Как российским судам применять международное право?

Как российским судам применять международное право?

Эксперт Центра, к.ю.н., Гаганов А.А.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права? Обязаны ли российские суды применять международное право? Что об этом думают высшие суды?

Во властных кругах не прекращается дискуссия на тему соотношения международного права с национальным. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин считает, что надо убрать приоритет международного права из Конституции РФ. Председатель Государственной Думы Сергей Нарышкин высказывается против изменения Конституции РФ в этой части и заявляет о соблюдении Россией международных обязательств[i]. Министр иностранных дел Сергей Лавров в 2013 году сказал, что верховенство международного права на практике означает, что «в иерархии правовых норм, формирующих российскую правовую систему, международный договор выше федерального закона или закона субъекта РФ»[ii]. Это ни в коей мере не умаляет верховенства Конституции РФ. Конституционный Суд РФ в 2013 году высказался в таком смысле, что решения международных судов могут быть исполнены в России, только если они не вступают в противоречие с Конституцией РФ. Существует ли на самом деле какая-то проблема с применением международного права в России? Каково его место в правовой системе России?

Международное право и Конституция РФ

Согласно части 4 статьи 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Естественно, данная норма может толковаться и толкуется исключительно в контексте части 1 статьи 15, где сказано о том, что Конституция РФ имеет высшую юридическую силу. То есть международные договоры, принципы и нормы не имеют приоритета перед Конституцией РФ.

Первые официальные комментарии о том, как понимать положение Конституции РФ о так называемом «примате» международного права появились еще в 1994 году, когда издательство Администрации Президента выпустило комментарий к Конституции РФ (под редакцией Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова). Вот что писали авторы комментария:

«Согласно части четвертой статьи 15, правила международных договоров обладают приоритетом по отношению к противоречащим им правилам внутренних законов. Это означает, что в случае обнаружения противоречия между международным договором и законом правоприменительные органы должны руководствоваться не правилами закона, а нормами, содержащимися в договоре. Договор обладает приоритетом в отношении любых законов, как федеральных, так и законов субъектов Федерации, принятых до заключения договора или после того. В то же время из части четвертой статьи 15 вытекает, что договоры обладают приоритетом только в отношении законов и не могут превалировать над положениями самой Конституции Российской Федерации».

Таким образом, конституционная норма о том, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы, изначально понималась так, что применимое в России международное право должно соответствовать Конституции РФ.

Что такое общепризнанные принципы и нормы международного права?

«Примат» международного права выражается в том, что нормы ратифицированных международных договоров должны применяться в том случае, если ранее принятый по аналогичному вопросу закон противоречит договору. Эта позиция была отражена еще в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8. Тогда Верховный Суд РФ также пояснил, где искать общепризнанные нормы и принципы международного права: прежде всего, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах и других международных договорах, пактах и конвенциях.

В 2003 году Пленум подтвердил, что российские суды в процессе правоприменения должны руководствоваться нормами международного договора (в частности, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод), а также учитывать трактовку его норм, предоставляемую Европейским Судом по правам человека (постановление от 10 октября 2003 года № 5).

В этом Постановлении Пленум более подробно объяснил, что считать общепризнанными принципами и нормами международного права. Общепризнанные принципы международного права – это основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо. Например, это принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств. Общепризнанная норма международного права – это правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного. Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, например, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.

В том же 2003 году Пленум принял Постановление «О судебном решении» (от 19 декабря 2003 года № 23), в котором обязал суды общей юрисдикции учитывать постановления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подлежащих применению в деле. Это важное указание судам, однако, оно выходит за рамки «общепризнанных принципов и норм».

Верховный Суд нигде не ссылался на Декларацию о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, 1970 года, хотя считается, что принципы, перечисленные в Декларации, являются общепризнанными.

Конституционный Суд о применении международного права

Конституционный Суд РФ неоднократно высказывался в своих решениях о применимости тех или иных принципов и норм международного права. Однако можно отметить ряд знаковых постановлений. Среди них Постановление Конституционного Суда РФ от 27 марта 2012 года № 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова». В этом Постановлении Суд называет конституционной обязанностью Российской Федерации рассматривать заключенные ею международные договоры в качестве составной части своей правовой системы.

Затем было нашумевшее Постановление Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2013 года № 27-П по делу Маркина, из которого следовала возможность исполнения в России решений международных судов только в случае их соответствия Конституции РФ и позициям Конституционного Суда РФ

Недавно было опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ от 25 июня 2015 года № 16-П «По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 207 и статьи 216 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Республики Беларусь С.П. Лярского». Конституционный Суд обратил внимание на обязательность применения норм международных договоров: «Наличие в международных договорах положений, которые подлежат применению во взаимосвязи с правилами национального законодательства, если договором не оговорено иное, также подтверждает, что истолкование, а значит, и применение международных договоров должно осуществляться в соответствии, прежде всего, с целями их заключения».

Даже в Постановлении от 1 июля 2015 года № 18-П по делу о проверке конституционности переноса выборов депутатов Госдумы Конституционный Суд РФ сослался на некие «общепринятые избирательные стандарты», которые «получили всеобщее признание в международно-правовых актах, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России, – Международном пакте о гражданских и политических правах (статья 25), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (статья 3 Протокола № 1) и Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств (статьи 1 и 6)».

Новое дело о решениях Европейского Суда

1 июля в Конституционном Суде РФ слушалось дело о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации».

Запрос в Суд исходил от группы депутатов Государственной Думы, которых интересует в основном обязанность российских властей исполнять решения Европейского Суда по правам человека. Европейская Конвенция была ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ. Таким образом, посредством ратификации Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ и обязалась исполнять его решения. Соответствующие положения впоследствии были внесены в ряд федеральных законов, в том числе процессуальных кодексов, что сделало постановления ЕСПЧ основанием для пересмотра ранее вынесенных судебных решений.

Действительно, о необходимости применения Европейской Конвенции судами говорит и Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 июня 2013 года № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней». Верховный Суд РФ также указал на то, что «содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Обратившиеся в Конституционный Суд РФ депутаты в обоснование своей позиции привели следующую аргументацию. Согласно Конституции РФ участие в межгосударственных объединениях не должно приводить к нарушению прав человека или противоречить основам конституционного строя. Оспоренные нормы, в том числе процессуальных законов, обязывают суды и иные государственные органы выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки Конституции РФ. Это может поставить правоприменителя в безвыходную ситуацию, так как он сам не сможет разрешить такую коллизию. Поэтому депутаты считают оспариваемые нормы несоответствующими Конституции Российской Федерации (частям 1, 2 и 4 статьи 15).

На наш взгляд, Конституционный Суд РФ по существу уже ответил на поставленный вопрос – все в том же Постановлении по делу Маркина. Если правоприменитель, например, суд общей юрисдикции, столкнется с такой коллизией, он должен будет направить соответствующий запрос в Конституционный Суд РФ.

Текста постановления Конституционного Суда РФ по этому делу пока нет в общем доступе.

Можно предположить, что депутаты озаботились возможностью пересмотра судебных решений в связи с исполнением решений ЕСПЧ в том числе из-за дела ЮКОСа. Российская властная элита всеми средствами пытается избежать исполнения решений международных судов, тем более что механизм исполнения решений того же ЕСПЧ имеет ряд уязвимостей. Однако Россия создает для себя возможность неисполнения решений международных судов средствами внутреннего законодательства, ссылки на которое не будут приняты международным сообществом. Получится так, что для своего народа Россия будет права (соблюдая свое собственное законодательство и решения высших судов), но для Запада все это не будет иметь никакого значения.

В настоящее время все решения Верховного и Конституционного судов подтверждают необходимость применения международного права и учета решений ЕСПЧ. Никаких изменений в те постановления Пленума Верховного Суда, о которых речь шла выше, не было. Постановления Конституционного Суда РФ вообще не могут быть обжалованы и изменены, позиции Суда также обладают определенной юридической силой. Вопрос о преодолении позиции Конституционного Суда самим Судом решается отрицательно. В связи с этим, несмотря на сложную международную ситуацию, в которой оказалась Россия, в какой-то степени судам все равно придется обращаться к общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации. Международное право не имеет такой же системы мер принуждения к исполнению, какой обладает национальное право, поэтому применение к его нарушителям санкций в рамках правового поля вряд ли возможно (а вот вне правового поля это случается).

Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ должны соответствовать Конституции РФ, этой нормы достаточно для защиты суверенитета государства. Более того, международный договор, как правило, можно изменить или расторгнуть. В этом контексте дискуссия среди чиновников высокого ранга о месте и роли международного права в российской правовой системе выглядит искусственно подогретой СМИ. Зачем это делается? Чтобы инициировать изменение Конституции РФ? Но в ней есть и более животрепещущие проблемы, требующие решения.

Также по теме:


[i] http://www.rg.ru/2015/06/25/gosduma-site.html

[ii] http://www.rg.ru/2013/10/17/lavrov.html


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4605
14930
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика