Идентичность: потребности и идеалы

Идентичность: потребности и идеалы

Хвыля-Олинтер А.И., протоиерей, кандидат юридических наук, консультант Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата, доцент Академии управления МВД России, доцент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета

Доклад на научно-экспертной сессии «Проблема формирования гражданина России через инструментарий идентичности (культурная, образовательная, воспитательная, пропагандистская, информационная государственные политики)», состоявшейся 17 ноября 2015 г. в Москве.


Как представитель духовенства, несколько десятилетий занимающийся сложнейшими научными направлениями криминалистики, считаю полезным обратить особое внимание на два фактора, влияющие на идентичность: духовность и личностность. Индивидуальная идентичность, происходящая от явления, именуемого «индивид» (неделимое, отличное от иных), есть, прежде всего, отделение, выделение, атомизация человека. Личная же идентичность основана на коренном свойстве личности — любви.

ЛЮБОВЬ: 

1. в обыденном смысле — чувство, соответствующее отноше-ниям общности и близости между людьми, основанным на их взаимном влечении; 

2. в этическом смысле — отношение между людьми, в котором личность рассматривает иного как в той или иной форме сродного самому себе: влечется к объединению и сближению с ним; отождествляет с ним свои собственные склонности; добровольно физически и духовно отдает себя иному и стремится к взаимному обладанию с ним; 

3. в философском смысле — метафизическая универсалия, содержащая индивидуально избирательное личное чувство, направленное на выбранный предмет и объективизирующееся в самодостаточное стремление к нему; субъект-объектное отношение, посредством которого осуществляется данное чувство; комплексный феномен, возникающий в области взаимодействия противоположных начал: индивидуального и социального, телесного и духовного, интимного и универсального, единичного и общего, имманентного и трансцендентного; 

4. в языческом смысле — особая мировая сила (бог, энергия), исполняющая важную роль в устройстве и судьбе мироздания; 

5. в православном смысле — внутреннее состояние личности, характеризующееся неодолимым стремлением к общению и сближению с предпочтенным иным бытием (инаковостью), к его познанию и уважению, терпимости к нему, самопожертвованию ему, ответственности за него; 

6. в православном смысле — такое духовно-телесное добровольное взаимное искреннее сближение и слияние личностей, которое приводит к гармонии, расцвету и усилению всех позитивных качеств, уникальности каждой из них, их единству в многообразии; 

7. в православном смысле — наивысшее нравственное благо и предназначение человека, обобщение и сумма всех Божественных законов и заповедей, необходимое условие святости и богоуподобления, Божественное призвание человека; 

8. в православном смысле — основное свойство Бога в Его Божественном Троичном сверхбытии, а также в Его отношении к миру и человеку, главнейший сверхъестественный источник и первопричина всякого проявления любви в мире и самого существования мира, Божественный дар человеку; 

9. в православном смысле — построение человеком своих отношений с иными, собой, семьей, обществом, государством, природой и всем миром на основе Промысла Божьего, то есть на принципах Божественной Любви; 

10. в православном смысле — главнейшее свойство и проявление личности, данное ей Богом.

ДУХОВНОСТЬ: 

1. в этическом, политологическом, религиоведческом и теологическом смысле — устремление человека к тем или иным высшим ценностям и смыслу — к какому-либо им предпочтенному идеалу, стремление человека переделать себя, приблизить себя и свою жизнь к этому идеалу (уподобиться) и, тем самым, одухотвориться, внутренне освободиться от обыденности; 

2. основа и главная причина любой веры и религиозности; 

3. в общем смысле — объективное свойство всякой личности (ее души, ее «я»), которое позволяет проявляться указанному устремлению и отображать его во внешнюю реальность (в поступках, обрядах, творчестве и т. п.); 

4. в социологическом смысле — трактовка неоднозначна ввиду многополярности и сложности самого феномена духовности, служившего на протяжении тысячелетий объектом дискуссий среди философов, религиозных деятелей, идеологов разного толка. Особенно напряженные споры ведутся между сторонниками религии как таковой и ее противниками. Они затрагивают проблемы генезиса, функционирования, предназначения духовного. Однако и те и другие сходятся на том, что духовное есть нечто нематериальное, которое было таковым изначально или стало впоследствии, и что оно имеет отношение, прежде всего, к человеку, выделяя его из всей остальной природы и направляя его деятельность в целесообразное, с точки зрения самого человека, социума или объекта служения, русло. 

Духовность может рассматриваться в следующих ракурсах: как то или иное определенное внутреннее состояние человека и общности (например, присутствие духа, боевой дух, духовная стойкость); как деятельность сознания, направленная на понимание того или иного смысла жизни и своего места в ней; как склад личности, состоящий в преобладании нематериальных интересов над материальными; как нематериальная реабилитация, обновление — способность к самоизменению; возрождение в человеке утерянного образа Идеала, поскольку именно те, кто сознают себя носителем этого образа, способны к преобразованию собственной личности и окружающего мира; 

5. в религиозном смысле — отношения человека или объединения людей с тем или иным объектом (духом) служения, поклонения, почитания (Богом, богами, духами, идолами, кумирами и др.), реально существующим духовным миром, бесплотными духовными существами, а также отражение этих отношений во все сферы общественного сознания и общественной деятельности.

Созидательное формирование личной, индивидуальной и групповой идентичности человека, семьи, общества, страны возможно только при наличии соответствующей развитой комплексной социальной системы, включающей в себя структуры воспитания, образования и защиты ценностей.

ЦЕННОСТИ:

Ценности (в общем смысле) — любые материальные или идеальные объекты, реальные или воображаемые, если они желательны и рассматриваются в качестве важного условия или компонента жизнедеятельности людей и соответствующим образом ими оцениваются. Они образуют иерархическую систему, в которой выступают ориентирами жизнедеятельности людей и характеризуют общую направленность личности.

Создание и реализация идентичности осуществляется взаимодополнением и взаимодействием всех форм общественного сознания. Важнейшим фактором становится разработка позитивной идеологии.


В нашей Конституции в статье 13 провозглашается:

1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие.

2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Однако каждой социальной системе для своего существования жизненно необходима какая-то идейная системообразующая мета-основа.

Поэтому Россия без вдохновляющей консолидирующей идейной основы неизбежно будет ослабевать, унижаться и распадаться. А идентичность деградировать.

Кто же вписал сию очевидно антисистемную норму в главный правовой документ России? Конституцию РФ в 1993 году писали граждане РФ и американцы. Вот скриншот с сайта USAID, федерального неправительственного Агентства по международному развитию США:


http://cont.ws/post/71097;

http://annatubten.livejournal.com/383080.html

Изложение вышеприведенного англоязычного текста на русском языке: «От Конституции до социальной защиты русских детей, от создания Налогового и Гражданского кодексов РФ до поддержки больных СПИДом, — таков широкий спектр активности американского правительства в России. Создавая сеть агентов влияния из представителей госорганов, правительственных чиновников, региональных властей, НКО, частного бизнеса, американское правительство имеет в своем распоряжении оперативную и мобильную систему управления и финансирования.»
Итак, налицо агрессия против российской идентичности, заложенная авторами Конституции Российской Федерации в виде общероссийской и обязательной нормы.

Коренной вопрос для идентичности человека: кто или что — Я, а также кто или что — Иное? Ответ на этот вопрос увязан с такими феноменами как потребности и идеалы.


В поисках смысла идентичности могут помочь великие мировоззренческие вопросы, определяющие высшие (собственно человеческие и личностные) потребности и идеалы:

Кто я и почему существую?

Есть ли у моего существования смысл и предназначение?

Какова ценность каждой человеческой жизни?

Имеется ли смысл, цель и предназначение
у человечества, Природы, Вселенной?

Что есть Истина?

Существует ли Абсолютная Истина?

Можно ли познавать Истину?

Есть ли Бог?

Как можно общаться с Богом?

Есть ли мое существование после моей земной смерти?

Что такое добро и что такое зло?

Почему есть горе, страдания и несчастья?

Существует ли душа или разум отдельно от тела?

Всемогущи ли наука и разум?

Существуют ли и другие пути познания мира и человека?

Потребности в целом определяются, например, как «нужда или недостаток в чем-либо необходимом для поддержания жизнедеятельности организма, человеческой личности, социальной группы, общества в целом; внутренний побудитель активности» . Акцент делается на необходимости. Однако откуда она берется? А если человек не догадывается, в чем его главная необходимость, или лукаво обманут? Тогда и идентичность его будет ошибочна.

Большинство великих мировоззренческих, религиозных и философских систем утверждают, что у человека существует несколько уровней потребностей. Скажем, для Православия очевидно наличие пяти уровней: низшего — телесного, затем — эмоционального, душевного и духовного. На самом верху пирамиды находится высший духовный уровень. Именно данный уровень определяет предназначение, сущность человека в высшем смысле, а, значит, и высшую его идентичность. Именно там царство необходимости переходит в царство свободы.


В Новом Завете высшая идентичность человека выражена словами: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22:36–40). Однако известны и противоположные взгляды на идентичность, исходящие из крайней гордыни.

Тогда возникает проблема выбора варианта этой проблемы для себя. Необходимость классификации видов духовности, вероучений, религий и культов (сект), построения систем и признаков классификации; выявленные и предполагаемые свойства; вероучительные, социологические криминологические и иные характеристики; и т. д.


Кто или что — Я, а также кто или что — Иное? Ответы предлагают системы идеалов. Высший ответ дает духовность!

Про духовность ранее уже говорилось. Духовность — универсальное свойство личности, устремленность к идеалу, основа всего, что относится к самореализации и мотивации человека. Духовная сфера по своей сущности и как источник мотиваций отличается от душевных, психологических и физиологических явлений. Духовность и человечность тесно взаимосвязаны. Конкретная духовность у людей различается как качественно, так и количественно.

Содержание и понимание духовности зависят от воззрений и развития человека. Духовность бывает разная: позитивная или негативная; созидательная или разрушительная; здоровая или больная; истинная или ложная; ведущая к жизни или смерти; нравственная или аморальная; законная или анархистская. Но тогда и идентичность исключительно разнополярна. Все зависит от того, что и чем управляется в человеке.


Духовная жизнь человека формируется целым рядом факторов. Тут и СМИ, и религиозные объединения, а также институты воспитания, образования и науки. На самом деле их значительно больше. В целом они входят в культуру как таковую.


Духовность через СИСТЕМЫ ИДЕАЛОВ влияет на культуру и сама подвержена воздействию со стороны культуры. Этот процесс, затрагивающий все формы общественного сознания, действует через этические, правовые, эстетические и религиозные нормы. Системы идеалов имеют иерархию, определяемую духовными потребностями человека и общества. Формируется культура или… антикультура!


Конкретизация статуса и суверенитета человека требует определения его сущности, значения и ценности для общества, семьи и для него самого. В разных духовных, мировоззренческих и религиозных системах неодинаковые взгляды на человека и семью, на содержание и цели воздействия на них. И тут четко видна экспансия, агрессия против созидательной традиционности России: планомерное разрушение всех уровней ее идентичности.

Направления ударов по созидательным традиционным течениям и организациям осуществляются как извне, так и изнутри. Это, прежде всего: воздействие через их внутренние иерархические структуры (миссионерство, образование, догматика); манипулирование их адептами (СМИ, слухи, подкуп и т. п.); деформация государственных институтов и СМИ; манипулирование общественным мнением; саботаж; нейтрализация и уничтожение их активистов.


В итоге подобных гибридных войн наступают кризисы в государстве, обществе, семьях, в личной жизни. Наглядным российским примером влияния духовных кризисов на волю к жизни, на потерю идентичности является демографический кризис.


А также массовые атаки педерастии, содома и разврата против российской идентичности. Последующие иллюстрации наглядно демонстрируют отмеченное.










«Как показывает… исторический опыт, культурное самосознание, духовные, нравственные ценности, ценностные коды — это сфера жёсткой конкуренции, порой объект открытого информационного противоборства, не хочется говорить агрессии, но противоборства — это точно, и уж точно хорошо срежиссированной пропагандистской атаки» (Президент Российской Федерации В. В. Путин. 12 сентября 2012 года. Встреча с представителями общественности по вопросам патриотического воспитания молодёжи).

Какая же духовность столь яростно борется с Россией, с ее идентичностью, с ее традиционными созидательными ценностями? На последующей картинке показаны два варианта духовности, отображенные в геральдике. Слева — торжествующие драконы, справа — поверженный дракон. Разница очевидна, прежде всего — духовная. Духовная сущность России и Православия противоположны духовной сущности лондонского Сити.


Еще пример, из многострадальной Украины. В начальный этап «Майдана» на стороне законной власти (пусть плохой, но именно законной) встала только одна духовность — православная. На стороне антизаконной хунты (и последующих событий) оказались все остальные разновидности духовности.


И последний отрицательный пример. Бывший американский агент Эдвард Сноуден заявил, что АНБ США вооружена для цифровой кибервойны. Об этом говорит массовая слежка американскими сотрудниками спецслужбы за интернет-пользователями. Также экс-агент АНБ подчеркнул, что США уже на протяжении нескольких лет ведут разработку киберстратегии, и на сегодняшний день готовы к своему доминированию в интернет-пространстве. В результате кропотливых работ в цифровом пространстве американские спецслужбы способны вывести из строя не только персональные компьютеры, но и финансовые потоки, электроснабжение, предприятия и аэропорты. США агрессивно защищают свой интернет-империализм. На нижеследующем рисунке приведена официальная эмблема (герб) организации, в которой в США ранее работал Сноуден. Духовное содержание этого знака очевидно. Кто сомневается, пусть взглянет на банкноту в один доллар.


Российская культура и сохраняющие её идентификационный код традиционные созидательные силы предлагают свой ответ на главные вопросы человеческого бытия — о смысле, ценности, назначении человека и общества.


Дело не только в том, что Православие — самая многочисленная религиозная организация в России. Существенно, что статус человека и мира в православной культуре — наивысший из всех теоретически возможных. Православие считает, что каждый и любой человек наделен бесконечной ценностью и высшим статусом. «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 27). Одна из важнейших задач, поставленных Православием перед человечеством — одухотворение всего мира. «Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только [она], но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления…» (Рим. 8, 19–23).


Этим в первую очередь, объясняется выбор Православия нашими предками. А именно — наличием Абсолютного Идеала: Истины и Любви. Поэтому Православие всегда, в любой обстановке проявляло патриотизм, ответственность за судьбы страны, общества, института семьи и каждого человека. Совместно со всеми созидательными российскими силами.


И сейчас роль Православия в деле восстановления России, консолидации российского общества трудно переоценить.
Недаром в начале 1990-х годов Збигнев Бжезинский утверждал: «После крушения коммунизма наш самый главный враг — русское православие». Таково главное содержание западного политологического курса. А вот заявление в 2014 г. министра иностранных дел Швеции, одного из творцов политологии ЕС, Карла Бильдта: «Православие — главная угроза для западной цивилизации… Новая антизападная и антидекадентская линия Путина опирается на глубоко консервативные православные идеи».

Однако в России имеются мощные патриотические силы, прежде всего — духовные, которые стремятся и способны к созиданию нашего общества и нашей страны.


Без высших позитивных духовных идеалов в обществе и государстве нет: объединяющей цели; эффективной политики; единой правовой системы; единой системы образования; единой системы социальных программ.

Без высших позитивных духовных идеалов у общества и государства нет будущего!


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Российская модель мы-строительства и вызовы дезинтеграции

Региональная идентичность, как идеологическая база коррупции на примере сырьевых регионов

Гражданин, страна, идентичность (ВИДЕО)

Русский вопрос

Для чего и какой «придумана» Россия?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1686
6205
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика