Итоги 2016 года. Внешняя политика

Итоги 2016 года. Внешняя политика

Автор Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

2016 год прервал линию на ежегодное вовлечение России в международные и региональные конфликты, но одновременно с этим и не содействовал разрешению уже тлеющих. Для России этот год прожит, как и предыдущие, в условиях экономических санкций, политического давления, изоляции, военных действий и нарастания россиефобии в мире.

Что минувший год забрал с собой? Предсказуемость и стабильность, исходившую от Обамы. Победа Трампа на выборах США, которую в России ошибочно восприняли с ликованием, уже в следующем году окажет свое воздействие на международные процессы.

На постсоветском пространстве в этом году сменился один лидер — бессменный Ислам Каримов, правивший Узбекистаном еще до распада Союза. Он был самым возрастным правителем. Теперь пальму первенства взял на себя Нурсултан Назарбаев, который моложе Каримова всего на два года.

Вместе с миром россияне скорбели о смерти революционера Фиделя Кастро, которому удалось претворить в жизнь идеи равенства и справедливости в границах одного острова, тесно соседствующего с, как бы сказал российский президент, «единственной сверхдержавой в мире». Чем запомнится в истории внешней политики России 2016 год? Мы отобрали 10 самых ярких и запоминающихся событий, последствия которых могут в дальнейшем повлиять на ход российской истории. Конечно, можно было бы вспомнить множество странностей. И желтый чемоданчик Керри, и последовавшую за этим публикацию компромата на друзей Путина, но все же остановимся на самых масштабных и значимых.


СИРИЯ — ВОЙНА БЕЗ КОНЦА

Уже более года Россия ведет войну в Сирии. Внешнеполитический курс Кремля при этом отличается полной нестабильностью и метанием. 14 марта Президент заявил, что «задачи, поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены». И на этом основании принято решение свернуть операцию в Сирии. И вроде бы даже контингент уменьшили, как вдруг неожиданно для всех Россия стала напротив наращивать интенсивность авиаударов и группировку в регионе;

Кремль заявляет, что отдает предпочтения дипломатическим усилиям, в то время как попеременно чередует вынужденное перемирие с войной. В этом году был и Минск для Дамаска, и освобождение Пальмиры, бои за Алеппо, и перемирие, и триумфальный показной концерт Ролдугина в освобожденной Пальмире, и сдача Пальмиры. Какой стратегии придерживается Кремль сказать сложно в силу того, что стратегии никакой нет. Есть комплекс сиюминутных действий, которые порождают политику хаоса и неопределенности.

Операция в Сирии длится уже более года, а ни победных итогов, ни перспектив ее окончания не видно. Но она уже успела оказать влияние на развитие страны.

1. С момента начала операции в Сирии террористическая угроза для россиян не уменьшилась, а только выросла. До 2015 года теракты в России не имели официально признанного отношения к ИГИЛ. Даже трагичные страницы истории в Волгограде приписывали к контртеррористической операции на Северном Кавказе и к вынесению приговора «эмиру Имарата Кавказ». Впервые о теракте, совершенном под флагами ИГИЛ, заговорили только после начала военной операции в Сирии. Катастрофа A321 над Синайским полуостровом 31 октября, затем последовали обстрел Дербентской крепости 29 декабря, нападение в Нижнем Новгороде 23 октября этого года. Иными словами, если угроза от ИГИЛ и исходила, то она была потенциальной, в то время как после начала военной операции она стала реальной.

2. С позиции положения страны на международной арене имидж России существенно ухудшен. В середине октября Совет ЕС принял коммюнике, в котором заявлялось, что авиаудары российской авиации и Сирии по Алеппо могут быть расценены как военные преступления. Глава МИД Великобритании заявил, что «все доступные улики указывают на то, что за это преступление ответственна Россия». Рано или поздно из стадии информационной войны эти обвинения перейдут на уровень международного трибунала. И что важно. Кроме самой России, традиционно отвергающей обвинения, ни одна страна в мире ее не защищает. Ни одна.

3. Сирийская военная кампания — это отнюдь не плановые расходы на оборонку, а затратное мероприятие, реализуемое в суровых экономических условиях: и когда в отношении России действуют санкции, и когда снижение цены на нефть подорвало основы российской экономики, все эти годы существующей благодаря нефтегазовой ренте. Счетчик перевалил уже за миллиард долларов. Внутри идет сокращение, «денег нет, но вы держитесь», а миллиард ушел на бесцельную и амбициозную кампанию в Сирии.

В 2015 году по данным СИПРИ военные расходы России выросли как в абсолютных значениях (в рублях), так и в относительных. Доля расходов на оборону в общих расходах государства возросла почти на 2%, достигнув 13,7%, по отношению к ВВП увеличилась почти на 1% до 5,4%. В рублях расходы выросли, хотя их значение в долларах сократилось вследствие девальвации. Как показано на рисунке 1, представленном Управлением ООН по вопросам разоружения, наибольший рост военных расходов пришелся на отрасли: воздушных операций, применения морских сил. Именно с привлечением техники этих отраслей Россия и осуществляет военную операцию в Сирии: воздушная операция с задействованием военно-морского флота.

Рис. 1. Военные расходы России (по данным Управления ООН по вопросам разоружения)

Пока не стоит ожидать, что власти откажутся от стратегии войны. Увеличение российской группировки в Сирии также указывает на то, что война принимает затяжной характер: мы развернули в Сирии новые системы ПВО С-300 и С-400, 15 октября корабельная авианосная группа Северного флота начала поход в район Средиземного моря. В составе группы — авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов», тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», большие противолодочные корабли «Североморск» и «Вице-адмирал Кулаков», а также корабли обеспечения.

Война в Сирии не решила поставленных задач: национальная безопасность страны ослабла, угроза терроризма не ликвидирована. Но она показала, насколько политический режим становится опасен в своей недееспособности и латентном целеполагании.


НОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

30 ноября 2016 года была принята долгожданная концепция внешней политики России. Опыт принятия Концепций внешней политики указывает на удивительную закономерность — резкое устаревание уже спустя несколько месяцев или год. Концепция 2000 года потеряла свою актуальность через год — сразу после трагедии 11 сентября, которая привела к появлению новой угрозы безопасности, как для мира, так и для России. Но, несмотря на это все два срока российского лидера именно она определяла внешнеполитический курс страны. Принятая в июле 2008 года Концепция устарела уже через полмесяца — в связи с войной в Грузии. В течение 5 лет она не отражала изменившуюся ситуацию в мире. Новая концепция от февраля 2013 года стала не актуальна через год — после присоединения Крыма и обострения отношений с Украиной и Западом. Однако и ее менять правительство не спешило. Россия прожила с устаревшей концепцией почти три года. Как знать, если эти три «совпадения» не совпадение, а закономерность, то уже в следующем году внешние события должны вновь поменяться и «новая» концепция опять станет «старой». Вообще-то данное наблюдение говорит об уровне профессиональности в сфере ответственности президента.

Концепция не стала новым документом. Она переписана под копирку со старой, обновилось лишь несколько моментов.

1. Фактор Силы. В новой Концепции исчезла ссылка на то, что Россия «выступает за снижение роли фактора силы в международных отношениях». И это неудивительно, учитывая, что Россия стала активно играть мускулами — на Украине, в Сирии. В региональных приоритетах применительно к США Россия заговорила более жестким языком формулировок — «оставляет за собой право жестко реагировать на недружественные действия, в том числе путем укрепления национальной обороны и принятия зеркальных или асимметричных мер». 2015 год и вовлечение России в Сирию показали, что прогнозные оценки главы «Стратфор» Дж. Фридмана, данные им еще в декабре 2014 года, верны. Путин действительно пошел на сознательное наращивание силы, о чем Фридман и говорил на Валдае — «в отличие от времен Российской Империи и Советского Союза, буферные зоны, ранее поглощавшие угрозы с запада, сегодня находятся в руках потенциально враждебных сил, а рационализация российской экономики оставила ее уязвимой для рыночных сил, чего не было никогда ранее. Таким образом, единственным выходом для России, если она не сможет найти основы для мирного урегулирования, остается наращивание угрозы в надежде запугать Америку».

2. Задел для Сирии. В части «Верховенство права в международных отношениях» все оставлено без изменений, за исключением положения, которое косвенно указывает на попытки вмешательства иностранных государств в сирийские дела — «посредством поддержки негосударственных субъектов, включая террористические и экстремистские организации». Но, как и прежде, Кремль заявляет о нерушимости норм международного права и недопущении их творческой трактовки, в то время как крымская кампания подпадала именно под это определение.

3. Отказ от амбиций. Если в Концепции 2013 года самая главная цель внешнеполитических усилий заключалась в укреплении «прочных и авторитетных позиций в мировом сообществе, в наибольшей мере отвечающих интересам Российской Федерации как одного из влиятельных и конкурентоспособных центров современного мира», то в новой концепции она спустилась на цель третьего уровня, при этом исчезло упоминание о конкурентоспособном центре. Иными словами, новая концепция не стала пытаться прикрывать аутсайдерские российские позиции в мировой экономике.

4. Ключевой приоритет — борьба с терроризмом. Главным приоритетом в сфере международной безопасности названа борьба с терроризмом. И что интересно, в концепции обозначено, что «результативная борьба с терроризмом не может вестись без ликвидации источников его финансирования», Россия поддерживает усилия, «направленные на выявление государств, вовлеченных в экономические связи с террористическими организациями». И здесь же вспоминаются обвинения Путина в адрес Эрдогана и Турции относительно финансирования ИГИЛ, впрочем уже забытые в связи с Турецким потоком, в очередной раз доказавшим, что национальные интересы, вопросы мира и безопасности вторичны на фоне экономических интересов ненасытной олигархической властной верхушки.

В целом можно сказать, что это не новая Концепция внешней политики, а только обновленный документ, базирующийся на прежних постулатах и представлениях о месте и роли России в мире.

Концепция в ее текущем виде — это не стратегия развития страны, а констатация достигнутого положения. В ней зафиксировано то, что уже произошло — отказ от применения силы, борьба с международным терроризмом, моменты в свете сирийского кризиса. Но внешнеполитический документ должен быть стратегическим, он должен предвидеть будущее и выступать тем целеполаганием, к которому нужно стремиться. По факту он — аналитическая записка о положении России в мире здесь и сейчас. Без целевых ориентиров. А, как известно, ни один ветер не будет попутным кораблю, который не знает, куда ему плыть.


ПРИМИРЕНИЕ С ТУРЦИЕЙ

Не успели россияне свыкнуться с мыслью, что турки — это «пособники террористов» и нам не следует с ними дружить, как Кремль в очередной раз развернулся. В 2016 году мы «примирились» с турками. Российская пропаганда принялась уверять россиян в том, что Турция выполнила все, что от нее требовал Кремль, и теперь снова можно восстанавливать связи. Невольно вспоминая всю турецкую истерию Кремля прошлого года, находишь все больше противоречий в происходящем. И проблема не в том, стоит или нет выстраивать стратегическое партнерство с Турцией, проблема в адекватности российской внешней политики, долгосрочности ее целей. Почему примирение с Турцией было настолько странным?

Во-первых, никаких официальных извинений перед Кремлем не было. Российская версия послания Эрдогана звучала как «я хочу ещё раз выразить своё сочувствие и глубокие соболезнования семье погибшего российского пилота и говорю: извините», то есть создавалось неясное впечатление о том, перед кем извиняется Эрдоган. Английская версия послания Эрдогана, размещенная на сайте президента Турции, имела иное содержание — «хотел бы сообщить членам семьи погибшего российского пилота, что я разделяю их боль и выражаю свои соболезнования им. Пусть они извинят нас» (May they excuse us). Эрдоган извиняется не сам, а от имени Турции, но извиняется перед конкретной семьей, члены которой погибли в этом инциденте. А это иной смысл, чем тот, который фигурировал в российских СМИ.

Во-вторых, прощение Турции и восстановление с ней связей происходит в ситуации наибольшей угрозы для россиян. Оно совпало с терактом в аэропорту Стамбула, унесшего из жизни свыше 40 человек. Однако вопреки всем соображениям безопасности Путин подписывает разрешение на восстановления авиасообщения с Турцией. 30 июня президент подписал указ, в котором поручил правительству «принять меры, предусматривающие отмену запрета на чартерные воздушные перевозки между Россией и Турцией». Контрастирует с этим ситуация с Египтом. Когда на борту российского лайнера, вылетевшего из Египта, произошел теракт, Россия отменила все полеты в страну для безопасности своих граждан. Когда в Турции происходит очередной теракт, и не где-нибудь, а именно в аэропорту, Кремль принимает противоположное решение — напротив восстановить туристический поток. Двусторонние газовые связи оказываются важнее вопросов безопасности российских граждан.

В-третьих, примирение происходит с «пособниками террористов». Именно Турцию российский лидер назвал в качестве финансового спонсора ИГИЛ — «мы давно фиксировали тот факт, что на территорию Турции идёт большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ территорий. Отсюда и большая денежная подпитка бандформирований», «сейчас мы получили дополнительные данные, подтверждающие, что из мест добычи нефти, которые контролируются ИГИЛ, эта нефть в промышленных масштабах поступает на территорию Турции. И у нас есть все основания полагать, что решение по поводу того, чтобы сбить наш самолет, было продиктовано желанием обеспечить безопасность путей доставки этой нефти как раз к портам, откуда она отгружается в танкеры». На саммите двадцатки российский лидер демонстрировал фотографии, доказывающие эту гипотезу. Турция, как оказалось, причастна к терроризму и в России — «мы помним и то, что именно в Турции укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 90-х и в 2000-х годах. И сейчас ещё их там замечаем».

И на фоне всех этих откровений, которые должны были взволновать россиян, ведь как так — Кремль знал о таких вещах, но дружил с Турцией — мы снова начинаем восстанавливать диалог с турецкой стороной. Выходит, «пособник террористов» освобождается от всяких грехов после того, как в них покается, в данном случае извинится перед членами семьи. Странная возникает тенденция: в отношении блогеров заводят все больше дел, в том числе по статье оправдания терроризма, тогда как сам Кремль оправдал террористов, восстановив контакты с Турцией, и это воспринимается как должное. Еще недавно лидер России обвинял Турцию в том, что турецкие власти — это пособники террористов, а уже 1 июля этого года мы возобновили российско-турецкую рабочую группу по борьбе с терроризмом.

Россия восстановила отношения с Турцией и вновь запустила проект «Турецкий поток», ради которого, по всей видимости, и затевался этот спектакль с Кремлевским всепрощением.

Турецкий пример показал несколько важных политических тенденций.

Первое, насколько российская властная элита далека от народа. Пока российский президент требовал от Турции «возмещения вреда и ущерба», брат погибшего пилота дал понять однозначно неприемлемость каких-либо компенсаций за человеческую жизнь — «Даже если будут предлагать компенсацию, никто не возьмёт. Это не то, что унизительно, это ужасно».

Второе, насколько качественно работает кремлевская пропаганда, уверяя людей в противоположных вещах: сначала Турция наш стратегический партнер, затем пособник террористов, а теперь вновь наш союзник, хотя разве не ИГИЛ, с которым мы боремся, по заверениям Кремля поддерживает Турция?

И третье, насколько ошибочна и безнадежна вся система государственно управления, зависящая от настроения и воли одного человека.


ЯПОНСКОЕ «ЧУДО» ИЛИ СКАЗ О ТОМ, КАК ОДИН МУЖИК КУРИЛЫ ОТДАЕТ

Российско-японские отношения после длительного периода неопределенности начинают обретать вполне отчетливые черты. Сценарий «Тарабаров в обмен на сотрудничество» имеет ненулевую вероятность и в отношении Японии. Как и в случае с Китаем, с которым в течение десяти лет шли переговоры по газовым соглашениям, которые завершились спешным заключением невыгодных контрактов в условиях ограничения сотрудничества с Западом, с Японией активизация сотрудничества является результатом политики поиска новых инвесторов в условиях неспадающей геополитической изоляции России с Запада.

Если еще зимой этого года Кремль декларировал, что тема островов Южной Курильской гряды закрыта, и российский суверенитет над ними сомнению не подлежит, то уже в сентябре появилась новая формула: Курилы в обмен на тесное сотрудничество, как это было реализовано с Китаем. Российский лидер открыто подчеркнул, что в обмен на экономическое сотрудничество мы отдали территорию, которая с 1929 года была под юрисдикцией СССР. И если Япония готова к сотрудничеству, то может получить земли, которые до 1945 года принадлежали ей — сделка с Китаем стала возможной «на фоне очень высокого уровня доверия, которое сложилось к тому моменту между Россией и Китаем. И если мы добьёмся такого же высокого уровня доверия с Японией, то и здесь мы можем найти какие-то компромиссы». Кремль, таким образом, нашел формулу «обмена» проблемы Курил на контракты, как в свое время решил поменять миллионы судеб жителей Донбасса на смягчение санкций и рукопожатность.

Уже и Лавров перешел к формуле мирного договора 1956 года. Согласно декларации 1956 года Япония получала острова Хабомаи и Шикотан после заключения мирного договора между странами. Если сейчас мирный договор будет подписан, то следующим шагом станет возвращение к той самой декларации 1956 года. Кремль усугубил Курильский вопрос и тем, что объявил по факту территориальную претензию территориальным спором. Притязания Японии на Курилы укладываются в концепт территориальной претензии. Есть Курилы, которые согласно соглашению 1956 года признаны советскими островами, то есть признается юрисдикция СССР над ними. Япония в одностороннем порядке пытается это оспорить, выдвигая свои претензии на территорию. России в такой ситуации следовало бы считать это претензией, но Кремль напротив объявляет Курильскую проблему территориальным спором. То есть признает, что Курилы являются территорией, юридическая принадлежность которой точно или окончательно не установлена.

И сомнительно, что воскрешение проблемы мирного договора и объявление Курил предметом территориального спора было всего лишь ошибкой российской дипломатии. Скорее за этим стояли вполне осознанные планы по пересмотру судьбы Курил с целью изменения характера экономического сотрудничества между странами.

В декабре в преддверии визита Путина в Японию Синдзо Абэ заявил о своем стремлении решить территориальную проблему между Японией и Россией как можно скорее. Учитывая частоту встреч лидеров в этом году, можно ждать, что удача на стороне Японии, а не российского народа в вопросе судьбы Курил.

Итак. В 2016 году под Курилы был заложен механизм их последовательной сдачи. Тарабаров — Китаю, Курилы — Японии, а дальше что?..


ОЛИМПИАДА В РИО: ДОСТИЖЕНИЯ И УРОКИ

Олимпиада в Рио, ставшая временной отдушиной для россиян, обремененных тяготами социально-экономического положения, заслуживает внимания и успехами российских спортсменов, которые заняли четвертое место в медальном зачете, и одновременно политическими выводами, которые неминуемо напрашиваются из ее итогов.

1. Россия не СССР. Не первые, но пока не последние. За историю советского спорта с 1972 года СССР занимал первое место в 4 из 5 Летних Олимпийских играх (в Олимпийских играх 1984 года страна не участвовала). Число золотых медалей за одни игры колебалось в пределах 49–80 (рекордные 80 медалей были получены в Москве на Олимпийских играх 1980 года), а совокупно страна выигрывала 99–195 медалей. После распада СССР Россия переместилась на вторую строчку, которую покинула уже в путинский период истории. В 2012 году мы уже заняли четвертое место в командном зачете. На прошедших в Рио играх Россия получила 19 золотых медалей (за последние две игры мы брали по 22 и 23 медали соответственно) из всего завоеванных 56 медалей. Конечно, можно было бы сказать, что в этот раз нам помешали политические мотивы. Или как любят говорить власти, происки Запада и дискредитация нас на международной арене. Но даже если предположить, что российские легкоатлеты участвовали бы в Играх и принесли бы 6 золотых медалей (а именно столько мы завоевывали в легкой атлетике на последних двух Летних Олимпийских играх), то мы бы все равно остались на четвертом месте в командном зачете, разве только у США медалей в золоте стало бы немного меньше.

Четвертое место — это результат системной деградации государства и подготовки спортсменов, когда отечественные спортсмены на поверку оказываются не российскими, годами проживая и готовясь к играм за границей. В наиболее явном виде эта эрозия видна на примере российского футбола, когда у отечественной сборной нет идейных установок на победу, на прославление своего государства, нет гордости и ответственности перед страной, которую они представляют, а есть только твердая уверенность, что при любом раскладе гонорар будет выплачен, а остальное ни в счет.

2. Российские власти сами себя дискредитировали на мировой арене в сфере спорта. Пока Запад в документальных фильмах заявлял о нечестности наших спортсменов, о государственной программе допинга в стране, не предъявляя при этом весомых доказательств, российская сторона в лице чиновников безропотно соглашалась со всем: что мы употребляем допинг, что в стране много нечестных спортсменов и прочее. Наиболее яркую картину россиянам и миру рисовал бывший министр спорта России В.Мутко. Он принес извинения за «нечистых» спортсменов, высказал сожаление, заявил, что «серьезные ошибки были допущены руководством Федерации вместе с атлетами и тренерами, которые нарушили антидопинговые правила и пренебрегли принципами честной игры». Он выступил с заявлением, что «многие тренеры, и к моему огромному разочарованию, и сами спортсмены убеждены, что без допинга нельзя побеждать». Такими экс-министр спорта видит наших спортсменов. Он полностью солидаризировался с западным миром по вопросу употребления российскими спортсменами допинга. Российский лидер еще в самом начале допинговой истории заявил — «очевидно, что наше национальное антидопинговое законодательство нужно серьезно совершенствовать, если у нас происходят такие сбои, наказывать тех, кто склоняет спортсменов к употреблению запрещенных препаратов. И нужно, конечно, обратиться в этой связи к международному опыту».

3. Наших спортсменов оставили на произвол судьбы. Многочисленные проверки допинг проб Олимпиад прошлых лет были проведены без участия российской стороны, хотя по регламенту она имела право быть сопричастной к процессу. Все российские спортсмены были подвергнуты обязательному дополнительному допинг-контролю. Глава Олимпийского комитета России А. Жуков заявил во время торжественной церемонии встречи олимпийской сборной в аэропорту в Москве, что наши спортсмены сдали столько допинг-проб, сколько не сдавал никто, чтобы доказать свои победы. Параолимпийская сборная так и не была допущена к Олимпиаде.

4. Наши спортивные достижения уже по праву давно перестали быть нашими. Олимпийские чемпионы, выступающие под российскими флагами, могут проживать и тренироваться за рубежом, пребывая в России значительно меньше времени, чем за ее пределами. Например, из участников этих Олимпийских игр можно назвать далеко не одного российского-нероссийского спортсмена. Пловчиха Юлия Ефимова живет и тренируется в Лос-Анджелесе, на Олимпиаде принесла российской сборной две серебряные медали. Единственная спортсменка из сектора легкой атлетики, которую допустили к Играм, прыгунья в длину Дарья Клишина в течение последних нескольких лет жила и тренировалась в США. Владимир Морозов с 14 лет живет в Лос-Анджелесе (США), где тренируется у известного наставника Дэвида Сало. Пловец Андрей Гречин переехал в Швейцарию, где тренируется у известного российского специалиста Геннадия Турецкого. Велосипедистка Ирина Калентьева тренируется в Германии.
Обвинять российских спортсменов в непатриотичности сложно, когда государство уже давно обслуживает интересы только маленькой группы людей, а весь спорт и наука если и развиваются, то не благодаря, а вопреки тем условиям, которые создает президентская гвардия.


«РОССИЯ — МИРОВОЕ ЗЛО»

В 2016 году продолжилась политика формирования образа России как мирового зла. В информационном потоке встречалась как правда, так и преувеличение, и даже вымысел. В итоге в мире за Россией закрепился прочный статус ненадежного и опасного партнера, с которым не стоит иметь дела. Образ России как мирового зла проявился в обвинениях в преступлениях.

Именно российские хакеры стали вездесущими и совершили разноплановые преступления. Это кибератаки на Демократическую партию, взлом киберсистем США (американских аналитических центров) после победы Трампа. По заявлению Администрации президента США целями этих «краж и раскрытий», осуществленных в результате кибератаки, «было вмешательство в выборный процесс в США». Трампа называли чуть ли не пророссийским кандидатом.

Истерия с российскими хакерами приобрела уже гиперболический характер, возвеличив всесилие Кремля. Российскими были названы две группировки хакеров: Cozy Bear, работающае с ФСБ, и Fancy bear, обвиненная в связях с российской разведкой. Microsoft обвинила «российских хакеров» в кибератаке на Windows. Взломщиками WADA также были объявлены российские хакеры.

Граничащие с Россией европейские страны все чаще стали говорить о российской угрозе. Это и «авиапровокации», когда российские самолеты приближались к воздушному пространству НАТО, и вмешательство в дела балтийских республик. На Украине Россию обвиняют в подготовке нового Майдана в республике.

Продолжаются обвинения страны в международных преступлениях. В этом году вернулась в политический дискурс тема виновных за трагедию малазийского «Боинга» над Донбассом, в отношении войны 2008 года в Международном уголовном суде инициировано расследование. В СМИ появляются многочисленные обвинения России по Сирии, авиаудары по школе, по гуманитарному конвою. Перечислять можно и далее. Во многом эти обвинения надуманы, преувеличены, невозможны в силу того, что и ресурсами, и способностями такими современная либеральная Россия не обладает. Но для Запада с его информационной машиной это мелочи. Пока российский RT штампует сюжеты о стихийных бедствиях и катастрофах, осваивая бюджет, западные СМИ формируют свой информационный фон, предопределяющий отношение к России в мире.


ИЗОЛЯЦИЯ РОССИИ. ГОД ТРЕТИЙ

В 2016 году в геополитическом раскладе для России ничего не изменилось: изоляция страны на мировой арене продолжила возрастать. Конечно, российские власти принимали участие в саммитах АТЭС, АСЕАН, ОПЕК, но даже на них контакты с Россией были минимальны. Мир встревожен. Кремль стал слишком непредсказуемым. Слухи об агрессивности России растут. И на этом фоне формируются новые тренды, направленные на изолирование России, низведение ее до статуса государства-изгоя.

Какие события 2016 года усилили тренд изоляции России?

1. Появилась информация, что родственники нескольких австралийских и новозеландских пассажиров малазийского лайнера МН17, разбившегося на востоке Украины в 2014 году, планируют через ЕСПЧ потребовать от России выплаты компенсаций в размере $10 млн на каждого пассажира. Хотя до судебного дела еще далеко, этот факт указывает непосредственно на то, что вину за инцидент весь мир возлагает непосредственно на Россию. Иски в ЕСПЧ уже поданы.

2. В январе этого года Международный Уголовный Суд принял решение начать расследование по российско-грузинскому конфликту спустя более 7 лет после его окончания. Обвинения сводятся к тому, что при участии представителей российских вооруженных сил были насильственно перемещены этнические грузины из числа мирных жителей, разрушены их жилые объекты. Дело политически мотивированное, разве стали бы его раздувать, если бы Россия воспринималась частью мирового сообщества?

3. Пришедший чемпионат по хоккею показал, что не только властная элита, но и сами граждане Европы и других стран с опаской относятся к России. Чемпионат мира по хоккею-2016, прошедший в Москве и Санкт-Петербурге, стал худшим мировым первенством по посещаемости с 2007 года. Если в прошлом году в Чехии было 740 тыс. зрителей, то в этом году Россию посетили всего 417 тыс.

4. Нас последовательно дискредитируют на арене спорта. Апогеем стал запрет допуска российских атлетов на Олимпиаду в Рио и паралимпийской сборной.

5. Россию все чаще стали обвинять в совершении гуманитарных преступлений. Во время перемирия Россию обвинили в авианалете на гуманитарный конвой ООН. Президент США на Генеральной Ассамблее ООН транслировал образ России как источника зла в мире: «мы видим, как Россия в попытке вернуть былую славу обращается к силе», «если Россия продолжит вмешиваться в дела своих соседей, это может привести к националистическому угару в стране на некоторое время, но в итоге приведет к ослаблению положения страны и дестабилизации на границе». Слова Керри на Генеральной Ассамблее дополнили образ страны, которая осуждается в мире по своим делам и на Украине, и в Сирии. По его словам, нападение, в результате которого погибли 20 гражданских лиц, воскресило глубокое сомнение в том, что Россия и сирийское правительство будут выполнять условия сделки. Он обвинил Россию в том, что она позволила Асаду расширить конфликт до «величайшей гуманитарной катастрофы со времен Второй мировой войны». Да, это говорят недруги страны. Которых Путин все партнерами величает. Но от этого факты не исчезают. 87 международных НКО выступили с призывом не допустить Россию в состав Совета по правам человека ООН на новых выборах, поскольку страна по заявлению правозащитных организаций причастна к нарушениям прав человека в Сирии. В итоге Россия не попала в этот орган.

В 2017 году изоляция России будет нарастать, а 2018 год с Чемпионатом мира по футболу нанесет еще больший удар по самолюбию первого лица государства.


ЗАБЫТЫЙ ДОНБАСС

О Донбассе забыли, словно и нет его, нет вины России и ответственности Кремля перед жителями Донбасса. Его нет в репортажах СМИ, нет в речах российского лидера. В 2016 году Кремль с принятием новой Концепции внешней политики окончательно закрепил свою формулу в отношении Донбасса: Россия «приложит необходимые усилия для политико-дипломатического урегулирования внутриукраинского конфликта».

Донбасс Россия признала частью Украины, несмотря на то, что именно Кремль содействовал восстанию этого региона. И не на уступки Донбассу пошел Путин, а прислушался к мнению Порошенко. На Валдае российский лидер, обнажив всю правду, прямо заявил иностранцам, что мы несколько раз нарушали Минские соглашения в пользу и по желанию Петра Порошенко и западных союзников: сначала были подписаны Минские соглашения, которые по факту предавали интересы непризнанных республик, которые по Минску признавались частью Украины. Затем, когда министр иностранных дел ФРГ предложил компромисс между Путиным и Порошенко в части вступления в силу закона об особом статусе территорий непризнанных республик и проведения выборов в муниципальные органы власти на этих территориях, что кстати противоречило букве Минских соглашений, Путин согласился и согласовал это с Донецком и Луганском. И под конец Путин добавил, что «мы учитываем, конечно, и позицию наших американских партнёров».

И возмущает даже не то, что страну, которая ввела санкции и обвиняет нас в гуманитарных преступлениях и гибели мирных граждан, мы по-прежнему называем партнерами, а то, что к этому конфликту США не должны иметь никакого отношения. На Востоке не утихают обстрелы, ОБСЕ фиксирует нарушение перемирия, население сталкивается как с вызовами войны в виде обстрелов, так и мира в виде проблемы отопления, питьевой воды, еды. Кремль, который оставил на произвол судьбы своих соотечественников, только констатирует, что по Минску пока проблема так и не решается: нет закона об особом статусе отдельных районов Донбасса, его закрепления на постоянной основе в конституции Украины, нет амнистии и проведения местных выборов. Россия и внимание ее народа отвлечены на Сирию, в то время как Донбасс выпал из поля внимания. Но там живут наши соотечественники, которых путинская Россия должна и могла защитить. Она этого делать не стала.


УКРЕПЛЕНИЕ ВОСТОЧНОГО ФЛАНГА НАТО

Пока СМИ трубят о том, что при Трампе НАТО может существенно измениться или даже исчезнуть, факты говорят о том, что за минувший год силы НАТО у российских границ существенно окрепли. Генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что альянс намерен усилить военное присутствие в восточной части Европы. По его мнению, усиление восточного фланга может стать переломным решением, что означает новые задачи альянса, которые вызваны угрозами со стороны России.

5 стран блока уже имеют расходы на оборону не менее 2% от ВВП, как это и предусмотрено требованиями НАТО. На летнем саммите обсуждались планы размещения батальонов НАТО в Польше и Прибалтике, создания многонациональной бригады в Румынии, а также усиления присутствия в Черном море. Хотя эти вопросы и могут быть пересмотрены в связи со сменой администрации в США, неоспоримым фактом остается рост активности возле российских границ.

Не исключено, что в ближайшее время в состав НАТО могут войти еще два граничащих с Россией государства — Швеция и Финляндия. Их министры обороны уже приняли участие во встрече глав военных ведомств НАТО в Брюсселе. Да и сама риторика главы НАТО говорит о стремлении Альянса к увеличению своей роли в мире. Например, бывший генеральный секретарь НАТО А. Расмуссен обвинил Обаму в том, что он был «слишком нерешительным в области применения военной силы и угроз применения военной силы для предотвращения мировых конфликтов». Он посетовал на то, что миру нужна «Америка в качестве мирового жандарма», особенно в свете сохранения множества очагов напряженности в мире. Это сирийский конфликт, положение дел в Ираке, Ливии, политика России в отношении Украины и Восточной Европы, растущая военная мощь Китая, ядерная опасность, исходящая от КНДР.

Да и сами россияне уже обеспокоены угрозами со стороны НАТО. Опрос, проведенный ФОМ (ноябрь 2016 года), затрагивал тему угрозы войны между Россией и НАТО. Большинство россиян считает, что угроза масштабной войны между Россией и странами НАТО существует (54%). Сейчас эта вероятность выше, чем во времена Брежнева. Таких позиций придерживается 43%. Если брать группу опрошенных, которым довелось жить во времена Брежнева, то средний показатель составит 55%. 60% убеждены, что сейчас вероятность войны с НАТО выше, чем 2–3 года тому назад.

Россия вновь реагирует на угрозу НАТО сиюминутными действиями — увеличивает группировку войск, проводит учения, отправляет технику к западным границам. Но за всей этой суетой не отвеченным остался вопрос — о чем вы думали, товарищ президент, когда безмолвно потворствовали расширению НАТО на Восток? Когда бросили Украину в руки Запада?


ОТКАЗ ОТ МУС

16 ноября президент издал распоряжение, согласно которому Россия отказывается быть участником Римского статута Международного уголовного суда (МУС). И хотя статут мы так и не ратифицировали, он был в 2000 году Россией подписан.

Поводом для этого решения стало то, что на этот раз на скамье подсудимых могли оказаться российские представители власти. В январе этого года Международный Уголовный Суд (МУС) принял решение начать расследование по российско-грузинскому конфликту спустя более 7 лет после его окончания.

С юридической точки зрение расследование дел в Грузии Международным уголовным судом правомочно, поскольку Грузия подписала Римский статут и является членом МУС, в отличие от России, которая так документ и не ратифицировала. В то же время под формальным предлогом того, что расследование по данному конфликту в Грузии более не осуществляется, была применена процедура расследования через механизм proprio motu, когда прокурор МУС начинает расследование в отношении какого-либо государства-участника по своей инициативе, что должно быть подтверждено палатой предварительного производства. Инициирование Прокурором состоялось 13 октября 2015 года, а 27 января он получил одобрение.

Таким образом, МУС был правомочен приступить к расследованию российско-грузинского конфликта.

Обвинения в частности были следующими: ««Согласно информации, имеющейся в распоряжении Канцелярии Прокурора, в ходе насильственной кампании по перемещению этнических грузин, проведенной-де-факто органами власти Южной Осетии с возможным участием некоторых представителей российских вооруженных сил, погибло от 51 до 113 этнических грузин из числа мирных жителей. Также в ходе этой кампании было насильственно перемещено от 13 400 до 18 500 этнических грузин, а более 5 000 жилых объектов, принадлежащих этническим грузинам, как сообщается, были разрушены. На основании имеющейся информации, Канцелярия Прокурора предполагает, что эти преступления, а также связанное с ними уничтожение и присвоение имущества мирных жителей, были преимущественно совершены как часть плана или в целях проведения политики по крупномасштабному выселению этнического населения Грузии, проживающего на территории Южной Осетии. В результате этого численность этнического грузинского населения, проживающего в зоне конфликта, по оценке Прокурора снизилась на 75 процентов».

Ничего не сказано о мирных жертвах среди осетин и абхазцев. Грузия представлена пострадавшей стороной, которую обвиняют в гибели только миротворцев, но не мирных жителей. При этом расследование по миротворцам Прокурор признает частично приемлемым в свете расследования в Российской Федерации.

Учитывая длительность интервала между конфликтом и началом расследования (временные рамки не ограничены периодом военных действий, когда бесчинствовали грузинские военные), обвинительный акцент на Россию, смещение географии дел Международного уголовного суда, можно констатировать, что это целенаправленная атака на Россию и еще один штрих в череде мер по ее изоляции. И это тоже результат политики Кремля. Конечно, отказавшись от МУС, Кремль дал понять, что не намерен заниматься разбирательством, подстраховал себя, избавив от возможности предъявления обвинений. Но уйдя от ответственности перед МУС, он никуда не ушел от ответственности перед историей и своим народом. Выход из МУС — это еще одно доказательство сиюминутного реагирования на вызовы, политика самообороны, загнанного в угол зверька.

В общих красках 2016 год в целом мало отличен от 2015: изоляция страны возросла, отношение к России как агрессору усилилось. Кремлевская политика все также характеризуется дрейфованием в поисках новых друзей и товарищей. Отчетливее стал виден тренд, что сирийская кампания — это ловушка всерьез и надолго. Геополитическая петля неприятелей вокруг страны сжимается, а ее друзья на постсоветском пространстве, уставшие от российского кнута, дистанцируются все больше. Год был не простым, но его тренды показали, что лучше при неизменном путинском курсе уже не будет.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Новая Концепция внешней политики России 2016

Изоляция России. АСЕАН подтверждает

НАТО и кремлевское «авось»

Международный уголовный суд «для» России

Россия и Сирия: национальные интересы забыты

Путин Bloomberg: Россия — земля, богатая минеральными ресурсами

Сирия, Донбасс: что общего? — Россия

Россия-НАТО: разговор глухого и слепого. С США

Американец в России: что стоит за визитом Керри?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3919
12751
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика