Какая эмиссия нам нужна

Какая эмиссия нам нужна

Андрей Сергеевич Дёгтев — эксперт Центра Сулакшина

Любую, даже самую правильную идею, всегда можно довести до абсурда. В своём гипертрофированном виде она не позволит реализовать никакие добрые начинания. Более того, все эти добрые начинания будут дискредитированы, и вернуться к их реализации в будущем будет весьма затруднительно даже при учёте допущенных ранее ошибок.Извращение идей оппонентов активно практикуют профессиональные спорщики. Есть даже такой приём агрессивной дискуссии: утверждение противника сначала доводится до крайности, а потом высмеивается. Но часто идеи оказываются доведены до фанатизма даже без злого умысла. Просто человеческой натуре свойственно упрощать действительность и впадать в фанатизм. Так бывает со многими экономическими теориями.

В 1950-е годы возникла теория монетаризма. В её основе лежала вполне себе здравая идея: денежное предложение является значимым для экономики фактором. Однако достаточно быстро монетаризм приобрёл черты фанатического учения и вылился в практику рыночного фундаментализма.

МВФ — мировой оплот либерально-рыночных идей, даёт борющимся с кризисом странам советы, в основе которых лежат монетаристские идеи борьбы с инфляцией через ограничение денежной массы. На деле их исполнение часто скатывается к радикальному выводу из экономики критической массы денежных средств и удушению производства.

Чрезмерное ограничение денежной массы в странах со стабильной экономикой тоже может быть вредным. Оно снижает доступность кредитных ресурсов для предприятий и затормаживает экономический рост.

Грамотная экономическая политика может и даже должна подразумевать эмиссию как потенциальный инструмент развития. Однако сама идея запуска печатного станка для стимулирования производства тоже часто доводится до абсурда. Так бывает, если её сторонники рассматривают денежную эмиссию как палочку-выручалочку, волшебное средство, которое само по себе, без всяких дополнительных усилий, может разогнать экономику.

Разумеется, далеко не все сторонники использования денежной эмиссии мыслят так примитивно. Грамотная их часть прекрасно понимает, что эмиссионная политика должна сопровождаться комплексом мер по развитию реального сектора для того, чтобы на увеличенное предложение инвестиционных ресурсов экономика могла отреагировать ростом производственных мощностей. Но к сожалению, достаточно часто сторонники монетаризма не замечают системности воззрений своих оппонентов и приписывают им примитивность даже в тех случаях, когда противниками монетаризма выдвигаются сложные модели и решения. Поэтому следовало бы прокомментировать отдельные замечания сторонников монетаризма и дать пояснения относительно того, как денежная эмиссия должна использоваться в экономической политике.


НУЖНО ЛИ КОПИРОВАТЬ?

Монетаристы достаточно часто обвиняют своих оппонентов в том, что те вроде как пытаются копировать модель развитых стран, где коэффициент монетизации, то есть отношение денежной массы (М2) к ВВП, часто доходит до 100% и выше, но не учитывают национальную специфику. В то же время они приводят примеры других стран, часто более близких по уровню экономического развития к России, где уровень монетизации сопоставим с российским. В этих странах наблюдается экономический рост, а значит, по логике монетаристов, экономика пребывает в здоровом состоянии и монетизация оптимальна. Действительно, такие страны есть. Статистика по ним приведена в таблице 1. Денежная масса оценена по методологии Всемирного банка и включает валютные депозиты, поэтому превосходит денежную массу в национальном определении.

Таб. 1. Уровень монетизации и прирост ВВП в отдельных странах


Приводя пример других стран, монетаристы не замечают, как сами переходят к той логике, которую только что ругали — к логике копирования других моделей. Модели одних стран копировать нельзя. А модели других, получается, можно?

В действительности копирование здесь не уместно в любом виде. России нужен именно такой объём М2, который является оптимальным для её экономики, а не тот, который был бы снят с того или иного привлекательного образца.

Что может быть использовано, так это положительный опыт создания институтов развития. Одним из таких институтов является эмиссионное стимулирование экономического роста, когда кредитный ресурс целевым образом доводится до заинтересованных в нём предприятий и способствует расширению производства. Такая практика успешно применялась послевоенными Японией и Германией, а также другими странами. Инвестиционно-кредитная функция может выполняться специализированными учреждениями, которые обеспечивают предприятия дешёвыми кредитами под прирост как оборотных, так и основных средств. Проект такого учреждения разработан Центром научной политической мысли и идеологии. Это Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд (ГВИКФ). Этот фонд мог бы направлять инвестиционный ресурс в экономику по двум контурам:

Путём целевого некоммерческого (без цели прибыли) кредитования отдельных крупных проектов, предприятий и регионов по ставкам ниже, чем в банковской системе.

За счёт сетевого кредитования МСБ и ипотеки населения через систему коммерческих банков.


ИНФЛЯЦИЯ НЕИЗБЕЖНА?

В ответ на предложения, подобные ГВИКФ, монетаристы заявляют, что в случае их применения неизбежно последует инфляция, так как опережающий рост денежной массы должен вести к увеличению цен по логике уравнения Фишера MV=PQ (где M — денежная масса, V — скорость денежного оборота, P — уровень цен, а Q — товарная масса).

Однако, как это часто бывает, в данном случае реальность отличается от экономической теории. Да и не теория это, а очень упрощенная моделька, которая с практикой не соотносится. Мировая статистика даёт примеры опережающего роста денежной массы, который сопровождался реальным ростом ВВП и не приводил к резкому увеличению инфляции. Покажем некоторые из них на рисунке 1.


Рис. 1. Прирост М2, прирост ВВП и инфляция в отдельных странах

Такая же пропорция приведённых показателей была свойственна и российской экономике в 2000-е годы, особенно до кризиса 2008–09 годов. Ежегодный прирост М2 составлял от 30 до 60%, а инфляция снизилась с почти 40% в 1999 году до менее чем 10% в 2006. И всё это на фоне реального роста ВВП в среднем более чем на 7% в год (рис. 2).


Рис. 2. Прирост М2, прирост ВВП и инфляция в России

Нарушение приведённого выше уравнения происходит, вероятно, потому, что в реальности деньги не крутятся постоянно на потребительском рынке, где присутствуют конечные товары и услуги. Денежные объёмы могут изолироваться в отдельных сегментах экономики. Например, на фондовом рынке. Но они также могут расходиться и по производственным цепочкам обслуживая промежуточные звенья. Как известно, конечные товары и услуги, которые включаются в ВВП, составляют лишь мизерную часть экономических сделок — вершину айсберга хозяйственно-производственной деятельности. Основное тело этого айсберга представлено многочисленными промежуточными продуктами. Возможно, именно поэтому экономикам в фазе бурного роста не страшна инфляция даже при огромных темпах эмиссии. Деньги растекаются по высокопередельным комплексам, производящим товары с большой добавленной стоимостью. Потребительский рынок при этом живёт своей жизнью.

Кроме того, не стоит переоценивать денежный фактор инфляции. Исследование показывает, что, как минимум, для России он является далеко не самым главным. Именно поэтому сводить всю антиинфляционную политику к манипулированию денежной массой — более чем неразумно.

Эмпирически доказанная возможность избежать высокой инфляции при повышенных темпах эмиссии говорит о том, что льготное (в особенности инвестиционное) кредитование может рассматриваться в качестве инструмента экономического роста. Насколько его использование будет сопряжено с инфляцией зависит уже от квалификации управленца и его способности находить оптимальный уровень воздействия на экономику в зависимости от обстоятельств.


НЕ ПОЛУЧИТСЯ СНИЗИТЬ СТАВКИ

Приведённые выше факты трудно отрицать, но монетаристы находят новый аргумент. Они обращают внимание на то, что увеличение денежной массы не позволит снизить банковские процентные ставки, так как они определяются далеко не только соотношением спроса и предложения на денежном рынке, а многими другими факторами, среди которых инфляция и риски ведения бизнеса. Решить эти проблемы в короткий период не представляется возможным — даже в случае эффективной антимонопольной политики инфляционные ожидания граждан могут ещё долго разгонять цены, а снижение деловых рисков произойдёт лишь по мере постепенного оздоровления государственной экономической политики и технологического развития. Но низкие процентные ставки для развития нужны уже сейчас!

Ограниченное влияние ремонетизации на снижение процентных ставок демонстрирует и статистика. На протяжении 2000-х годов процентные ставки снижались по мере роста денежной массы лишь до определённого предела. Начиная с 2005 года, несмотря на продолжающийся рост монетизации, снижение процентных ставок резко замедлилось (рис. 3).


Рис. 3. Коэффициент монетизации (по данным ЦБ РФ) и средние процентные ставки по кредитам (по данным Всемирного Банка)

Но означает ли всё это бесперспективность эмиссионной подкачки производства? Нет. Дело в том, что ГВИКФ, как уже было сказано выше, по одному из двух контуров своего финансового оборота способен доносить кредитный ресурс напрямую до предприятий, минуя посредничество коммерческих банков. Это позволяет кредитовать предприятия под низкий процент, невзирая на уровень ставок, сложившийся на кредитном рынке.

Это же даёт возможность решать массу других проблем. Например, ликвидируется опасность вывода банками полученных средств на валютный рынок.

Кроме того, исчезает вероятность потери синхронизации кредитно-депозитных потоков. Если бы рефинансирование промышленности происходило через банковскую систему, коммерческие банки, получив источник ликвидности в виде эмиссии Центробанка, потеряли бы заинтересованность в привлечении депозитов. Это повлекло бы падение ставок по депозитам и, как результат, снижение доходов вкладчиков. Но основной финансовый контур ГВИКФ не затрагивает банки, а значит, не нарушает нормальный ход вещей на кредитном рынке.

Есть и второй финансовый контур ГВИКФ в виде кредитования малого и среднего бизнеса, а также населения по ипотечным кредитам посредством сети коммерческих банков. Этот контур потребует повышенного контроля целевого использования средств. В случае критического возрастания инфляционных рисков либо дестабилизации банковского рынка использование этого контура может быть ограничено.


НЕТ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ?

Ещё один аргумент из стана монетаристов заключается в том, что дополнительный кредит не обеспечит развитие, так как для этого отсутствуют инвестиционные возможности. Дешёвые деньги попросту на время повысят маржу существующих предприятий, а затем в результате инфляции рынок вернётся к прежнему состоянию. Это действительно так, если не принимать никаких мер для появления тех инвестиционных возможностей, на отсутствие которых указывают монетаристы. Но грамотная часть противников монетаризма прекрасно понимает, что денежное стимулирование является всего лишь одним из элементов комплексной системы управленческих мер, в которых нуждается российская экономика.

На данный момент в России сложился целый ряд факторов, тормозящих производственный рост:

1. За годы либерализма потеряны квалифицированные кадры;

2. Сфера экономики и политики криминализована;

3. Чиновничье-силовой корпус ведёт натуральный террор против бизнеса;

4. Суды превратились в орудие криминальной коррумпированной элиты;

5. Связи между отраслями, а также между наукой и производством потеряны;

6. Имеет место технологическая отсталость

И т. д.

Без решения всех этих проблем одним только удешевлением кредита ситуацию спасти вряд ли получится. Это видно хотя бы по тому, что в период, когда крупные российские предприятия имели возможность кредитоваться под низкий процент за рубежом, резкого технологического обновления замечено не было. Напротив, количество предприятий-инноваторов сокращалось (рис. 4).


Рис. 4. Удельный вес организаций, осуществлявших технологические инновации, в общем числе организаций

Поэтому требуется комплексное представление о модернизации российской экономики, которое включало бы понимание способов решения задач регионального и социального развития, повышения конкуренции и борьбы с коррупцией, налогово-бюджетного регулирования и управления рынком труда, подготовки кадров и стимулирования структурных сдвигов в экономике. Кроме того, необходимо учитывать роль идеологических и цивилизационных основ экономики, а также уметь моделировать и поддерживать региональное, отраслевое и институциональное равновесие. Всё это должно дополняться грамотно выстроенной государственной системой управления. В контексте перечисленных измерений государственной экономической политики эмиссионная функция выступает в качестве органической части общего потока управленческих воздействий на хозяйственную систему страны. Иными словами, эмиссия денег дополняется мерами по созданию инвестиционных возможностей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Суммируя сказанное, можно отметить, что оптимальная эмиссионная политика не сводится к примитивной идее залить экономику деньгами, а является частью комплексной стратегии по возрождению экономического развития. Она не подразумевает копирование того или иного уровня монетизации экономики других стран, а требует ориентации на обусловленный российскими специфическими условиями оптимум.

При этом утверждение о неизбежности высокой инфляции в случае денежной эмиссии темпами, опережающими рост ВВП, не соответствуют действительности. Это опровергается как мировой статистикой, так и недавним экономическим опытом самой России.

Что же касается инструментов доведения эмиссионно-кредитного ресурса до производителей, то наиболее подходящим вариантом представляется специализированное государственное некоммерческое учреждение, связанное с предприятиями напрямую без посредничества коммерческих банков. Это позволит кредитовать фирмы под более низкий процент, чем на рынке, а также исключает возможность вывода денег банками на валютный рынок. Хотя возможно и кредитование реального сектора через коммерческие банки, что потребует дополнительного контроля за целевым использованием средств.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Экономика без денег: очевидное и невероятное 

«Фактор стагнации: демонетизация российской финансово-экономической системы и выход из нее». Научно-экспертное заключение 

«Секта Святого Доллара» против России

Куда плывёт рубль 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3744
65760
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика