Эрдоган в Тегеране. Разговор серьезный

Эрдоган в Тегеране. Разговор серьезный

Автор Игорь Николаевич Панкратенко — эксперт Центра Сулакшина, востоковед, политолог, доктор исторических наук.

4 октября, состоялся визит президента Турции Реджепа Эрдогана в Иран.

В августе нынешнего года, когда дипломаты Ирана и Турции приступали к окончательному согласованию деталей и повестки визита Эрдогана в Тегеран, предполагалось, что главным вопросом повестки встреч турецкого лидера в Иране станет деэскалация сирийского конфликта, в котором, как известно, две страны, хоть и находились по разные стороны баррикад, но, тем не менее, сумели прийти к соглашению. Пусть даже оно, по сути, и означало фактический раздел Сирии на зоны влияния.

Референдум о независимости, прошедший 25 сентября в Курдской региональной автономии Ирака, в одночасье сделал уже подготовленные документы неактуальными. Анкара и Тегеран столкнулись с новым вызовом в регионе, перед которым прежние разногласия стали выглядеть совершенно несущественными. И потому повестку дня пришлось срочно перекраивать. Главным пунктом в ней становился теперь не сирийский, а курдский вопрос.

Именно для его обсуждения утром 4 октября в Тегеран прибыла делегация Турции, которую возглавлял президент Эрдоган. А важность его визита подчеркивал список сопровождающих: начальник Генштаба генерал Хулуси Акар (который вернулся из Ирана всего два дня назад), глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр экономики Нихат Зейбекчи, министр энергетики и природных ресурсов Берат Албайрак, министр таможни и торговли Бюлент Тюфенкчи, глава МВД Сулейман Сойлу, министр культуры и туризма Нуман Куртулмуш, министр национальной обороны Нуреттин Джаникли, глава Национальной разведывательной организации Хакан Фидан и турецкий посол в Тегеране Рыза Хакан Текин.

Уже только анализ состава турецкой делегации давал основания предполагать, что, во-первых, разговор с руководством Ирана предстоит серьезный. И, во-вторых, закончится он принятием не менее серьезных решений. Что, собственно, и произошло. За три дня до посещения Тегерана Эрдоган сообщил депутатам турецкого парламента, что рассчитывает заключить с Ираном соглашение о совместных мерах по реагированию на прошедший в КРАИ референдум. И эта задача была выполнена им в ходе сегодняшнего визита на все сто процентов. Совпадение своих позиций в отношении итогов 25 сентября стороны прекрасно продемонстрировали в итоговых заявлениях для прессы. «Мы хотим безопасности и стабильности на Ближнем Востоке… референдум о независимости в Курдистане в Ираке является сектантским заговором зарубежных стран и ни при каких обстоятельствах не будет признан Тегераном и Анкарой», — заявил Рухани на совместной пресс-конференции с Эрдоганом.

«Чего пытается добиться Курдская региональная администрация Ирака (КРАИ), проводя референдум? Ни одна страна мира, за исключением Израиля, не признает КРАИ. Решение, принятое по итогам обсуждений с „Моссадом“, не может и не будет считаться законным», — поддержал своего иранского коллегу Эрдоган. — Решимость Ирана и Турции в этом вопросе ясна. Анкара и Тегеран будут вести диалог лишь с центральным правительством Ирака, а референдум на севере Ирака является нелегитимным».

Сказанное на итоговой пресс-конференции, конечно, звучит несколько декларативно. Но проблема для Эрбиля заключается в том, что за этими декларациями вполне конкретные договоренности, которых Эрдоган сначала достиг с Хасаном Рухани, а чуть позже согласовал и с Верховным лидером Ирана Али Хаменеи.

Речь идет, в первую очередь, об экономических и дипломатических санкциях, которые Анкара и Тегеран намерены ввести в отношении КРАИ. На первом этапе речь идет о сокращении экономических и финансовых связей, прекращении всех видов военного сотрудничества и введении ограничений на перемещение из Иракского Курдистана по погранпереходам Ирана и Турции. До недавнего времени Эрбиль можно было посетить даже не имея иракской визы — сейчас это становится невозможным. «Все важные вопросы — только через центральное правительство в Багдаде», — такова позиция иранского и турецкого президента, которую они согласовали сегодня.

При этом, что немаловажно, ни Тегеран, ни Анкара не намерены загонять Эрбиль в глухую изоляцию, оставляя Барзани и руководству КРАИ коридор для маневра.

Если руководство Курдской автономии согласится притормозить процесс обретения независимости, то Иран и Турция готовы не только снять ограничения в отношении Эрбиля, но стать посредниками в его диалоге с Багдадом. Экономические ограничения в отношении какой-либо страны и региона — всегда палка о двух концах, поскольку потери несет не только тот, на кого эти ограничения накладываются, но и тот, кто их накладывает. Эрбиль для Анкары — это не только источник внезапно возникшей головной боли, но и достаточно емкий рынок для турецкого бизнеса. А главное — один из основных поставщиков нефти и газа. Поэтому вторым пунктом повестки визита Эрдогана в Тегеран было обсуждение вопроса об экономическом взаимодействии двух стран, которые помогли бы снизить издержки от отказа Анкары от нефти и газа из Эрбиля. И здесь сторонам тоже удалось договориться — Тегеран взял на себя обязательства поставить Турции дополнительные объемы нефти и газа.

Причем, Эрдоган и Рухани договорились, что расчеты между двумя странами будут проходить в национальных валютах, а кроме того, турецкие банки откроют филиалы в Иране, а иранские банки — в Турции. Уже в ближайшие недели представители нацбанков двух стран обсудят детали данного вопроса.

Ну и несколько особняком стоят договоренности, которые были достигнуты силовыми структурами двух стран о тесной координации действий в вопросах борьбы с терроризмом. Причем — не только курдских экстремистских организаций.

Сценарий военного давления на руководство КРАИ в ходе визита Эрдогана даже не рассматривался. Но обе стороны дали достаточно четко понять, что в вопросе Иракского Курдистана на экономическом, политическом и дипломатическом фронтах намерены действовать сообща, отложив в сторону разногласия по другим региональным проблемам. Поскольку ничто так не способствует развитию партнерства, как наличие общей угрозы.

Игорь Панкратенко

Источник


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Турция и Иран против курдов вместе с размахом и от души

Признание

Суета держав курдам на смех



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)


Comment comments powered by HyperComments
1344
4962
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика