Елена Мизулина услышала нас?

Елена Мизулина услышала нас?

Автор Гаганов Александр Андреевич — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

27 июля Центр Сулакшина разместил на портале Change.org петицию «Верните в Уголовный кодекс ответственность за побои детей чужими людьми!» против закона, который декриминализует побои чужими людьми и вводит уголовную ответственность за побои в семье. 


Этот закон рассматривается нами как дискриминационный и направленный против семьи. За сутки петиция собрала более 70 голосов. Надо отметить, что это не единственная петиция на тему семейных побоев, есть и другие с похожим содержанием. Люди возмущены новым несправедливым и абсурдным законом, поддерживающим ювенальную юстицию.

О ЧЁМ ЗАКОНОПРОЕКТ МИЗУЛИНОЙ

Вчера стало известно, что глас народа уже услышан: сенатор Елена Мизулина внесла в Государственную Думу законопроект, призванный убрать из уголовной статьи «Побои» близких лиц. Таким образом, близкие лица, люди, связанные узами родства, будут отвечать за побои наряду с остальными в рамках административной ответственности.

Законопроект Мизулиной не предусматривает возвращения старой редакции статьи 116 Уголовного кодекса РФ, то есть логика ответственности за побои в целом остается прежней: побои из хулиганских побуждений или по экстремистским мотивам уголовно наказуемы, причем санкция остается повышенной (до двух лет лишения свободы); остальные побои, в том числе в семье, без квалифицирующих признаков, являются административными правонарушениями.

В пояснительной записке к законопроекту Мизулиной говорится о том, что последние изменения в статью 116 Уголовного кодекса РФ привели к нарушению уголовного-правового принципа справедливости и соразмерности уголовного наказания. Несправедливо то, что к побоям, нанесенным по мотивам нетерпимости и вражды, приравнены побои, нанесенные близкими лицами, то есть во внутрисемейных ссорах. В качестве одного из минусов новых правил в отношении побоев автор законопроекта отмечает, что побои в семье попали в дела частно-публичного обвинения, по которым невозможно примирение сторон.

Елена Мизулина так же, как и мы, пришла к выводу, что принятые законодательные изменения носят дискриминационный характер по отношению к членам семьи. Более того, они «противоречат основным задачам государственной семейной политики, направленной на поддержку, укрепление и защиту семьи как фундаментальной основы российского общества, сохранение традиционных семейных ценностей, повышение роли семьи в жизни общества и авторитета родительства». 

Эти задачи закреплены в Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года (утверждена распоряжением Правительства РФ от 25.08.2014 № 1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи». Новая редакция статьи 116 УК РФ грубо нарушает и Стратегию национальной безопасности, согласно которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности».

От внимания сенатора не скрылась и абсурдность новых норм: «в результате необоснованного изменения статьи 116 УК РФ сложилась абсурдная ситуация, когда за побои (статья 116) близкие лица будут нести более жесткое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью… То есть более тяжкое по последствиям преступление, совершенное в отношении близкого лица, повлечет значительное менее тяжкое наказание. Такая несоразмерность наказаний приведет к тому, что домашнее насилие будет сопровождаться причинением ощутимого вреда здоровью, так как чем жестче бьешь, тем меньше получишь».

В пояснительной записке к законопроекту также содержится яркое доказательство абсурдности закона на примере побоев бывшей и «действующей» жены: «Бьешь свою нынешнюю жену — преступление. Бьешь бывшую жену, даже если она продолжает жить в том же жилом помещении, что и бывший супруг, но не ведет с ним общее хозяйство, — административное правонарушение». Аналогичный пример содержится в нашей петиции.

Сенатор Мизулина также отмечает неточности перечня «близких лиц», который вошел в примечание к статье 116 УК РФ, и неопределенные формулировки. На поспешность составления перечня указывал в своем заключении и Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству. Иными словами, поправку про «близких лиц» писали «на коленке»!

Подчеркнем, что законопроект Мизулиной по сути лишь выводит однократные семейные побои из Уголовного кодекса в административный. Уголовные побои по статье 116 остаются делом частно-публичного обвинения, тогда как нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (часть 1 статьи 116.1 УК РФ), остались делами частного обвинения.


КАК ГОЛОСОВАЛ СОВФЕД ?

Несмотря на обилие вопросов (164 вопроса) в повестке дня заседания Совета Федерации на 29 июня, обсуждение поступившего из Думы закона по декриминализации побоев шло полчаса. Разгорелась настоящая дискуссия между сторонниками и противниками закона. Елена Мизулина сразу заявила, что будет голосовать «против» и последовательно отстаивала свою позицию. Несколько сенаторов поддержали ее, другие встали на сторону ее оппонента сенатора Андрея Клишаса. 

В итоге «за» закон проголосовали 107 сенаторов, «против» — всего 17, закон был одобрен Советом Федерации. Поименные результаты голосования доступны на сайте верхней палаты.

Основной аргумент Андрея Клишаса сводился к тому, что закон не вводил новой ответственности для «близких лиц» за побои в семье: ранее за семейные побои была ответственность по той же статье Уголовного кодекса РФ, но на общих основаниях. При этом сенатор упустил из виду, что новым законом ответственность за побои для всех, то есть при «общих основаниях», исключалась из сферы уголовного права. А для «близких лиц», наряду с хулиганами и экстремистами, ответственность повышалась. 

Если ранее за побои максимальное наказание было арест до трех месяцев, то теперь — лишение свободы на два года. При этом повторные «административные» побои предлагалось карать арестом до трех месяцев. Кстати, это меньше, чем максимальное наказание за легкий вред здоровью — четыре месяца ареста. Косвенно это также свидетельствует в пользу того, что изначально логика законодателя была такова: причинение легкого вреда здоровья опаснее, чем побои, при которых нет вреда здоровью. Теперь же эта логика нарушена.

По большому счету битва по поводу семейных побоев идет между сторонниками закона против домашнего насилия и противниками ювенальной юстиции. Сенатор Антон Беляков в своем выступлении на заседании Совета Федерации верно отметил, что проблема бытового насилия имеет принципиально иное решение, чем собственно криминализация семейных побоев.

Андрей Клишас уверял, что в законе речь не идет о ювенальной юстиции. И если формально это так, то отрицать непосредственную связь закона с ювенальной юстицией трудно. Елена Мизулина четко обрисовала эту связь: «Любые ссадина, синяк у вашего ребенка являются основанием для того, чтобы ювенальная полиция пришла к вам в дом, проверила, что произошло, возбудила уголовное дело, и, естественно, это является основанием для отобрания ребенка». С полным текстом стенограммы заседания Совета Федерации по вопросу семейных побоев можно ознакомиться на сайте верхней палаты. 

В целом сенаторы решили осуществлять мониторинг правоприменения нового закона и по его результатам менять или не менять норму о семейных побоях. Иными словами, позиция законодателя такова: давайте сначала сделаем, а потом посмотрим, что из этого получится, и тогда, может быть, переделаем.

Сомнения у сенаторов в правильности своего решения все же остались, поэтому была создана рабочая группа для проработки нормы о семейных побоях. Вероятно, законопроект Мизулиной и есть результат усилий рабочей группы.


ЗАМЕЧАНИЯ ПО ЗАКОНОПРОЕКТУ МИЗУЛИНОЙ

Из наименования законопроекта Мизулиной «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» следует, что она предлагает вносить изменения не только в Уголовный кодекс РФ, но и в тот самый спорный закон о декриминализации. Однако по правилам юридической техники следует избегать внесения изменений в закон о внесении изменений. Таким образом, достаточно вносить изменения только в Уголовный кодекс РФ, тем более что закон об изменениях (323-ФЗ) уже вступил в силу.

По изменениям, предлагаемым Мизулиной, семейные побои уходят в административные правонарушения. С одной стороны, это восстанавливает формальное равенство в той части, что за одно и то же деяние чужие лица и родственники будут нести одинаковое наказание. Но с другой стороны, порядок привлечения к административной ответственности за побои оставляет лазейки для безнаказанности побоев, совершенных незнакомыми людьми на улице.

Именно поэтому мы, в отличие от Елены Мизулиной, предлагали вернуть побои в число преступлений, исключив их из КоАПа, однако оставить возможность для примирения сторон — именно для случаев побоев в семье. Такой поход сохранил бы и логику соотношения побоев и легкого вреда здоровью. 

Хулиганские побуждения и экстремистские мотивы можно было бы вынести в часть вторую статьи 116, как это и было в предыдущей редакции статьи. И дела по части второй статьи 116 сделать делами публичного обвинения — тоже как было ранее.

Конечно, принятие законопроекта Елены Мизулиной в целом поддержало бы нашу идею — не выделять семейные побои в отдельный вид преступлений, не устанавливать повышенную ответственность за побои близкими лицами. Проблема, созданная принятием закона о декриминализации (323-ФЗ), имеет несколько решений. Главное, чтобы создавшаяся угроза для наших детей и наших семей была нейтрализована.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

Кому выгодна либерализация Уголовного кодекса?

Дал подзатыльник ребенку? Родителей в тюрьму, учителю — штраф

Верните в Уголовный кодекс ответственность за побои детей чужими людьми!





Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5853
23189
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика