Кабмин поддержал законопроект Мизулиной о запрете в России беби-боксов

Кабмин поддержал законопроект Мизулиной о запрете в России беби-боксов

Правительство приняло законопроект в связи с необходимостью выполнения РФ положений Конвенции о правах ребенка. При этом Комитет ООН по правам ребенка также «настоятельно призывает» Россию устранить коренные причины, лежащие в основе отказа от новорожденных детей. Сделать это предлагается с помощью ряда мер. Среди них — предоставление услуг в области планирования семьи, предоставление надлежащего консультирования и социальной поддержки на случай незапланированной беременности и т. д. При этом сторонники запрета беби-боксов в разное время предлагали совершенно иное, например, ввести налог на развод, пропагандировать многодетность, усилить роль церкви в принятии семейных законов, бороться с абортами, обращаясь к духовным ценностям и нравственным ориентирам. Вне дискуссионного поля остались только малыши, которые находятся рядом с человеком, от которого зависит его жизнь именно в тот самый судьбоносный момент.


Противники беби-боксов называют специальные капсулы «этими ящиками» и «коробками смерти», говорят, что государство не должно поощрять отказы от новорожденных, что «навсегда нарушается право ребенка на идентичность».  А сторонники — «окнами жизни». Они уверены, что «право ребенка знать своих родителей не следует ставить выше его права на жизнь», что «эти ящики» спасают жизнь грудничкам, что крохам там оказаться лучше, чем на помойке. Что если есть самый крохотный в мире шанс спасти жизнь, то этот шанс нужно использовать, так как он нужен здесь и сейчас.

В 2011 году пресса выходила с шокирующими заголовками о том, что в стране резко выросло число матерей-убийц. Это означало, что для многих крох первый день жизни стал последним, что они стали «безымянными младенцами». По данным Следственного комитета России, только за шесть месяцев 2011 года было возбуждено 64 уголовных дела на мам, которые убили своих детей. Именно в 2011 году в России заработали первые беби-боксы. И в обществе начались информационные баталии вокруг темы необходимости «капсул жизни» для детей в нашей стране.

Общество разделилось на два лагеря. В одном считают, что беби-боксы — это спасение жизней, а в другом беби-боксы называют пропагандой отказа от материнства. На фоне этих горячих споров есть «мамы», которые продолжают рожать детей дома или на работе, а затем выбрасывать грудничков из окон или закапывать в огородах. Если младенцу повезет, то его просто оставят на улице с расчетом, что его вовремя спасут и устроят ему судьбу.

Что делают и говорят противники беби-боксов. Законодательно запретить установку «бэби-боксов», так как они увеличивают рост отказников в стране, уже предлагалось. Весной 2015 года экс-уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой разобраться с этой инициативой, считая, что «детские ящики» противоречат российским законам и моральным принципам. Осенью того же года запретить беби-боксы и наказывать матерей по уголовной статье, оставивших детей в специальных капсулах, предложил депутат Госдумы от ЛДПР, член Комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций Виталий Золочевский. По его мнению, «эти ящики провоцируют родителей отказываться от своих чад очень простым способом».


Подобные «сильные аргументы»-2016 приводились по всей стране на многих круглых столах, посвященных теме целесообразности установки беби-боксов.

Весной 2016 года в общественной палате Волгоградской области обсудили «детские ящики». Присутствовавшая на мероприятии уполномоченный по правам ребёнка в Волгоградской области Нина Николаевна Болдырева заявила о том, что полностью разделяет мнение уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова (уже экс-уполномоченного — прим. ред.), являющегося ярым противником детских ящиков. И привела сильный аргумент. По ее мнению, «дело даже не в Конвенции ООО», а в том, что «данный законопроект вступает в противоречие со многими федеральными законами», так как «сама идея анонимности противоречит антитеррористическому законодательству». «Как возможна установка подобных устройств в медучреждениях без камер наблюдения?», — удивилась Болдырева, «ведь при наличии открытой неконтролируемой дыры в стене, под угрозой оказываются жизнь и здоровье как пациентов, так и медицинского персонала»

На мероприятии, прошедшем на площадке Общественной палаты РФ в Москве 21 марта 2016 года под руководством Павла Астахова, резкому осуждению подверглись законотворческие инициативы по легализации  «так называемых «беби-боксов», а практика их использования в России получила разгромную критику ряда солиднейших экспертов», писала пресса. Только, было ли это правдой? Кто эти «солиднейшие эксперты», откуда звучала «разгромная критика»?

Среди главных участников частым гостем было общественное движение «Родительское Всероссийское Сопротивление» — сравнительно новый кремлевский проект под руководством политолога Сергея Кургиняна и движения «Суть времени». В феврале 2013 года в Москве в Колонном зале Дома Союзов под лозунгом «Защитим наших детей и Россию!» прошел первый Съезд родителей России. Участники заявили, что родители выступают против внедрения в России западных ювенальных подходов и технологий, «сомнительных нововведений и псевдореформ в области образования» (всё было бы хорошо, если бы не раздутый популизм, транслируемый некоторыми публичными фигурами — прим. ред.). Идейным вдохновителем съезда выступило общественное движение «Суть времени», возглавляемое Кургиняном, а также Ассоциация родительских комитетов и сообществ России под руководством Ольги Летковой. 

На съезде выступил президент РФ Владимир Путин. «Убеждён, что здесь собрались настоящие патриоты нашей страны, настоящие патриоты России. Об этом говорит и ваше неравнодушное, деятельное отношение к событиям, происходящим в нашей стране. И ваше стремление внести свой вклад в её успешное развитие, безусловно, можно только поддерживать», — сказал тогда президент.

Мнение солиднейших экспертов (фигура речи, безусловно — прим. ред.) было услышано. И летом 2016 года законопроект о беби-боксах был внесен в Госдуму. Запрет на установку специальных капсул для грудничков нашел почти нужную форму в законопроекте справедливороссов. Правительство дало положительный отзыв на законопроект сенатора Елены Мизулиной о запрете спецпунктов, где матери могут анонимно оставлять нежеланных детей. При этом в кабмине отметили, что законопроект нуждается в доработке, а целесообразность принятия законопроекта объясняется необходимостью выполнения РФ положений Конвенции о правах ребенка. Если закон будет принят, он вступит в силу 1 января 2017 года.

Справка. Россия, как участник Конвенции по правам ребенка, представляет периодически доклад о положении детей в нашей стране, а также получает заключительные замечания Комитета ООН по правам ребенка. Последние замечания были получены в 2014 году (утверждены 31 января 2014 года и опубликованы 25 февраля 2014 года — прим. ред.). В них было указано (45 и 46 пункты — прим. ред.), что в России в некоторых регионах в нарушение действующих положений установлены беби-боксы (русскоязычная версия заключительных замечаний Комитета ООН — прим. ред.).

«Комитет обеспокоен наличием так называемых ящиков для младенцев, которые позволяют анонимно избавляться от детей в ряде регионов государства-участника, что является нарушением, в частности, статей 6−9 и 19 Конвенции», — говорится в тексте заключительных замечаний. «Комитет настоятельно призывает государство-участник принять все необходимые меры для отказа от так называемых ящиков для младенцев и поощрения альтернативных мер, полностью учитывающих обязательства по всестороннему выполнению всех положений Конвенции. 

Кроме того, Комитет настоятельно призывает государство-участник активизировать усилия по устранению коренных причин, лежащих в основе отказа от новорожденных детей, в том числе за счет предоставления услуг в области планирования семьи, а также предоставления надлежащего консультирования и социальной поддержки на случай незапланированной беременности и предупреждения беременностей, связанных с высоким риском для здоровья», — также подчеркивается в документе.


«Правительство Российской Федерации дало положительный официальный отзыв на подготовленный сенатором Еленой Мизулиной совместно с экспертами общественной организации „Родительское Всероссийское Сопротивление“ законопроект „О внесении изменений в статьи 14.2 и 15 Федерального закона „Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации“ и в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в целях защиты ребенка от анонимного оставления после его рождения», — говорится в сообщении, опубликованном на официальном сайте Мизулиной. 

Существование в ряде субъектов РФ специально создаваемых мест для оставления детей после рождения нарушает статьи 6–9 и 19 данного международного договора. Правительством законопроект поддерживается при условии его доработки с учетом имеющихся замечаний, также говорится в отзыве.

По мнению сенатора Елены Мизулиной, «государство не должно поощрять отказы от новорожденных». «Практика тех стран, которые в разные время прибегали к использованию беби-боксов, показывает, что после появления возможности для анонимного оставления детей число отказов от детей резко возрастало», — пояснила депутат. Существование подобной возможности повышает риски торговли детьми и сделок с ними, также считает она. Кроме того, «навсегда нарушается право ребенка на идентичность, то есть право ребенка знать, кто его биологические родители, каково его происхождение».

Бэби-бокс — специально оборудованные камеры с колыбелью, где мать, решившая отказаться от ребенка, может его оставить. Беби-боксы устанавливаются при медицинских учреждениях или религиозных организациях, работают в некоторых регионах страны, среди которых — Москва, Московская, Владимирская и Калининградская области, Краснодарский и Камчатский края. В России бэби-боксы впервые появились только в 2011 году. Первый открылся в Сочи, затем фонд «Колыбель надежды» в Пермском крае запустил проект под названием «Окна жизни». Сейчас в 10 регионах действуют 19 таких «окон жизни». 

Что делают и говорят сторонники беби-боксов. Идея создания беби-боксов неоднократно вызывала как критику, так и поддержку. В декабре 2015 года сенаторы Вадим Тюльпанов, Лилия Гумерова и Елена Афанасьева повторно направили в Госдуму законопроект о запуске в России программы по установке беби-боксов. Один из авторов законопроекта об «окнах жизни», глава комитета СФ по регламенту и организации парламентской деятельности, сенатор Вадим Тюльпанов отмечал, что «беби-боксы» спасают жизнь детей, а также спасают матерей от уголовного наказания. По его мнению, анонимный характер оставления младенца в специальной капсуле, не должен быть препятствием к принятию закона о беби-боксах, так как право ребенка знать своих родителей не следует ставить выше его права на жизнь.

В 2014 году, по данным Следственного комитета РФ, было убито 136 детей в возрасте до 1 года, еще 4760 младенцев были оставлены матерями в опасности, было возбуждено 724 уголовных дела. В 2015 году Следственный комитет России возбудил 594 уголовных дела по убийствам детей.  Возражения противников «окон жизни» о том, что они стимулируют безответственное отношение к родительским обязанностям, несостоятельны, о чем свидетельствуют приведенные выше цифры. Число спасенных детей было бы больше, «если беби-боксов было бы больше», но некоторые медучреждения их закрывают, так как пока законодательно никто не может обязать их оставить, считают сторонники беби-боксов.


Маленький Миша на руках врача в одной пермской клиник, где установлен беби-бокс, стал четвертым малышом, которому удалось спасти жизнь благодаря беби-боксу. Первые подкидыши (Маргарита и Георгий) живут в новых семьях. Фото Алексей Журавлев.

Как сознательные граждане — мы должны всегда смотреть на позицию со стороны младенца. Этот младенец находится рядом с человеком, от которого зависит всё, считает руководитель проекта «Колыбель Надежды» Елена Котова (детали вопроса читайте в интервью «Эху Москвы» — прим. ред.). «Он не может убежать, не может позвать на помощь, не может позвонить в какие-то специализированные службы. Если человек, находясь на какой-то грани, решился оставить его в подъезде или на улице, привязав шарик, или в магазине, или решился кому-то передать и сбежать, то лучше пусть он попадёт сразу в руки врачей», — отметила Котова.

Есть случаи, когда мамочки возвращались за своими детьми. Они прошли ДНК-экспертизу, объяснили свой поступок ситуацией, в которой оказались, и, «соответственно, органы опеки пошли навстречу, чтобы соединить маму с ребенком», также рассказала она. Совершенно очевидно, что «бэби-бокс» повышает шанс ребёнку выжить. «По нашим законам, даже если женщина не просто оставила ребёнка в общественном месте, а отдала его в руки медперсоналу больницы, её могут преследовать по статье 125 Уголовного кодекса РФ» («Оставление в опасности»), — отмечает Котова (детали вопроса читайте в интервью «Ленте.ру» — прим. ред.). Бэби-боксы нужны именно для того, чтобы в страхе перед наказанием, женщина не причинила вред своему ребенку. «Пусть лучше она отдаст его в бэби-бокс, чем выбросит», — уверена Котова.

«В Москве считают, что это не проблема. Мертвые младенцы не проблема, брошенные в магазинах, в универсамах — не проблема!» — говорит  Елена Котова, подчеркивая, что во всех регионах, где установлены беби-боксы, смертность младенцев уменьшилась. «К примеру, в Пермском крае до установки беби-боксов в год по статье 106 УК («Убийство матерью новорожденного ребенка») возбуждали в среднем семь дел, после — ноль. Но система профилактики должна работать в целом. Нужны не только беби-боксы, но и кризисные центры, где окажут поддержку женщинам в сложной ситуации. И не нужно думать, что такие центры нужны только асоциалам. В сложной ситуации может оказаться любая женщина».

О том, что грудничков выбрасывают в мусорные баки, что они не нужны своим матерям, в России говорить не принято, так как тема эта непопулярная. Общество вокруг просто не замечает эту проблему. Самым шокирующим в уголовных делах (которые Елена Котова изучала — прим. ред.), где мамы убили своих детей, было то, что все эти женщины были обычными людьми (с точки зрения общества они были благополучными). Некоторые из них даже работали в государственных структурах, проживали совместно с другими родственниками, а соседи о них отзывались крайне положительно.

Не принято в России признавать неприятную правду: если мать захочет избавиться от ребёнка, то она это сделает. В прошлом году в Москве в Измайловском парке нашли новорожденного. Он выжил. Его мать оставила младенца в парке под деревом, так как ранее не смогла определить его в Дом малютки из-за того, что не получила свидетельство о рождении сына. «Я в дом малютки звонила, мне сказали, что без свидетельства о рождении его принять не могут, а мне паспорт менять надо. Мне в ЗАГСе отказали в выдаче свидетельства о рождении». Прежде чем оставить ребёнка на улице, она долго гуляла с ним в парке, а покормив и дождавшись пока малыш уснёт, положила его под дерево и убежала. К слову, у матери есть две девочки, которые воспитываются в детском доме, куда она отдала их сразу после рождения.

Мамаши, которые выбрасывают своих детей, не повысят стране рождаемость, уверены сторонники беби-боксов. По логике многих российских чиновников (и светских, и от РПЦ), демографическую ситуацию можно улучшить, если запретить аборты (вчера патриарх Кирилл подписал обращение с призывом запретить аборты в России: авторы инициативы предлагают запретить хирургическое и медикаментозное прерывание беременности и противозачаточные средства, обладающие абортивным действием — прим. ред.), ликвидировать «бэби-боксы», которые причисляются ими к пропагандистским инструментам, повышающим рост отказников.

О том, что закрытие «бэби-боксов» повысит риски для малыша быть выброшенным на помойку, они не говорят, хотя реальность вокруг об этом уже давно кричит. Они делают ставку на популизм, прикрываясь формулировками о «духовных ценностях», о «традиционных ценностях» и всяких других ценностях, которые не противоречат политизированной повестке дня (о том, что нужно бороться  с теми, кто занимается криминальными абортами, они не говорят так громко, о том, что запрет абортов может привести к опасному и нежелательному эффекту — всплеску криминальных абортов или «туризму» в соседние регионы, где эта медицинская манипуляция проводится проще, они не говорят — прим. ред.)

Многие говорят о важном и о другом. «Снижение числа абортов — это огромный плюс для нашей демографии, но это решение должно быть взвешенным, обоснованным и не должно привести за собой вот таких серьезных последствий, — заявила сегодня ​вице-премьер Ольга Голодец журналистам в Совете Федерации, отвечая на вопрос, как она относится к инициативе о запрете абортов. По ее словам, важно прежде всего устранить причины, которые побуждают женщину прервать беременность. 

Оставление детей в бэби-боксах Голодец назвала  «вопиющим случаем». «По поводу бэби-боксов, действительно, просто оставление детей — это вопиющий такой случай, поэтому здесь нужно подумать, каким образом можно сделать так, что дети, которые вдруг оказываются никому ненужными, — вопиющий, антигуманный поступок, каким образом общество вовремя, своевременно подхватит этого ребенка для того, чтобы сохранить ему жизнь и дать ему будущее», — заявила Голодец, подчеркнув, что власти «постоянно работают» над такими программами (на фоне закрытия беби-боксов риторика не совсем понятна — прим. ред.).

Очень часто разговоры и публичные дебаты о введении всяческих запретов, карательных мер, давлении на врачей здравомыслящего человека вгоняют в ужас, особенно когда шпаги скрещиваются публично, а разговор приобретает политический оттенок. В таких обстоятельствах обычному человеку почти невозможно найти рациональное зерно. 

Почему сегодня одни оправдывают подобные инициативы, а другие обвиняют проводников таких идей в малодушии и глупости? Как определить, кто прав, если на уровне государственной политики нас планомерно убеждают, что карательные механизмы находят серьёзную поддержку в лице общества? О каком обществе идёт речь? Когда всё это началось? Что они будут делать, когда закроются бэби-боксы, а страна расширит границы кладбища для грудничков и малышей? Об этом говорят сторонники беби-боксов. Они спрашивают противников окон-жизни, знают ли они, сколько жизней спасли «эти ящики»?


Младенца невозможно оставить в государственном учреждении, несмотря на то, что законодательно женщина имеет право родить и отказаться от ребенка, но на практике это сделать невозможно. Больницы и роддома не хотят портить статистику. Статистику  по отказникам, абортам и смертности в медучреждениях у нас портить не принято. Таковы реалии жизни в России. 

Отказников в России не забирает ни служба скорой помощи, ни роддома, ни больницы, ни Дома малютки. Теперь могут запретить беби-боксы, аргументируя требованием Комитета ООН по правам ребенка, забывая о 46 пункте, в котором прописано, что также необходимо устраненить коренные причины, лежащие в основе отказа от новорожденных детей. Сделать это предлагается за счет предоставления услуг в области планирования семьи, предоставления надлежащего консультирования и социальной поддержки на случай незапланированной беременности и т. д. То есть за счет того, что осуждается и грозно критикуется сторониками запрета беби-боксов, а также остальными борцами за нравственные и духовные ценности. Женщина очень редко поднимает руку на своего ребенка, говорят эксперты, подчеркивая, что наиболее частая причина смерти новорожденных — оставление без ухода. 

При таких входных данных Россия имеет справедливую тягу к нравственному ориентиру, но часто добывает ее кустарным методом, умножая в обычном человеке невежество и популизм, которые любят громко заявлять о себе всегда  и везде. Как наркотик. Даже в комментариях к журналистским материалам, даже в репликах к безликим новостям, со смысловым контекстом которых, он — самый умный и справедливый в мире читатель, — не согласен. Он будет говорить, что ООН — нам враг. Но когда будет выгодно, активные рекомендации от ооновских структур, будут приниматься и поддерживаться.

Вопрос заключается еще в том, что государство не может определиться,что хорошо для его граждан, а что нет. Когда в начале нулевых годов массовым образом стали закрывать детские дома, приводили различные аргументации. Среди них отмечалось, что детские дома — это плохо. Россиян призывали брать детей в семьи. Когда выяснилось, что многие семейные детские дома стали прибыльным бизнесом, а очень многие наши граждане стали брать детей, чтобы жить на деньги, выделенные государством на их содержание, забирая такого ребенка, а затем сдавая его обратно в детский дом, так как он был грубым или просто не понравился, а точнее,  меняя на более покладистого, отдавали и сдавали, как в магазине, было очень неудобно признавать, что эксперимент провалился, но пришлось это признать, так как горизонт неудачных решений и их драматических последствий стал ощутим на расстоянии вытянутой руки. 


Справка. Сначала Елена Мизулина  была депутатом партии «Яблоко» (в Госдуме II созыва), позднее перешла в Союз правых сил (III созыв), затем пришла в «Справедливую Россию», в которой и представляет фракцию последние годы и возглавляет комитет по вопросам семьи, женщин и детей. Она неоднократно выступала против абортов, суррогатного материнства и вставала на защиту семейных ценностей. В 2010 году депутат выступила автором закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», благодаря поправкам к которому в России появился реестр запрещенных сайтов (ресурсов с детской порнографией, пропагандой наркотиков и призывами к самоубийствам — прим. ред).

Также Мизулина боролась с педофилами. Отслеживать перемещения лиц, уже отбывших наказания, она предлагала при помощи электронных браслетов. Причем в некоторых случаях носить такой браслет требовалось бы до конца жизни. Также она предлагала сажать в тюрьму растлителями малолетних на срок до 12 лет за интимную переписку с детьми.

В 2013 году депутат представила проект «Концепции государственной семейной политики до 2025 года», в котором предлагала ввести налог на развод, пропагандировать многодетность, усилить роль церкви в принятии семейных законов и бороться с абортами. Аборты, по мнению Мизулиной, представляют «угрозу национальной безопасности России». Депутат требовала вывести их из системы обязательного медицинского страхования, запретить продажу препаратов для медикаментозного прерывания беременности и обязать женщин спрашивать разрешение у мужа на избавление от плода. Кроме того, она хотела ограничить право женщин принимать решение о прерывании беременности.

Также депутат пыталась запретить и суррогатное материнство.

В 2013 году она лоббировала принятие закона, запрещающего пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних. «Мы не запрещаем пропаганду гомосексуализма вообще, среди взрослых и в специальных клубах — пожалуйста, и мы не вводим уголовной ответственности за мужеложство, как это было в СССР», — заявляла тогда Мизулина. В то же время фраза «геи тоже люди» показалась ей нуждающейся в проверке Роспотребнадзором как потенциально экстремистская.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3700
16762
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика