Ящики для ненужных детей — новая российская реальность?

Ящики для ненужных детей — новая российская реальность?

Рябиченко Людмила Аркадьевна — руководитель общественного движения «Семья, любовь, Отечество»

В России нарастают усилия лоббистов так называемых «беби-ящиков», облегчающих злоумышленникам путь к нашим детям и разрушающих общественную нравственность. 

Информационная кампания по пропаганде так называемых «беби-боксов», «ящиков для детей», «детских коробок» всё более нарастает — многочисленные ток-шоу, статьи, комментарии в СМИ буквально вбивают в умы прежде табуированную тему: «Как лучше отказаться от ребёнка».

Постоянные перемалывания неприятной темы в «нужном ключе» делают своё дело: притупляют чувство опасности, снижают уровень тревоги. Процент жалостливых граждан, готовых при проведении опросов выбирать «меньшее из двух зол», сохраняется на прежнем уровне. При этом за кадром остаётся негативный опыт других стран, где такие «ящики» уже введены в обиход.

В 2009 года глава Ассоциации Управляющих компаний Перми, соучредитель Пермской Ассоциации женского футбола, директор ЖКФ «Звезда» Елена Котова, решила начать новый бизнес — производство металлических контейнеров для складывания туда «невостребованных родителями» детей. Как и украинский бизнесмен и политик Пинчук в 2006 году, она назвала свой проект «Колыбель надежды», и стала продвигать его по всем законам бизнеса.

Договорилась о выпуске «коробок» на местном заводе металлопластиковых конструкций и стала создавать сеть для их реализации. Начала информационную кампанию «по спасению хотя бы одного ребёнка» и поиск заинтересованных лиц. 

В 2011 г. её, наконец, пригласили выступить на центральном канале ТВ; для этого она срочно купила в Латвии «ящик» за 6 тысяч евро. Затем она купила ещё один ящик, изготовила по его образцу 20 новых «коробок» и стала искать связи в регионах для их продажи. Для установки базового образца «ящика» в Перми ей пришлось договариваться с частной клиникой «Медлайф», поскольку государственные учреждения несертифицированный товар не берут. Сейчас Котова готова наладить выпуск дешёвых «коробок для детей» в России, но ей не хватает «пустяка» — гарантий и сформированного рынка сбыта, поэтому следующей целью стало вхождение в госбюджет.

Теперь Елена Котова официально именуется «гражданский активист Общественной палаты РФ», а секретарь Палаты А.Бречалов публично поддерживает идею о создании бэби-боксов и пообещал «проводить соответствующие дискуссии на площадке Общественной палаты, чтобы их практика распространялись далее на регионы».

В настоящее время в Общественной палате реализуется новый проект по поддержке активных граждан «Перспектива», в рамках которого в 2016 г. запускается «социальная франшиза» — распространение идей «гражданских активистов Общественной палаты РФ» по всей стране и их системная материальная поддержка; созданный Е.Котовой подпроект т.н. «беби-боксов» уже обозначен в этих списках.

На заседании ОП РФ 2 июня 2015 г. Котова попросила представителя Минздрава Елену Байбарину «завести её работу в структуру», «внедрить регламенты, которые бы позволяли размещать устройства в медицинских учреждениях», «создать единые инструкции для врачей» — и получила от высокой чиновницы благожелательное предложение «написать подробное письмо с фактурой», чтобы «обсуждать и включаться в этот процесс». Её идею поддержали московское здравоохранение и уполномоченный по правам ребёнка Московской области. 

На 21 марта в Общественной палате назначены «нулевые» чтениях очередного законопроекта о «беби-боксах» (сенаторы Вадим Тюльпанов, Лилия Гумерова и Елена Афанасьева).

В разные периоды антисемейный законопроект о «ящиках для ненужных детей» продвигали или поддерживали сенаторы В.А. Тюльпанов, Е.Б. Мизулина, Л.С. Гумерова, Е.В. Афанасьева, экс-сенатор К.Э. Добрынин, депутат Госдумы О.М. Казакова, экс-депутат Госдумы Н.Н. Карпович, секретарь Общественной палаты РФ Александр Бречалов, председатель комиссии по социальным вопросам Общественной палаты Борис Альтшулер, экс-член Общественной палаты РФ Ольга Костина, уполномоченный по правам ребёнка в Пермском крае Павел Миков.

За время существования бэби-боксов с 2011 года в стране был подброшен 31 ребенок; во многих регионах им и вовсе никто не воспользовался, как например, во Владимирской области, где его благополучно закрыли.

Елену Котову возмущает противодействие общества её бизнесу. Все возражения она с гневом отметает, и даже призыв Комитета ООН по правам ребенка принять все необходимые меры для запрета «бэби-боксов», которые нарушают статьи 6, 7, 8, 9 и 19 Конвенции, её не убеждают. Лоббисты наступают, общество же пребывает в растерянном безмолвии. С одной стороны, «не по-людски это — детей в ящики кидать», но вот ведь, говорят же, что «хоть одну жизнь спасти этим можно». Нужно не позволять запутать общество и сделать его заложником чужого бизнеса, а попытаться понять, как эта громадная мистификация выглядит на самом деле.

Что скрывается за красивыми словами

«Коробка для ненужных детей», а именно такова суть т.н. «беби-бокса» — металлический контейнер, устанавливаемый в стене дома в условном учреждении (больница, религиозная организация и т. п.) и открывающийся снаружи и внутри. После помещения ребёнка в контейнер в течение последующих 30–60 секунд дверца герметично закрывается, и забрать его оттуда теперь можно лишь на основании ДНК-экспертизы (цена — 40 тысяч рублей). Принципиальное условие «беби-бокса» — анонимность: никаких имён, никакой видеокамеры и охраны возле «ящика»; при этом «подкидыватель» ребёнка может одновременно оказаться его похитителем.

Отечественное законодательство содержит нормы, которые делают существование беби-боксов излишним, и наши аргументы об опасности и ненужности его для общества должны базироваться в первую очередь на юридических основаниях. Так, «Приказ министерства социального развития и здравоохранения РФ от 25 января 2010 года № 23-н» предусматривает составление «Акта об оставлении ребенка матерью, не предъявившей документа, в медицинской организации, в которой происходили роды», иными словами, разрешает анонимные роды.

Сама идея «беби-бокса» попирает нравственные нормы: формирует в обществе отношение к ребёнку как к ненужной вещи, от которой разрешено избавляться.

Вносимый законопроект разрешает оставлять в «ящиках» детей в возрасте до одного года — т. е. когда все трудности первичной адаптации позади, и реалии новой жизни сформированы, а мать и дитя сформировали прочную эмоциональную связь.

Это ещё более развратит общество, получившее сигнал о том, что выбрасывать можно любого человека, если он тебя тем или иным способом «напрягает».

Анонимность подбрасывания ребёнка лишает его возможности знать корни, иметь кровное родство. Нарушаются права отца, который может не знать о происходящем; известны случаи, когда, наоборот, у матери похищался ребёнок и подкладывался в «ящик», из которого обратной дороги уже нет. Мировая практика показывает, что «коробки» используются для отказа от детей-инвалидов, от детей более старшего возраста, а также в них помещают уже умерших младенцев. Сам механизм подобного избавления от ребёнка не даёт возможности отследить его дальнейшую судьбу и создаёт условия для злоупотреблений; на международных интернет-биржах в постоянной торговле находится около 20 тысяч детей.

Факты — упрямая вещь: в Германии, первой внедрившей «ящики» в 2000 г., сейчас принято решение об отказе от этого эксперимента, приведшего к тому, что ими стали широко пользоваться семейные благопристойные фрау, пытающиеся скрыть плоды своего греха, а процент выброшенных маргиналами детей остался прежним, с тенденцией к росту.

Стоимость одного «ящика для ненужных детей» варьирует в пределах полутора миллионов, к ней нужно добавить стоимость его рекламы, обслуживания и иные расходы. При этом устройство многоканального кризисного телефона для будущих матерей, создание для них мест, где они могли бы находиться какое-то время после роддома, возможность последующего трудоустройства для выправления экономической ситуации обойдётся бюджету дешевле и, самое главное, защитит общественную нравственность.

Реклама «ящиков» приводит к тому, что «предложение рождает спрос, которого не было бы в случае отсутствия предложения. «Беби-бокс» создает для женщины иллюзию легкого решения проблемы, но не избавляет от сложных жизненных обстоятельств, и чаще всего, ситуация после этого шага лишь усугубляется. Истинное решение проблемы не может быть простым, но без него не обойтись — это реальная многоплановая помощь семье и её поддержка.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Взгляды на мораль: Россия, Запад и мир

Аборт. Работа над ошибками?

Здравоохранение в Подмосковье



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
802
31413
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика