищевая промышленность, текстиль, фармацевтика.


Договор об ассоциации Украины с Европой действительно существенно затронет российский рынок. Сейчас в отношении Украины уже введен запрет на поставку молочной продукции, соков, плодоовощных и рыбных консервов, растениеводческой продукции и картофеля. Правительство РФ планирует отменить тарифные преференции и ввести обычный тариф Таможенного союза для широкой группы украинских товаров. В случае санкций наиболее всего пострадают такие отрасли украинского пищевого производства, как кондитерская, мясная (на долю России приходится 30,85% экспортных поставок),  пивная  (58,9% от всего экспорта), винная (81,45%).

К примеру, с Молдавией, которая уже ратифицировала договор об ассоциации с ЕС, ситуация иная: она не является крупнейшим поставщиком в Россию. Молдавская продукция составляет 4% в российском импорте фруктов, 1,1% - переработанных овощей, 1,9 %  - алкогольных и безалкогольных напитков, 2,2% - хлопка и около 7% ковров, остальная - ниже 1%. Поскольку молдавские товары представлены на российском рынке незначительно, сомнительно, что договор об ассоциации представляет угрозу российской экономике. Против этой республики никаких санкций не введено, а напротив продолжается конструктивный диалог между сторонами.

Таможенный союз (ТС), в состав которого входят три государства, образован в 2010 году. На тот момент он стал первым успешным интеграционным проектом на постсоветском пространстве, и как отметил Сергей Глазьев - «после десятилетия распада и деградации появление регионального Таможенного союза на постсоветском пространстве — важнейшее геополитическое достижение, дающее конкретные выгоды экономикам государств».

Хотя анализ динамики торговли говорит о том, что за последние годы не произошло существенного изменения в торговом балансе стран участниц в пользу роста товарооборота в рамках объединения, необходимо отметить, что именно на его базе стала углубляться интеграция.

Единое Экономическое пространство (ЕЭП) обеспечило свободу движения товаров, капиталов, услуг и рабочей силы, а также начало координацию экономической политики государств-участников в отношении макроэкономики и финансового сектора, транспорта и энергетики, торговли, промышленного и агропромышленного комплексов.

Евразийский экономический союз, который  начнет функционировать с 1 января 2015 года, предусматривает углубление отношений по тем направлениям, по которым страны взаимодействовали в рамках ЕЭП. Хотя союза с более широкими компетенциями создать не удалось из-за противодействия элиты Казахстана и Белоруссии, нужно признать, что сам факт подписания договора в условиях давления на Россию из-за украинского кризиса вызвал определенный резонанс  и придал хотя бы видимое ощущение укрепления положения страны.

Стоит в этот перечень добавить еще одну промежуточную форму, которая пока на практике практически не реализована, но возможности создания рассматривались уже неоднократно. Это создание зоны свободной торговли между Таможенным союзом и государством за рамками постсоветского пространства. О своем желании сотрудничать в таком формате заявили свыше 40 государств. Уже шли переговоры с Европейской ассоциацией свободной торговли (Исландия, Лихтенштейн, Норвегия и Швейцария), Вьетнамом и Новой Зеландией. Но в рамках санкционного давления переговоры приостановили Норвегия, Швейцария, Новая Зеландия. Напомню, что переговоры с Новой Зеландией уже подходили к концу. В свою очередь недовольство этим изъявляла Белоруссия, которая опасалась притока молочной новозеландской продукции на российский рынок.

Сирия также выражала свое желание создать зону свободной торговли, при этом согласие России получено, а переговоры с другими членами продолжаются. Однако целесообразность этого спорна: торговля с Сирией незначительна, сотрудничество в основном реализовывалось в военно-технической сфере, поэтому данный шаг многими рассматривается скорее как геополитический, нежели исключительно экономический маневр.

С 2013 года ведутся переговоры с Вьетнамом, который еще в 2012 году выступил с предложением создать ЗСТ с ТС. Основное опасение российской стороны – это рост импорта из Вьетнама, в первую очередь дешевой продукции легкой промышленности. Сейчас товарооборот с Вьетнамом незначителен, но несколько крупнейших российских компаний уже ведут там свою деятельность (Газпром, Зарубежнефть, Росатом и др.). Планируется, что договор будет подписан до конца 2014 года.

Свою заинтересованность  выразили также Перу, Чили, Индия, Сингапур, Израиль, Иран и др. Фактически на данный момент  соглашение о зоне свободной торговли с Таможенным союзом действует только в отношении Сербии.

Вопрос о создании ЗСТ возникает в тот момент, когда есть перспективы роста торгового оборота. И сейчас в условиях поиска альтернативных поставщиков продовольственной продукции Россия рассматривает варианты союза с государствами за пределами СНГ  - Египтом, Турцией. На днях президент заявил, что идея создании ЗСТ с Египтом изучается. По заявлению министра сельского хозяйства Египет готов увеличить поставки сельхозпродукции в РФ в два раза  в следующем году и на 30% в текущем, что восполнит 40-50% поставок апельсин, картофеля, лука репчатого, чеснока, винограда.

Не меньше внимания сейчас уделено возможности присоединения Турции, для которой Россия – это второй основной внешнеторговый партнер, а Турция занимает 8-ое место в общем товарообороте нашей страны. Россия интересна Турции как рынок сбыта сельхозпродукции и поставщик сырья.

Но напомню, что и у Египта, и у Турции есть специальные соглашения с ЕС (Египет – соглашение об ассоциации, Турция – соглашение о ТС). А ведь именно за подобные соглашения российское руководство грозилось отменить все преференции в рамках зоны свободной торговли для украинских и молдавских товаров.

Несомненно, переговоры о присоединении к Таможенному союзу  - это не только экономическое достижение, но и политическое, поскольку доказывает, что, несмотря на все ограничения и обвинения в наш адрес, Россия продолжает выстраивать отношения со странами, для которых экономическая целесообразность важнее политической конъюнктуры. Полной изоляции, к которой видимо и стремится Запад, России однозначно удастся избежать. Так, после наложения ответных санкций президент стал проводить переговоры с торговыми партерами в рамках СНГ: на следующий день после ввода эмбарго Путин провел телефонные переговоры с президентами Казахстана и Белоруссии, в пятницу и субботу встретился  с лидерами Армении и Азербайджана,  11 августа – с президентом Киргизии, а 15 августа проведет встречу с руководителем Туркменистана.

Активизация встреч с главами постсоветских государств закономерна в ситуации поиска новых поставщиков и снижения риска изоляции.

Поэтому расширение Таможенного союза – это уже вопрос стратегической важности, ставки в своеобразной геополитической игре по подрыву  процесса укрепления позиций страны  на постсоветском пространстве, которую против России введут Штаты.

И если предположить, что одной из мишеней украинского кризиса являлась постсоветская интеграция, которую рассчитывали подорвать через ослабление России, экономическое давление, разжигание карты российского имперства и роста опасений российской экспансии  у национальной элиты Казахстана и Белоруссии, то можно констатировать, что эта задача выполнена частично.

С одной стороны, процесс расширения Таможенного союза не сорван. Так, Киргизия начала реализовывать дорожную карту  вступления республики в Таможенный союз (ТС). Россия планирует выделить 500 миллионов долларов на поддержку экономики Киргизии для ее скорейшей интеграции. Хотя и нужно отметить, что переговоры о присоединении идут непросто. И если ранее планировалось, что Киргизия станет членом Таможенного союза в 2013 году, сейчас оптимистично говорят о конце 2014 года. Примечательно, что еще в начале переговоров говорили о том, что Киргизия буквально борется за каждый пункт договора и ожидает для себя выторговать наиболее благоприятные условия. В частности, это выделение Таможенным союзом средств на создание фонда развития экономики страны, строительство заводов в Киргизии, обустройство границы, создание лабораторий по сертификации товаров в соответствии с требованиями ТС. Но, видимо, недовольство Казахстана, который не стремится к либерализации торговли с Киргизией, что буквально наводнит казахстанский рынок дешевой сельхозпродукцией и текстилем, а также незначимость расширения для Белоруссии, которая практически не ведет торговлю с Киргизией, поставили Россию в ситуацию, когда за партнерские отношение, за развитие мегапроекта придется расплачиваться самостоятельно. В итоге средства на поддержку киргизской экономики будут выделены Россией.

С.Саргсян также заявил, что Армения готова до конца этого года стать членом Евразийского экономического союза. Ориентировочная дата -  октябрь, хотя ранее планировалось подписать соответствующее соглашение еще в апреле этого года.

С другой стороны, явного единения внутри Таможенного союза не сложилось. Так, дважды Казахстан и Белоруссия отказались поддержать российские инициативы. В первый раз, когда в ответ на ассоциацию Украины с ЕС Россия заявила о вводе ограничений на украинские товары. Тогда Белоруссия и Казахстан заявили, что это односторонняя мера России. И второй раз – когда Россия ввела эмбарго на продовольствие из Европы. А.Лукашенко отказался поддерживать запрет, заявив, что транзитом импортные продукты через Белоруссию пройти не смогут, но косвенно указав на возможность переработки европейского сырья, которое, вероятно всего, поступит на российский рынок в качестве белорусской продукции. К примеру, за пять месяцев этого года Белоруссия поставила в Россию лимоны на $1,7 млн, бананы - на $183 000, ананасы – на $37 000, орехи (кокосовые, бразильские, кешью и миндаль) – на $1,8 млн, мидий – на $792 000, и это далеко не исчерпывающий список продовольственных товаров, которые не могут производиться в климатических условиях Белоруссии. Президент Казахстана Н.Назарбаев заявил, что это односторонняя мера, не предполагающая вовлечение других стран.

Не исключено, что единственной экономикой, которая окажется в плюсе от ввода Россией продовольственных санкций, станет Белоруссия. Она не только сможет расширить объем поставок в Россию молочной и мясной отраслей, но также, чего нельзя исключать, увеличит свои производственные объемы за счет переработки подешевевшего европейского сырья, доступ которого на российский рынок закрыт.

Таким образом, сам формат отношений с Казахстаном и Белоруссией задает жесткие рамки: если Россия желает втягиваться в торговые войны, государства-участники этому не препятствуют, но проводят свою линию. Поскольку для них главное в интеграции – это принцип экономической целесообразности, прагматизма, полностью солидаризироваться с Россией не готов никто.

Противостояние с Западом, перешедшее в плоскость торговых войн, вынуждает Россию искать альтернативные рынки, новых поставщиков, наращивать существующий объем с действующими. В такой ситуации экономические преференции для заключивших соглашение о зоне свободной торговли с Таможенным союзом может стать эффективным инструментом сотрудничества, которое со временем из плоскости экономического партнерства способно перейти  в формат геополитического союза.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1690
6231
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика