Экономика

Кредит экономике вредит?

Кредит экономике вредит?

Александр Олегович Русин, публицист и блогер, Новосибирск

Вчера, отвечая на вопрос о доступных кредитах, президент очередной раз заявил, что это может подорвать макроэкономическую стабильность и привести к росту инфляции. Значит, доступных кредитов для предприятий по-прежнему не будет. Ставки останутся высокими, а требования к заемщикам строгими и особо строгими.

В принципе, ничего нового президент не сказал. Тезис о том, что повышение доступности кредитов может разогнать инфляцию и подорвать макроэкономическую стабильность, мы слышали уже много раз — от Набиуллиной, Улюкаева, от других членов правительства и от самого президента.

Каждый раз, когда кто-то поднимает вопрос о снижении ключевой ставки и льготном кредитовании предприятий, президент и правительство заводят одну и ту же пластинку о борьбе с инфляцией и макроэкономической стабильности, будто бы борьба с инфляцией — единственный смысл существования правительства, а сама инфляция только от ставки кредитования и зависит.

Но так ли это?


ИНФЛЯЦИЯ — ЭТО ПОВЫШЕНИЕ ОБЩЕГО УРОВНЯ ЦЕН

А откуда она берется?

Самый простой и понятный случай — монетарная природа инфляции. Это когда Центробанк печатает деньги, денежная масса в стране растет и в ходе этого процесса деньги автоматически дешевеют. Увеличили денежную массу вдвое — деньги вдвое подешевели — инфляция 100%. За год удвоили денежную массу — будет годовая инфляция порядка 100%, за десять лет удвоили — годовая инфляция будет примерно 7%.

Но увеличение денежной массы — не единственный источник инфляции. Другой источник — снижение курса рубля к доллару и евро. Если курс рубля к доллару и евро снижается, то цены на импортные товары в пересчете на рубли автоматически растут. А поскольку в России значительная часть товаров импортируется из-за рубежа, то снижение курса рубля ведет к росту большинства цен. И даже те товары, которые производятся в России, они производятся на импортном оборудовании, с использованием импортных материалов и комплектующих, а значит цены на них при падении курса рубля тоже растут.

И рост инфляции в 2015 году имел в первую очередь курсовую природу, потому что в декабре 2014 года курс рубля снизился в 2 раза и это падение привело к росту цен. И инфляция порядка 15%, которая зафиксирована за 2015 год — это еще не так много, как могло и даже должно было быть.

Собственно эту «курсовую инфляцию», скорее всего и пытаются «сбить» в Центробанке и правительстве, создавая за счет снижения доступности кредитов искусственный дефицит рубля в стране.

Правительство и Центробанк пытаются бороться с курсовой инфляцией методом сокращения денежной массы, то есть вызывают встречную дефляцию, если можно так выразиться. Что-то вроде встречного пала при борьбе с пожарами, когда навстречу пожару пускают другой, искусственно созданный пожар, чтобы выжечь все на пути стихии.


ДЛЯ ЭТОГО И ПОДНЯЛИ КЛЮЧЕВУЮ СТАВКУ

Высокая ключевая ставка сделала рубль более дорогим для банков (каждый рубль стал стоить 1.11 рубля), банки стали брать меньше денег у Центробанка и повысили свои ставки для конечных заемщиков — для предприятий и физических лиц. Не будет же банк выдавать рубль, который обходится ему в 1.11 рубля себе в убыток — он выдает его за 1.2 рубля, 1.3 рубля и так далее, в зависимости от рисков.

В принципе, Центробанк и правительство своей цели достигли — они сделали рубль более дорогим, чем он мог бы быть при низкой ключевой ставке. После снижения курса рубля в 2 раза в конце 2014 года цены на разные виды товаров должны были повыситься в 1.5–2 раза в зависимости от того, какая часть цены «импортная», а какая «российская». Если бы Центробанк не повышал ключевую ставку, инфляция в 2015 году могла и даже должна была составить порядка 30%. Но Центробанк поднял ключевую ставку до 11–16%, искусственно сделал рубль более дорогим (примерно на 15%), в результате от 30% инфляции, которая должна была возникнуть, удалось «откусить» примерно 15% и получили фактическую инфляцию за 2015 год на уровне 15%.

Одновременно с этим, Центробанк добился ограничения спекуляций на валютной бирже, остановив на время дальнейшее падение рубля. И рублевая масса, находящаяся в обращении, тоже сократилась, потому что банки стали брать меньше денег у Центробанка, а население и предприятия — меньше кредитов у банков.


НО ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ЭТО РЕШЕНИЕМ ВСЕХ ПРОБЛЕМ?

Нет, не является.

Центробанку удалось сбить инфляцию, удержать ее в рамках 15%, но в результате возникли другие, намного более серьезные проблемы.

Оттого, что банки стали брать меньше денег у Центробанка, а население и предприятия стали брать меньше кредитов в банках, экономика начала резко замедляться.

Если население стало брать меньше кредитов, значит снизились продажи в магазинах, а если снизились продажи в магазинах — значит снизился доход производителей и поставщиков. В результате, предприятия получили двойной удар — и продажи сократились, потому что у населения стало меньше денег, и кредиты стали менее доступными. Да еще и доллар подорожал, а закупать импортное оборудование и материалы по-прежнему нужно, за один год просто нереально их все импортозаместить.


ВОТ ВАМ И ЦЕНА БОРЬБЫ С ИНФЛЯЦИЕЙ

Ради того, чтобы удержать инфляцию в пределах 15% и не дать ей добраться до отметки в 30%, придушили все производство в стране. Оно у нас и так за последние 25 лет сократилось в разы — теперь очередная «терапия» в виде жесткого дефицита оборотных средств.

Про какое-либо развитие производства в таких условиях можно вообще забыть — речь идет о банальном выживании.

Импортозамещение, о котором на словах так заботятся президент и правительство — тоже в условиях дефицита денег не пойдет. Потому что для создания новых производств нужны деньги, а они стали очень дорогими.

Кстати, для малого и среднего бизнеса кредиты стали не просто дорогими, а вообще недоступными, потому что банки резко повысили требования к заемщикам. А требования эти повышены из-за растущих рисков, потому что в условиях дефицита денег бизнес сокращается, растут просрочки по платежам, некоторые вообще банкротятся — все это банки учитывают и стараются страховаться.


В РЕЗУЛЬТАТЕ ДЛЯ ПРЕДПРИЯТИЙ ПОЯВИЛОСЬ НЕСКОЛЬКО СЛОЖНОСТЕЙ

1. Падение продаж из-за дефицита денег у населения.

2. Повышение ставок по кредитам.

3. Более строгие требования при получении кредитов.

Даже не двойной, а тройной удар по бизнесу.

Выражаясь боксерской терминологией — по бизнесу троечку пробили.

И при этом не надо забывать, что платежи по ранее взятым кредитам и обязательствам никто не отменял. Платежи за оборудование, приобретенное в кредит — остались; платежи по долгосрочным договорам поставок материалов и комплектующих — остались; платежи за аренду помещений и оборудования — остались.


ЧТО В ДАННОЙ СИТУАЦИИ БУДЕТ ДЕЛАТЬ БИЗНЕС?


Одни будут сокращать расходы, в том числе на персонал, то есть банально увольнять сотрудников или переводить на частичную занятость. Другие будут отказываться от запланированного ранее развития. Третьи будут экономить на качестве, то есть «бодяжить» продукт. А кто-то вообще закроет бизнес.

Падение продаж для многих предприятий само по себе делает производство убыточным, потому что ранее в бизнес-планы закладывался рост продаж, мы же еще недавно собирались развиваться ударными темпами, именно эти ударные темпы развития и закладывали предприятия, составляя бизнес-планы несколько лет назад. А тут — сокращение объемов.

Некоторые производства, созданные в прошлые годы, до сих пор не вышли в прибыль, а тут — объемы упали, новый кредит не возьмешь, а если и возьмешь, то ставка будет выше прежней, значит перекредитоваться фактически нельзя — какой выход? Выход один — резать по живому, экономить на всем, сокращать персонал и просто останавливать производство.

Вот вам и борьба с инфляцией.

Начали бороться с курсовой инфляцией монетарными методами — получили спад производства, снижение деловой и потребительской активности, депрессию.

Сокращение ВВП России в 2015 году — результат именно этой борьбы с инфляцией методом создания искусственного дефицита рубля.


ПРОБЛЕМЫ БУДУТ НАКАПЛИВАТЬСЯ ДАЛЬШЕ, КАК СНЕЖНЫЙ КОМ

Спад производства и снижение деловой активности вызовет дальнейшие проблемы, в том числе… ту же самую инфляцию, только нового типа. 

Попробуйте ответить на вопрос, что будет делать предприятие, если ему негде взять деньги, а закрывать производство не хочется? Правильно — повышать цены. Особенно это касается продуктов первой необходимости и той продукции, у которой нет альтернативы на рынке. 

Если предприятие уверено, что покупатель все равно купит и никуда не денется — цены будут повышаться. Особенно в ситуации, когда денег больше негде взять, кроме как у покупателя. Кредиты труднодоступны — остается только покупатель как единственный источник средств. И тут уже никакая конкуренция цены не удержит, потому что все предприятия оказываются в одинаковой ситуации и будут синхронно играть на повышение цен. Один повысил цены на процент — другой вслед за ним. Смотрят друг на друга и медленно переписывают ценники.


ИМЕННО ЭТО И ПРОИСХОДИТ В ТОРГОВЫХ СЕТЯХ

Многие магазины последовательно повышают цены на товары, входная цена которых, казалось бы, не изменилась. Входная цена не изменилась, а дефицит денег возник, поэтому магазины просто начали брать деньги не в банках, как раньше, а у покупателей.

Получается совсем «смешно» — начали бороться с инфляцией — пришли к новому типу инфляции, когда цены начали повышаться из-за дефицита денег в экономике.

Более того — спад в производстве приведет к снижению объемов выпуска продукции, а это опять же создаст предпосылки для нового роста цен. Ведь если объем товаров снижается, то цены на них автоматически будут расти. Меньше объем производства — выше цена.

Закрытие отдельных предприятий приведет к снижению конкуренции — опять же предпосылка для дальнейшего роста цен.

А главное — та самая «курсовая» инфляция в 30%, которая должна была случиться в прошлом году и которую Центробанк как бы секвестировал методом создания дефицита денежной массы — она все равно реализуется в полном объеме. Если рубль подешевел к доллару в 2 раза (на сегодняшний день уже в 2.5), то цены на все импортные товары или товары, в производстве которых велика доля импорта — все равно вырастут на те самые 30–50% (а где-то и на 100%), никуда они не денутся. Просто это будет происходить медленнее, чем могло бы.


ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ, ЦЕНТРОБАНК НЕ УСТРАНИЛ ИНФЛЯЦИЮ, ВОЗНИКШУЮ ИЗ-ЗА ПАДЕНИЯ КУРСА РУБЛЯ

Центробанк только растянул ее во времени, создав мощный барьер. И при этом создал массу проблем для реального сектора, а значит и предпосылки для новой инфляции, которая возникнет из-за снижения конкуренции, падения объемов производства, да и просто из-за того, что предприятиям очень нужны деньги и их, кроме как у покупателя, просто негде взять.

И еще породили рост просроченных кредитов на рынке, как следствие — ужесточение банками условий выдачи новых кредитов, то есть снова снижение их доступности для населения и предприятий.

Грубо говоря, Центробанк просто ударил по тормозам, стараясь затормозить инфляцию, а в результате затормозил всю экономику и породил тем самым проблемы не только монетарного плана, но и вполне производственного, проблемы в реальном секторе, который во всех странах наоборот стараются стимулировать и поддерживать, только в России наоборот — борются с монетарными проблемами за счет реального сектора, в результате гробят и то и другое.

Ключевая ставка — это те самые тормоза, на которые год назад нажал Центробанк и продолжает давить на них, а президент и правительство поддерживают ЦБ в этом начинании, пугая народ риском инфляции.


БЫЛА БЫ В ПРОШЛОМ ГОДУ ИНФЛЯЦИЯ НЕ 15%, А 30% — И ЧТО?

Это было бы нормально и естественно, учитывая двукратное падение курса рубля в декабре 2014 года. И ничего смертельного в инфляции 30% нет, потому что она продержалась бы год-другой и потом начала снижаться.

Рубль обесценился в декабре 2014 года и цены на многие товары должны вырасти так или иначе, это неизбежно.

Чтобы цены росли не так сильно, чтобы инфляция сокращалась по естественным причинам, а не методом искусственного дефицита денег, губительного для экономики — нужно развивать производство, нужно стимулировать развитие, а для этого наоборот нужны деньги. Уровень монетизации экономики в России (то есть отношение денежной массы к ВВП) и так один из самых низких в мире — около 37% — это уровень Папуа-Новой Гвинеи. В большинстве развитых стран этот показатель больше 100%. Экономика России фактически засушена — ее сушат все последние годы и особенно сильно сушили в прошедшем году. Результат этой «сушки» — и денег мало и товаров собственного производства мало и развития нет.

И без инфляции из этого круга вырваться в принципе нельзя.


РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИКИ БЕЗ ИНФЛЯЦИИ ВООБЩЕ НЕВОЗМОЖНО

Если средняя зарплата в России составляет 30 000 рублей, то есть 400 долларов США, то сравняться по уровню доходов с Европой и США мы без инфляции не сможем никогда. Чтобы уровень дохода в России был сопоставим с европейским, нам нужно добиться 10-кратного роста зарплат, а это в любом случае вызовет инфляцию.

Если держать инфляцию на уровне 20–30% — за 10 лет можно преодолеть тот путь, который Россия должна преодолеть, чтобы выйти на уровень развитых стран. Одной инфляции для этого, конечно, недостаточно — собственно инфляция вообще не инструмент, а лишь сопутствующий развитие эффект.

А вот если сушить экономику дальше, стараясь удержать инфляцию на уровне 10% в год — тогда Россия никогда не выйдет на уровень развитых стран — ни за 30, ни за 100 лет, по той простой причине, что собственное производство будет уничтожено как класс.

И не нужно говорить, что мы не можем позволить себе дешевые деньги из-за угрозы дальнейшего обвала рубля.


КУРС РУБЛЯ И ИНФЛЯЦИЯ — НЕСКОЛЬКО РАЗНЫЕ ВЕЩИ

Чтобы остановить обвал рубля — нужно не ключевую ставку держать на высоком уровне, а сделать инвестиции в собственную экономику более привлекательными, чем спекуляцию на валютной бирже. Самый простой способ для этого — регулирование валютных торгов.

Чтобы остановить спекуляции на бирже — достаточно ввести ограничения на покупку и продажу валюты, не нужно ради этого всю экономику ставить на тормоза.

Но президент, правительство и Центробанк продолжают искать не там, где потеряли, а там, где светлее. Им гораздо проще бороться с инфляцией монетарными методами, создавать искусственный дефицит денег в стране и бесконечно повторять мантры о том, что инфляция — главная угроза России, а значит дешевые кредиты выдавать нельзя.

Но правда в том, что инфляция сама по себе — не есть угроза. Инфляция — это естественная и неизбежная составляющая развития экономики. И бороться с инфляцией нужно не в ущерб экономике, потому что при такой борьбе теряется весь смысл. Бороться с инфляцией в ущерб экономике, создавая искусственный дефицит денег — это все равно, что бороться с головной болью методом отсечения головы.

И не доступные кредиты вредят экономике России. Экономике России вредит отсутствие доступных кредитов, то есть политика Центробанка, правительства и… действующий президент.

Источник
ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

«Секта Святого Доллара» против России

Гайдаровский форум: они безнадежны

Влияет ли курс рубля на россиян?

Центробанк: таинственный призрак эмиссии



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments


Loading...

Новости партнеров

Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru