Государственная и частная собственность

Государственная и частная собственность Концепция нравственного государства предполагает, что такое государство доминантно целеполагает в своей деятельности достижение в общественных отношениях преобладания нравственных ценностей-мотиваторов. Концепция нравственного государства в своем содержании должна отражать выстраивание отношений собственности, и, прежде всего соотношения государственной и частной форм собственности.

Соотношение государственной и частной форм собственности практически всегда выступают ключевым вопросом любой экономической, правовой, философской и множества других теорий, основой для принятия государственных решений, непосредственно влияют на жизнь каждого человека (учиться самому либо учить детей в частных детских садах, школах, вузах или государственных, лечиться самому либо лечить детей и родственников в частных лечебных учреждениях или государственных и т.д.).

Несмотря на многочисленные научные публикации, вопросы тенденций развития форм собственности остаются недостаточно исследованы. А ситуация складывается весьма непростая. Если в 1996 году предприятий и организаций, находящихся в частной собственности было 64% от общего числа, то в 2010 году эта цифра достигла уже 84% (см. рис. 1 и 2).


Также неоправданно значительно снижается среднегодовая численность занятых в экономик по формам собственности. В 1992 году 69% занятых было на предприятиях государственной и муниципальной форм собственности, а в 2009 году таких насчитывалось уже 32% (см. рис.3 и 4).



При этом данные Росстата свидетельствуют, что работники частных организаций имеют одну из самых низких среднемесячных начисленных зарплат среди организаций различных форм собственности. Ниже чем в среднем по России, когда как зарплата работников организаций государственной формы собственности превышает средний уровень по стране (см. рис.5).


Складывается общая тенденция  постоянного и неуклонного сокращения государственного сектора, прежде всего мотивируемая его неэффективностью.

Общая тенденция снижения государственного участия в экономике активно поддерживается и продвигается на общегосударственном уровне.

Идеология такой политики была выражена в статье А. Кудрина и О. Сергиенко «Макроэкономическая политика» : «В последние годы роль государственного сектора в российской экономике возросла. По оценкам Минэкономразвития, доля государственных и контролируемых государством компаний достигает 45—50%. Удельный вес таких компаний в инвестициях составляет около 40%. В то же время проведенные в ряде стран исследования подтверждают тезис о большей эффективности негосударственных компаний, поскольку они действуют в рыночной среде, механизмы которой обеспечивают более высокую производительность труда, отбор лучших инвестиционных проектов, активизацию инновационных процессов. Таким образом, необходимо сделать акцент на частные компании как основной источник развития, по возможности, быстрее сократить (в идеале — ликвидировать) область нерыночных отношений в российской экономике.
 

При этом заявлено, что «уменьшение государственного сектора должно происходить за счет перехода части бюджетных организаций в частный сектор на добровольной основе при поэтапном сокращении бюджетной составляющей их финансирования (касается прежде всего отраслей социальной сферы, особенно образования и здравоохранения)».
 

Такой подход противоречит общемировым тенденциям и современным теоретическим воззрениям.

  Так, директор Венского Института высших исследований Бернхард Фельдерер в интервью Российской газете заявил: «Россию зря критикуют за госучастие в экономике» . Согласно его данным, доля соотношения государственных инвестиций к валовому внутреннему продукту в России  сейчас составляет 29 процентов, а в большинстве развитых стран Европы - почти 50 процентов. Так что еще вопрос: у кого государства больше в экономике.
 

При этом он констатирует: «К сожалению, ваши реформы последних лет предполагали рост только в тех секторах, где есть быстрая отдача. И при этом происходило полное забвение со стороны государства других важных секторов - образования, науки, здравоохранения. В них государственная активность должна была быть явно выше, а финансирование больше».

В этом же русле крупнейший специалист в развитии этой теории Р. Масгрейв писал: "Один рыночный механизм не может выполнять всех экономических функций. Государственная политика необходима для управления, корректировки и дополнения определенных его аспектов. Этот факт важно понять, поскольку он означает, что соответствующий размер государственного сектора в значительной мере есть вопрос технического, а не идеологического порядка", аналогичным образом высказался и лауреат Нобелевской премии Дж. Стиглиц: "Я писал его (учебное пособие), будучи убежденным, что понимание затрагиваемых в нем вопросов является центральным для любого демократического общества. Среди наиболее важных из этих проблем - вопросы разумного соотношения между государственным и частным секторами, а также то, как правительства могут более эффективно достигать своих целей".
 

Существует и научно обоснованная позиция по  соотношению между государственной и частной формами собственности.

Е. Балацкий и Н. Екимова приводят конкретные пропорции государственного и частного секторов экономики (см. рис.6). Национальная экономика должна быть разделена на две части таким образом, чтобы доля государственного сектора находилась в районе либо 38%, либо 62%


Применение такого подхода к анализу стран по показателю доли государственных расходов в ВВП показывает, что в настоящее время в зоне риска находятся такие страны, как Австралия, Япония, Швеция, США и Россия. Причем если Швеция рискует из-за слишком громоздкого госсектора, то Австралия, Япония, США и Россия рискуют из-за неоправданно сильного уменьшения госсектора.

Современная абсолютизация частной, в особенности индивидуальной, формы собственности становится тормозом для развития государств как в мире, так и в России.

Между тем, общим для исследователей является мнение, что некая форма совместной собственности предшествовала появлению индивидуальной собственности. В свое время совместная собственность позволяла выжить и обеспечить выживание слабым членам первых общностей. В дальнейшем, появилась индивидуальная собственность, ставшая  в глазах обществ всех формаций поистине универсальной.

Вместе с тем, обоснованность (целесообразность) сохранения права на индивидуальную собственность подвергалась сомнению. Очевидно, что в условиях даже наиболее совершенных законодательных систем собственность зачастую приобретается и распределяется неудовлетворительным способом. В то время как одни становятся богатыми в результате бесчестных поступков или благодаря стечению обстоятельств, другие, трудолюбивые и одаренные, имеют лишь скромный достаток. Дети наследуют состояние своих родителей-богатство, которое они не заработали, и нужду, которую они не заслужили. И поскольку богатство является наиболее мощным инструментом приобретения еще большего богатства, эти злоупотребления и неравенства не исчезают.

Однако, инстинкт собственности столь глубоко коренится в человеческой природе, а выгоды этого института столь велики, что никогда не нуждался в теоретических защитниках.

Между тем, возрастает число сторонников активного развития контроля над любыми  собственниками (находятся ли объекты в частной либо государственной собственности). Даже в таком «либеральном» государстве как Великобритания, где за последние 25 лет было объявлено о денационализации и приватизации около ста государственных компаний, в результате чего государственный сектор сократился на две трети, правительство продолжает контролировать их деятельность. В каждом из секторов услуг – электро-, газо-, водо-, теплоснабжении, телекоммуникационных сетях, транспортных системах – созданы специальные регулирующие органы, призванные стимулировать конкуренцию в интересах потребителей. Их руководство назначается соответствующими министрами; оно обязано согласовывать с правительством свои планы, принципы, оценки инвестиций и ценообразования, финансовые цели, лимиты внешних заимствований. Проводит систематический мониторинг деятельности национализированных предприятий.

Вопрос: на каких основаниях и в каких пределах должна существовать  собственность индивидуальная или совместная? И на какие объекты?

Ответ на этот вопрос при первом подходе может быть таков:

чем крупнее собственность (особенно это касается средств производства, градообразующих предприятий, моногородов, предприятий как имущественных комплексов и др.), тем больше ограничений должно быть возложено на индивидуальную собственность с государственным и общественным контролем.

Индивидуальная собственность, соответствующая нижнему уровню установленных законом социальных стандартов, должна быть освобождена от налогообложения, доведение до нижнего уровня социальных стандартов может дотироваться государством за счет общественных фондов потребления.
 

На индивидуальную собственность, превышающую установленный законом верхний предел социальных стандартов, должны быть наложены дополнительные ограничения как финансовые так и иного рода (налог на роскошь, ограничения на продажу недвижимости, полученной в результате наследования и др.).


Земельные участки также должны быть ранжированы по размерам и видам использования. Земельные участки под жилыми домами, являющимися единственным местом для проживания в пределах установленных размеров  по установленным социальным стандартам, должны быть освобождены от налогов, а также распределяться по единым правилам местными органами власти под государственным и общественным контролем.
 

Сельскохозяйственные земли должны быть оформлены во владение лицам и организациям ее обрабатывающим. Индивидуальной собственности на эти земли быть не может. Государство и общество оставляют за собой контроль за использованием этих земель. Предоставление, как и изъятие из владения сельскохозяйственных земель происходит в установленном законом порядке.
 

Иные природные ресурсы как находящиеся в земле, так и добытые полезные ископаемые и иные природные ресурсы, не могут находиться в индивидуальной собственности. Государственные органы от имени государства наделяют правом   пользования  с правом продажи добытого природного ресурса с передачей государства части дохода от его реализации на условиях, установленных законом.
 

Таким образом, можно сделать вывод, что тенденция к абсолютизации индивидуальной частной собственности противоречит интересам общества и не соотносится с концепцией нравственного государства.

Государственный сектор в государстве должен быть, его долю необходимо установить исходя из общественных потребностей, которые определяются гражданами страны и законодательно закрепляются.

Данные положения не противоречат законодательству и, прежде всего, Конституции РФ. Но в то же время установленная в статье 8 Конституции норма о признании и защите равным образом частной, государственной, муниципальной и иных форм собственности не означает и не ведет к равенству правовых режимов различных форм собственности. Особенности же правовых режимов различных форм собственности целесообразно установить законом. Продолжение же проводимой сегодня политики сокращения государственного сектора экономики, особенно это касается сфер образования и здравоохранения, губительно для страны.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3788
15264
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика