Федеральный бюджет: финансовый документ или пропагандистская листовка?

Федеральный бюджет: финансовый документ или пропагандистская листовка?

Эксперт Центра Андрей Дёгтев

В конце прошлого года в российской государственной практике произошло изменение – бюджет из экономического ресурса превратился в средство пропаганды.

Вербальные средства борьбы с кризисом

Распространение оптимистических прогнозов представителями власти во время кризисов является вполне обычным явлением не только в России. Обычно руководители стремятся снизить градус народного недовольства и успокоить паникующих инвесторов. Разумеется, словесными методами нельзя побороть рецессию, однако можно слегка задержать спад и уменьшить его негативные последствия.

Принципиально иная ситуация наблюдается в нашей стране. Безосновательные заверения о скором экономическом подъёме из временной меры превратились в образ жизни российского истеблишмента. Постсоветская модель изначально не была способна обеспечить качественное развитие – весь её потенциал сводился к получению прибыли от высоких цен на нефть и её перераспределению между секторами в виде едва достаточных инвестиций. Теперь же этот источник роста себя исчерпал, а это значит, что назрела необходимость системных изменений. Однако либерально-рыночная когорта российской элиты не готова менять экономическую модель, с которой связано всё её материальное благополучие и строительство которой обеспечило ей рукопожатный статус в странах базирования её капиталов и семей. Рыночные реформаторы оказались в положении, когда, с одной стороны, неудачи и провалы неолиберального проекта в России скрывать невозможно, а с другой – не имеется возможности его свернуть. В итоге, их единственным способом существования становится всяческое оправдание существующей экономической системы и попытки оттянуть её окончательный крах на как можно более длительный срок.

Именно с этой целью из уст ответственных за экономику министров и вице-премьеров регулярно льются радужные прогнозы о приближении чудесных времён, когда экономика преобразится, иностранные инвестиции потекут рекой, а все остальные страны будут нам завидовать. Вот, например, недавно на конференции в Высшей школе экономики Игорь Шувалов заявил, что в течение ближайших нескольких десятилетий в России возникнет совершенно другая экономика с большим представительством малого бизнеса и среднего класса – тех самых групп, кстати сказать, которые последнее время сокращаются под гнётом налогов и падающих доходов. Примечательно, что радостный прогноз вице-премьера был сделан в том числе на основе того факта, что последние месяцы экономический спад оказался меньше, чем планировали. Интересно, что позитивный прогноз даётся не на ближайшую перспективу, а на десятилетия вперёд – видимо, в ближайшее время нас ждёт совсем жуткий провал.

Бюджет страны как пропагандистская листовка

Однако в конце прошлого года российский либеральный бомонд пошёл ещё дальше – он превратил федеральный бюджет из сугубо экономического инструмента управления страной в полноценное средство информационно-идеологических манипуляций. Иначе невозможно объяснить решение принять бюджет исходя из тех прогнозируемых показателей, которые были заложены в него в декабре 2014 года. Документ верстался в расчёте на стоимость нефти 100 долларов за баррель, тогда как её реальная цена на тот момент уже упала до 85 долларов. Подразумевались реальные темпы роста 2,5% как раз в тот момент, когда квартальный  ВВП ушёл в отрицательные показатели. Инфляция, составившая в 2014 году 11,4%, на 2015 год рассчитывалась как 5,5%. Неудивительно, что уже в марте принятый бюджет пришлось пересматривать. В результате, и расходная, и доходная части бюджета были изменены в сторону уменьшения. Было бы наивно полагать, что правительство не могло оценить в декабре реальное положение дел и искренне верило, что, несмотря на санкции и обвальное падение рубля, экономический рост получится сохранить. Очевидно, планировалось в течение некоторого времени демонстрировать при помощи бюджета якобы положительные тенденции в экономике, частично сдерживать девальвацию  и инвестиционный спад. Но такой бюджет теряет управленческий смысл, превращаясь из главнейшего экономического закона страны в агитационную листовку.

Бюджет – зеркало лоббизма

Новый законопроект о бюджете 7 апреля был принят во втором чтении и перешёл в третье. Теперь, когда новый вариант бюджета свёрстан и не претерпит существенных изменений, можно проанализировать его изменения как по сравнению с первоначальным вариантом, принятым под занавес прошлого года, так и с проектом поправок, внесённым в Думу правительством в марте. Расходы федерального бюджета вопреки планам были сокращены не на триллион, а всего лишь примерно на 300 миллиардов рублей. Однако и такое сокращение расходов в условиях кризиса может сказаться на общей макроэкономической динамике. Моменты производственного спада характеризуются нехваткой спроса, именно поэтому целесообразно увеличивать бюджетные расходы с целью поднятия совокупного спроса, а не наоборот. Доходная часть претерпела достаточно радикальную трансформацию – с 15 триллионов рублей до 12,5 триллионов, в результате чего дефицит составит 2,7 триллионов рублей, или 3,7% ВВП. Примечательно, что при общем сокращении расходов финансирование ряда наиболее важных статей увеличилось в общей сумме примерно на 150 миллиардов рублей (см. Таблицу 1).

Статья расходов

Сумма, тысяч рублей

ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВОПРОСЫ

12 510 023

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

693 168

НАЦИОНАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА

125 112 123

ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО

3 310 429

ОХРАНА ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ

724 269

ОБРАЗОВАНИЕ

2 581 918

КУЛЬТУРА, КИНЕМАТОГРАФИЯ

2 809 476

СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА

697 560

СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

721 500

НАЦИОНАЛЬНАЯ ОБОРОНА

32 833

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

756 613

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ

250 758

МЕЖБЮДЖЕТНЫЕ ТРАНСФЕРТЫ

826 747

ВСЕГО

151 027 418

Таблица 1 Распределение дополнительного бюджетного финансирование между различными статьями расходов в новом проекте бюджета по результатам прохождения второго чтения

Средства были изысканы за счёт сокращения финансирования ряда других категорий. Например, выкуп имеющихся в наличии у россиян Государственных казначейских обязательств СССР и сертификатов Сберегательного банка СССР будет уменьшен с 50 млрд рублей до 8,4 млрд рублей. Получается, что борьба с текущим кризисом будет происходить за счёт бывших советских вкладчиков, пострадавших в кризисах прошлых лет.

Состав выигравших и проигравших групп в результате перетряски бюджетных расходов наглядно демонстрирует степень их влиятельности в российской системе лоббизма. Статью «национальная экономика» стоит вынести за скобки анализа, так как внушительная переброска расходов в этом направлении обусловлена глубоким экономическим кризисом. Среди остальных статей явно преобладают расходы на нужды государственных органов власти, на порядок опережая все остальные виды расходов (см. Диаграмму 1).



Диаграмма 1. Распределение дополнительного бюджетного финансирование между различными статьями расходов в новом проекте бюджета по результатам прохождения второго чтения

Большинство поправок в данном разделе были внесены правительством – иными словами государство пролоббировало свои интересы через свои же собственные институты. Интересы простого населения, лишённого по-настоящему эффективных инструментов представительства своих групповых интересов, оказались как всегда на периферии. Рост расходов по статье «социальная политика» уступил соответствующему показателю других статей, хотя и связанных с социальными вопросами, но касающихся интересов отраслевых лоббистских сообществ, а именно: «культура и кинематография», «образование», «ЖКХ», «здравоохранение» и «СМИ».

Не должен смущать низкий прирост расходов силовых ведомств. Обладая существенной мощью в переговорном процессе по поводу распределения бюджетных ресурсов, они сумели ещё на уровне формирования правительственного законопроекта о поправках не допустить сокращения финансирования своих ключевых проектов. В отличие от них, другие ведомства не сумели удержать свои позиции на более ранних стадиях, и были вынуждены во время прохождения закона возвращать деньги в те статьи, которые ранее были урезаны.  

Небольшую добавку к своим бюджетам на общую сумму 550 миллионов рублей получили несколько регионов: Хабаровский край, Амурская область, Иркутская область, Приморский край, Забайкальский край, Республика Тыва, Республика Якутия, Республика Бурятия и Республика Алтай.

Около 300 миллионов рублей на развитие сети многофункциональных центров предоставления услуг населению получила Республика Крым. Однако не стоит рассматривать это как особую заботу федерального центра о региональном бюджетном процессе. Большинство субъектов, которым посчастливилось оказаться в списке получателей дополнительных субсидий, представляют Дальневосточный федеральный округ и Забайкалье – те регионы, которые ранее пострадали от сокращения расходов федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и байкальского региона» на 18 миллиардов рублей. Таким образом, центр лишь частично компенсирует бюджетный вакуум, возникший в результате резкого сокращения расходов по линии федеральных органов власти.

Вывод:

В условиях кризиса процесс принятия бюджета начал приобретать черты ориентированного на внешние эффекты показательного действа, когда игнорируется очевидное несоответствие закладываемых в бюджет прогнозных показателей реальной ситуации. Несмотря на целесообразность увеличения бюджетных расходов в целях борьбы с кризисом, российские власти пошли на их сокращение. Подобная практика резко снижает возможность стимулирования экономического роста посредством увеличения внутреннего спроса. Оставаясь в порочной парадигме снижения бюджетных расходов, государство тем не менее сохранило способность принимать оперативные решения по перераспределению бюджетных средств, что выражается в увеличении финансирования ряда направлений на 150 млрд рублей.

Однако пропорции распределения дополнительных средств между различными заинтересованными группами во многом зависят от способности этих групп продвигать свои интересы, что объясняет несущественную долю дополнительных средств, направленных на социальную политику. 


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3156
23790
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика