Кто ответит за г**но?

Кто ответит за г**но?

Автор Александр Андреевич Гаганов — эксперт Центра Сулакшина, к.ю.н.

Недавно стало известно, что инициативная группа протестующих шахтеров из города Гуково (Ростовская область) и руководитель Центра экономических и политических реформ (ЦЭПР) Николай Миронов, поддерживающий горняков, обратились в Останкинский районный суд города Москвы с иском о защите чести и достоинства против директора ВЦИОМа Валерия Федорова и телеканала «Дождь». Поводом для обращения в суд стал комментарий Федорова по поводу нелестного высказывания Владимира Соловьева в адрес оппозиции (о двух процентах сами знаете чего).

Предварительное заседание по делу №02–3754/2017 состоится 10 августа. Обычно через две-четыре недели после предварительного заседания назначается основное, где будет происходить рассмотрение дела по существу. Однако рассмотрение такого дела может затянуться и на несколько заседаний, потому что может потребоваться лингвистическая экспертиза.


БЫЛИ ЛИ ЗАТРОНУТА ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО?

О назначении экспертизы пока ничего не известно, однако мы можем предположить, какие вопросы, касающиеся конкретного высказывания Валерия Федорова, будут поставлены перед экспертами. О том, должен ли именно Федоров отвечать за слова, которые он процитировал, мы напишем ниже.

Эксперты должны будут ответить на вопрос, содержит ли исследуемый текст негативные сведения о конкретном лице (которое обратилось в суд). В данном случае вопрос будет касаться чести и достоинства непосредственно истцов, то есть Авачёвой Т.Н., Миронова Н.М., Сизых А.К., Кореневой Г.Н., Посохина Н.В.

Для разрешения дела по существу имеет значение и то, в какой форме выражены исследуемые высказывания, были ли это утверждения, предположения, мнения, оценки или вопросы. Как известно, оскорбительные высказывания, затрагивающие честь и достоинство человека, как правило, должны иметь неприличную форму. Поэтому эксперты должны будут дать оценку высказываниям Федорова также по этому критерию. Само слово, вызвавшее негодование у оскорбленных граждан, также будет изучено на предмет того, в каком именно значении оно употребляется в высказывании.

Суд обязательно должен будет установить факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом. Трансляция в эфире телеканала «Дождь», безусловно, является распространением сведений, так как трансляция является публичной и адресована неопределенному кругу лиц.

Пленум Верховного Суда РФ разъясняет, что является сведениями, не соответствующими действительности: это утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Порочащими, по мнению Пленума, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина. Лингвистическая экспертиза оценивает только речевые признаки нарушения чести и достоинства.

К таким признакам могут быть отнесены: негативная оценка высказывания (отрицательная характеристика физического лица с точки зрения здравого смысла, морали или с правовой точки зрения); указание в высказывании на конкретное лицо; высказывание в форме утверждения (высказывание, подающее истинное положение дел, которое может быть проверено на соответствие действительности).

По делам о защите чести и достоинства бремя доказывания соответствия действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений Федоровым и телеканалом «Дождь», а также порочащий характер этих сведений. Именно для доказывания порочащего характера распространенных сведений и следовало бы провести экспертизу.

Пленум Верховного Суда РФ обращает внимание судов на то, что «следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности». Вероятно, в случае с высказыванием Федорова суд посчитает спорные слова как раз оценочным суждением.

Хотя для истцов тут есть еще одна зацепка. Пленум ВС РФ постановил следующее: если истец полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в СМИ, затрагивает его права и законные интересы, то он может воспользоваться правом на ответ, комментарий, реплику в том же СМИ в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку. Неясно, в каком виде такое опровержение может быть дано в случае с высказыванием Федорова/Соловьева. Пока приходит на ум только заявление в стиле «рабы не мы, мы не рабы».

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением. Насколько оскорбительной и неприличной была форма суждения Федорова, установят лингвистическая экспертиза и суд.


КТО НАДЛЕЖАЩИЙ ОТВЕТЧИК?

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ о судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан надлежащими ответчиками по таким искам являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего СМИ. Если эти сведения были распространены в СМИ с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком.

Если иск адресован только к одному ответчику, Федорову, не являющемуся автором спорного высказывания, то суд может привлечь к участию в деле соответчика (Владимира Соловьева) лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия.

Однако здесь есть еще один нюанс. Закон о СМИ называет ряд случаев, когда СМИ может быть освобождено от ответственности (статья 57). Одним из них является ситуация, когда дословно воспроизводятся сообщения и материалы или их фрагменты, распространенные другим СМИ, которое может быть установлено и привлечено к ответственности.

Оригинал высказывания о двух процентах был произнесен Владимиром Соловьевым в эфире радиостанции «ВестиFM». Если бы «Дождь» просто воспроизвел соответствующий фрагмент программы «Полный контакт», он точно мог бы заявить в суде о том, что является ненадлежащим ответчиком. Но поскольку в эфире «Дождя» другой человек порассуждал на тему «двух процентов», это положение закона о СМИ на «Дождь» здесь не распространить. В то же время многие СМИ продолжают без стеснения тиражировать высказывание Соловьева, зная, что по закону ответственность им не грозит. К самому Соловьеву и к радиостанции «ВестиFM» почему-то иски не предъявляются, хотя стоило бы.

РБК приводят слова политолога Николая Миронова, одного из истцов, объясняющие, почему претензии не к Соловьеву, а к Федорову: «Иск был подан к Федорову, а не к Соловьеву, так как глава ВЦИОМа распространил характеристику о „дерьме“ не только на вышедших на митинги сторонников Навального, но и на всех недовольных властью». Как ни странно, сторонники Навального тоже не оскорбились словами Соловьева.

Конечно, никто не собирается хвалить Соловьева за такие высказывания. Достаточно почитать комментарии к видеозаписи рассуждений Соловьева в твиттере РБК — там найдется немало поводов для обращения в суд самим Соловьевым по поводу оскорблений. Но есть вопрос и посерьезнее: почему медийная персона публично называет социальную группу (сторонников Навального или вообще оппозиционеров) нелицеприятными словами, но никто не задается вопросом о наличии признаков экстремизма (статьи 282 УК РФ) в его словах?

Напомним, что по статье 282 УК РФ наказываются действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет».

Конечно, если прочитать постановление Пленума ВС РФ о судебной практике по делам об экстремистских преступлениях, то подозрений на экстремизм в словах Соловьева поубавится. Все-таки в словах Соловьева не было «высказываний, обосновывающих или утверждающих необходимость геноцида, массовых репрессий, депортаций, совершения иных противоправных действий, в том числе применения насилия» в отношении «двух процентов». Пленум ВС постановил, что «критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений, политических, идеологических или религиозных убеждений, национальных или религиозных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды». Но почему те, кто был оскорблен словами Соловьева, не обратился, например, в прокуратуру с требованием провести проверку в отношении ведущего?

Тиражируемое высказывание Соловьева о «двух процентах» сами знаете чего — далеко не единственные оскорбительные слова в адрес политической оппозиции. В эфире прозвучали не только прямые оскорбления, но и заявления о том, что на митинг вышли «дети коррупционеров», родители которых «наверняка» уже отбывают лишение свободы, либо находится «под условным сроком». Вероятность признать такие высказывания порочащими и не соответствующими действительности уже весьма высока. Но к Соловьеву ни у кого никаких претензий почему-то нет.


КАКОВЫ ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕЛА?

Вероятно, истцы решили, что выиграть иск к Федорову будет проще, чем тягаться с Соловьевым, поэтому и подали иск против директора ВЦИОМа. Однако шансы выиграть дело не так высоки, как кому-то может показаться.

Судебная статистика свидетельствует о том, что около четверти дел вообще не доходит до рассмотрения в суде: например, на стадии подготовки дела могут быть обнаружены недостатки, которые истец не устраняет, тогда иск остается без движения или без рассмотрения. Из тех дел, которые рассматриваются судом, как правило, чуть более трети выигрывается (рис. 1).

Рис. 1. Дела о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении граждан и юридических лиц (по данным Судебного департамента ВС РФ)

В аналогичных делах против СМИ статистика чуть лучше: от трети до половины исков удовлетворяется (рис. 2). Но самих дел против СМИ примерно в четыре раза меньше, чем исков граждан против граждан.

Рис. 2. Дела о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении СМИ (по данным Судебного департамента ВС РФ)

В целом статистика дел о защите чести и достоинства демонстрирует нисходящий тренд. С чем это связано, сказать сложно. Либо люди стали больше уважать друг друга, либо им становится не до защиты чести и достоинства, либо надежды защитить права в суде у людей мало. Судебная статистика показывает, что надежды действительно мало, но она есть.

Вместе с требованиями об опровержении и публичных извинений могут быть выдвинуты требования о возмещении морального вреда. По делу Федорова информации о таких требованиях истцов пока нет, но теоретически истцы могут в любой момент до вынесения решения судом дополнить свои требования.


СУДЕБНЫЕ ИЗДЕРЖКИ

Госпошлина по таким делам составляет сейчас 300 рублей и не зависит от размера взыскиваемого морального вреда. Однако если истцы будут проводить экспертизу, им придется делать это за свой счет и потом взыскивать судебные издержки с ответчика. На ответчика можно возложить и оплату работы адвокатов, но не факт, что суд удовлетворит такие требования в полном объеме. Кроме того, ответчик оплачивает судебные расходы только в том случае, если иск будет удовлетворен. Если истцы проиграют, теоретически Федоров может взыскать с них свои судебные расходы

Точно спрогнозировать исход дела сложно, потому что наши суды весьма непредсказуемы. Однако представляется, что иск может быть отклонен, хотя бы для того чтобы не создавать «прецедента» (хотя у нас и не прецедентное право). Важным основанием для отклонения иска может стать то, что суждения Федорова носили оценочный характер и не были адресованы непосредственно истцам, то есть честь и достоинство истцов не были затронуты.

Возможно, истцы подали заявление против Федорова только с целью привлечь внимание к своей проблеме. Отчасти такое дело можно считать политическим. Также политическими причинами можно объяснить отсутствие преследования в отношении Соловьева.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Ответственность за «троллинг» в Интернете

Жизнь в Сети: что запрещено блогерам и журналистам

Жизнь в Сети: Обязанности журналиста

Российская «пропаганда» не уступает украинской и работает на одну цель



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1396
4817
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика