Информационное противоборство Украина-Россия

Информационное противоборство Украина-Россия

Эксперт Центра Кравченко Л.И.

Развитие украинского кризиса вновь поставило вопрос об эффективности  страны в информационной войне, очернительной и манипулятивной информационной кампании, которую ведут против России не только страны Запада, но в первую очередь Украина. Особенность информационного воздействия именно Украины состоит в том, что в отличие от западных кампаний украинская пропаганда направлена не только на внешнего актора (западный мир), но и на российского гражданина. Информационная война украинской власти против России специфична.

Во-первых, предпринимаются попытки дестабилизации политической обстановки в Крыму через разжигание крымско-татарского национализма. Эта практика идет со времен, когда Крым входил в состав Украины. Тогда единственным способом противодействия по русскому вопросу стала декларативная кампания поддержки крымских татар. 

На российский Крым Украина пытается воздействовать тем же оружием – обращением к крымско-татарскому вопросу. Это и деятельность активиста крымско-татарской националистической организации М.Джемаля, который до 2013 года возглавлял Крымский Меджлис (неформальный крымско-татарский орган), а в 2014 году П.Порошенко был назначен Уполномоченным по делам крымско-татарского народа и продолжает вести активную антироссийскую пропаганду с упором на крымско-татарский вопрос. 

Это и апелляция к якобы имеющимся фактам ущемления прав татар. В законе Верховной Рады «Об отпоре вооруженной агрессии Российской Федерации и преодолению его последствий» указано, что в Крыму и на Востоке Украины имели место преследование сообщества по политическим, расовым, этническим мотивам. Хотя открыто в тексте не говорится о татарах, подразумеваются две народности – татары и украинцы. МИД Украины неоднократно указывал на то, что «крымская власть продолжает принимать меры, направленные на ущемление национальных и культурных прав украинцев и крымских татар». Россия обвиняется в искоренении украинской и крымско-татарской культуры, «крымские татары стоят перед угрозой депортации, увольнения с работы».

В эту череду входит инициатива переименования аэропорта Симферополя в честь национального героя крымско-татарского происхождения – Ахмет-хана Султана, за что проголосовали в Верховной Раде. Естественно, что Рада не имеет права на такие решения, но задача этой инициативы состояла исключительно в исполнении показательной апелляции к крымским татарам о том, что Украина признает вклад татар в победу, чтит их героев, а Россия предстает в образе страны, которая этот вклад замалчивает. Но только Украина сама так и не  предоставила крымским татарам тех прав, на которых они настаивали, например, статуса официального татарскому языку в Крыму, не признала татар репрессированным народом. Закон «О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку» Украины был принят в мае 2014 года, то есть после того, как Крым вошел в состав России. Россия же, напротив, как и в советское время, так и сейчас уделила особое внимание национальным меньшинствам даже больше, чем самому русскому народу. Согласно Договору России с республикой Крым государственными  языками в Крыму признаны русский, украинский и крымско-татарский. В апреле 2014 года, то есть за месяц до аналогичного закона Украины, Президент РФ подписал указ «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития».  Все обвинения украинской стороны в части  ущемления татар в Крыму являются использованием информационного оружия, направленного на активизацию протестных движений.

Во-вторых, отчетливо просматривается  информационная  кампания относительно ситуации на бывшем  Востоке Украины. Киев обвиняет в агрессии и преступлениях против гражданского населения, в открытии огня ополченцев Донбасса. Украинская пропаганда в данном случае воздействует на мировое сообщество, затрагивает украинских беженцев на территории России.  В мае 2015 года МИД Украины предложил странам НАТО учредить фонд для борьбы с российской пропагандой. Ранее ЕС выдвинул предложения, направленные на противостояние российской пропаганде – «дезинформации и мифам». В частности, они включают «предоставление объективной информации общественности в странах Восточного партнерства ЕС, развитие русскоязычных альтернативных государственным СМИ в России, и донесение независимой информации для русскоязычной аудитории», а также предоставление «более амбициозной финансовой помощи российскому гражданскому обществу», поддержку российских правозащитников, блогеров, независимых СМИ,  создание в интернете платформы с опровержением пропагандистской информации, поддержку инициатив по созданию телеканалов, сетевых порталов, радиостанций и печатных СМИ на русском языке, поставку продукции действующим российским СМИ. Итоговый план действий ЕС в этой сфере должен быть подготовлен к июню и вероятно будет включать мероприятия по производству собственного пропагандистского контента, направленного не на изложение правды, а  на манипулирование умами населения.

В-третьих, это попытки прямого блокирования информации из России. В Украине еще в сентябре 2014 года под запрет вещания попали 15 российских телеканалов, включая Первый канал, «РТР-Планету», «НТВ-Мир», «Россию 24», TVCI, LifeNews, «Россию 1» , НТВ, ТНТ, «Петербург-5», «Звезду», «Рен-ТВ», РБК-ТВ, RussiaToday и «Историю». Все телеканалы освещали в новостных и общественно-политических программах российский взгляд на события на Украине. По заявлению Киева закрытие было связано с тем, что контент телеканалов не соответствует украинскому законодательству. За соблюдением запрета пристально следит МВД Украины. Действует также запрет на доступ к ряду интернет изданий, запрещен въезд некоторых российских журналистов. Интернет пространство, по заявлению Киева, выступает площадкой вербовки людей и сбора средств для поддержки ЛНР и ДНР. При этом Украинская сторона, заблокировав преимущественно российский контент, осуществляет ту самую дезинформацию, в которой обвиняет Москву.

В-четвертых, действующая украинская власть, как и ее предшественники, продолжает политику воспитания нового поколения на основе украинского национализма, обвиняющего Россию в бедах Украины. Наиболее яркий пример – это политические дискуссии вокруг массового голода на Украине в 1932-1933 гг. В 2006 году под руководством оранжевого правительства В.Ющенко Верховная Рада определила голодомор как геноцид украинского народа. В 2010 году В.Янукович заявил, что эту трагедию нельзя считать геноцидом. П.Порошенко вновь вернул в общественно-политическую сферу трактовку голодомора как геноцида, ужесточив формулировку. В новой трактовке Россия создает новый прецедент голодомора – «духовные наследники Сталина, Кагановича, Постышева не растворились во мраке истории. Они правят кровавый бал на временно захваченных землях так называемых ЛНР и ДНР, они повторяют там преступный эксперимент времен голодомора, лишая мирных людей продуктов питания». Продолжать список можно попытками присвоения лавров победы в войне исключительно украинским военнослужащим, отказом от любой символики, связанной с единым историческим советским прошлым. Взамен  предлагаются иные герои, подвиги, альтернативная трактовка истории. В мае 2015 года П. Порошенко подписал еще три закона аналогичной направленности. Это закон «об осуждении коммунистического и  нацистского тоталитарных режимов на  Украине и запрет пропаганды их символики», уравнявший символику нацистов с коммунистической, провозгласивший оба этих явления террором.  Согласно этому закону запрещается использование и сохранение советской символики, включая наименование областей и населенных пунктов, присутствие советских символов на зданиях и др.  В условиях тяжелого экономического кризиса кабинет П.Порошенко предлагает потратить средства на переименование, снятие символик, в то время как страна остро нуждается в любых источниках финансирования просто на жизнь. Таковы приоритеты. 

Закон «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне 1939 — 1945 годов» также предусматривает отказ от советской лексики - понятие Великой Отечественной войны заменено на Вторую мировую войну. Вина за начало войны была возложена и на СССР - «война началась в результате договоренностей национал-социалистического (нацистского) режима Германии и коммунистического тоталитарного режима СССР».

Наиболее скандальный закон, реабилитирующий преступников ВОВ - это закон «О правовом статусе и памяти борцов за  независимость Украины в  ХХ  веке», согласно которому деятельность ОУН-УПА на Украине признается как борьба за независимость. Новыми героями, на примере которых предложено воспитывать украинских граждан, стали преступники, истребляющие гражданское население. Россия демонизируется как наследница СССР в глазах поколения, выросшего на суверенной Украине. Тактика Запада по размежеванию двух братских народов на основе разыгрывания карты национализма, как и в годы Первой мировой войны, создает угрозы целостности единого цивилизационного пространства. 

Как отвечает на все это Россия?

В правовом аспекте – сохранением  Доктрины информационной безопасности, принятой в 2000 году. В начале этого года сообщалось, что Совет Безопасности должен рассмотреть новую редакцию доктрины, хотя информационная война, в которой Россия в мировом масштабе и на территории Украины явно проигрывает, ведется в латентной стадии давно, в открытой фазе конфликта - более года. Страна продолжает жить по устаревшей Доктрине, которая не смогла преодолеть тех угроз в информационной сфере, которые в ней были названы 15 лет тому назад – это «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе», «снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России», «манипулирование информацией (дезинформация, сокрытие или искажение информации)». Идентифицированные угрозы были верны, но одна их номинация  не означает, что им стали противодействовать. В силу подобной специфики стоит поставить вопрос – а насколько эффективной может стать новая редакция? Или, что характерно для  либеральной власти благие правовые инициативы останутся только на бумаге.

В пространстве внешних информационных коммуникаций Россия стремится расширить свое присутствие через RussiaToday, «Россию сегодня». Объявленные суммы затрат на распространение мягкой силы через СМИ растут, однако даже здесь Россия смогла отличиться – часть новостного контента производится на территории Западных стран, глубиной подачи материала такие передачи порой не отличаются. Хотя по официальным данным численность аудитории растет, социологические опросы фиксируют, что процент негативно воспринимающих Россию в разных странах увеличивается, а это значит, что российский телеканал еще достаточно слаб, чтобы формировать объективное представление о стране на уровне западных информационных агентств. В российских СМИ через блогеров и высказывания некоторых должностных лиц проникает идея отказа от понятия братского народа (хотя сам Кремль этой терминологии остается верен). Лидер ЛДПР В.Жириновский, в частности, заявил, что «на примере Украины мы видим, что не бывает братских государств или народов». Навязанное отторжение российскими гражданами украинского этноса все устойчивее формируется некоторыми ресурсами. Отрицание всего украинского связано и с демонизацией официальной российской пропагандой украинского национализма, особенно при освещении сюжетов с Донбасса.

В сфере прямого информационного воздействия на людей нужно обратиться и к проблеме украинских беженцев. Россия оказала действительно колоссальную поддержку потоку переселенных лиц, в том числе помогла так называемым дезертирам. Однако сами процедуры получения статуса беженца и временного убежища упрощены не были, украинцы проходят те же процедуры при трудоустройстве, что и представители других стран СНГ. Не все обещания по трудоустройству были выполнены.  А ведь именно судьба украинских беженцев демонстрирует готовность России поддержать соотечественников.

Если с защитой собственного населения от внешнего негативного воздействия кремлевская пропаганда еще справляется, то информационную войну на Украине Россия проиграла. Сама информационная война против России несет в себе две главные угрозы. Во-первых, это угрозы внешнего характера, когда Россия проигрывает битву за геополитическое влияние на пространстве своего цивилизационного ареала. Украинский народ, исконно принадлежавший к российской цивилизации, выбирает иную цивилизационную культуру.

Во-вторых, это риски внутреннего характера. В безудержной гонке за умами российских граждан российская пропаганда стирает грань между разумным, когда информационная кампания должна противодействовать внешним угрозам, и неприемлемым, к чему относятся попытки замалчивания губительных для страны государственных решений. Это обеспечивает высокие рейтинги, но отрывает власть от реального положения дел. Окрыленное такой якобы поддержкой большинства населения российское руководство противодействует любым попыткам патриотических сил донести правду и до населения, и до верхов. А вместе с тем этот информационный вакуум ведет к общему застою в стране: пропаганда обеспечивает не защиту национальных интересов государства Россия, а сохранность и безопасность российской либеральной элиты у власти.

Россия давно уже проиграла информационную войну – в тот момент, когда выбрала в качестве ориентиров ложные когнитивные теории либерализма, отказалась от ценностей единой российской цивилизации в пользу европейских. На национальных окраинах эти теории развивались ускоренными темпами. Итог не заставил себя ждать. Состояние украинского общества -  это предупреждение российской власти, что за любое заигрывание с иностранными государствами (будь то Запад или Китай), отказ от собственной модели развития и умаление цивилизационной идентичности приходится расплачиваться расколом общества и нестабильностью, которая может стать критической.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
7048
23367
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика