Куда уходят деньги?

Куда уходят деньги?

Автор Надежда Андреевна Хвыля-Олинтер — эксперт Центра Сулакшина, канд. соц. наук.

Росстат публикует статистические данные, на основе которых вырисовывается ситуация в сфере экономики страны и социального обеспечения граждан.

Например, цифры, характеризующие структуру использования денежных доходов населения, показывают, что в марте 2017 года больше половины заработанных средств россияне потратили на покупку различных товаров (56,8% бюджета), второй по величине статьей расходов стала оплата услуг (16,4%), третьей — оплата обязательных платежей и взносов (11,4%).

Если сравнивать данные за март 2017-го с показателями годовой давности, то выясняется следующее: люди стали тратить на необходимые нужды еще чуть большую часть зарплаты, а возможность отложить какие-то средства снова уменьшилась (рис. 1).

Рис. 1. Изменения в структуре использования денежных доходов населения, % (Источник)

Казалось бы, если тратят, значит, есть деньги. Однако не все так просто.

Известно, что чем беднее человек, тем большую часть своего дохода он будет вынужден израсходовать на еду и иные покупки, без которых в повседневной жизни сложно обойтись. Анализ доли, затрачиваемой на продукты и необходимые нужды, — один из распространенных показателей масштабов неравенства. У бедных эти статьи расходов самые значительные, у богатых — отнимают не более 10% бюджета. Росстатовское «покупка товаров», конечно, понятие довольно расплывчатое — под этим теоретически можно понимать и отоваривание в бутиках, и покупку деликатесов. Но логика подсказывает, что для подавляющего большинства населения нашей страны подобные товары не входят в категорию привычных и обязательных. Оценим происходящее в динамике. С приходом кризиса 2014 года россияне попытались за счет сокращения трат на товары и услуги создать себе некую «подушку безопасности», сделать накопления. Но рост цен, за которым зарплаты никак не успевали, быстро откорректировал намерения людей, вернув их к обычному образу жизни, не предусматривающему «золотых парашютов».

После кризиса 2008 года похожее поведение тоже наблюдалось, но тогда россияне довольно легко сделали некоторые накопления, а затем, после стабилизации ситуации, вернулись к привычной модели трат из семейного бюджета — минимум накоплений (рис. 2).

Рис. 2. Динамика структуры использования денежных доходов населения (данные Росстата)

В прошлом году было зафиксировано и падение объемов сбережений, и сокращение числа имеющих накопление людей на треть. Речь не идет о «заначках» в несколько сот и даже тысяч рублей, подразумевается более серьезные суммы, превышающие месячный доход семьи.

Поменялась и стратегия сохранения сбережений — все чаще наши соотечественники отказываются от срочных вкладов и ценных бумаг, предпочитая иметь накопления на карточке или просто в виде наличных, поскольку данные варианты обеспечивают более легкий доступ к накоплениям в случае необходимости. Это говорит, прежде всего, о том, что россияне не ожидают в ближайшем будущем улучшения экономической ситуации в стране, не верят, что «дно пройдено», что действительно найдена стратегия преодоления испытываемых в течение последних лет трудностей. Особых ухудшений наши соотечественники не прогнозируют, но в длительной стагнации ситуации, как показывают данные соцопросов, уверены твердо. Хотя какая тут стагнация, если ожидания населения сплошь пессимистичные? Практически все респонденты предрекают дальнейший рост цен на товары, продукты и услуги (85%), 58% ожидают дальнейшего снижения доходов населения, 62% — роста безработицы.

Почему-то они слабо верят увещеваниям премьера, прозвучавшим в конце 2016 года в интервью пяти телеканалам: «Конечно, рост цен происходит, это неизбежная ситуация, особенно в условиях инфляции. Но обращаю внимание на то, что в этом году рост цен существенным образом замедлился и это результат как раз той работы, которую мы проводили».

Заметно изменилась в 2016 году покупательная способность населения — количество единиц товаров, которые можно приобрести на величину среднедушевого денежного дохода. Россиянам впору массово переходить на довольно скромный набор овощей — картофель, капуста, лук, морковь. Динамика их стоимости заметно контрастирует с динамикой стоимости других продуктов питания. По подсчетам ИНСАП РАНХиГС, с 2013 года цены на еду в прошлом году выросли на 40,2%, а на картофель снизились на 7,9% (рис. 3).

Рис. 3. Индексы потребительских цен на товары и услуги (январь—декабрь, в % к соответствующему периоду предыдущего года). (Источник)

Социологи выяснили у россиян, экономят ли они на продуктах питания. Оказалось, что не экономят на еде только 7% наших соотечественников, 39% за последние полгода стали еще сильнее сокращать свои расходы на продукты, 50% придерживаются уже устоявшейся стратегии экономии, не меняя ее. В первую очередь люди урезают траты на мясо, колбасы, сыры, рыбу и фрукты, что неудивительно, поскольку практически все категории товаров за год стали для россиян менее доступными.

Похожая ситуация наблюдается и с покупками непродуктовых товаров — здесь экономии удается избежать только 6% россиян, 38% продолжают уменьшать свои затраты, 48% существуют в прежнем режиме экономии.

Снижение покупательной способности населения наблюдается относительно практически всех категорий товаров и услуг (рис. 4).

Рис. 4. Темпы прироста (снижения) покупательной способности среднедушевых денежных доходов населения в 2016 году в % к 2015 г. (Источник)

Результаты дисбаланса покупательной способности и цен на товары проявились, в том числе, в активном росте рынка микрозаймов (ссуды на сумму до 1 млн. руб., полученные частными лицами, индивидуальными предпринимателями или компаниями от микрокредитных организаций, кредитных кооперативов, ломбардов и т. п.). В прошлом и позапрошлом годах этот сегмент увеличивался ежегодно на 50%, в начале 2017-го его объем составил 248 млрд. руб. Закредитованность населения растет, и такая динамика является прямым показателем обнищания.

Между тем Росстат оптимистично отчитался в уменьшении числа живущих за чертой бедности россиян — к концу 2016 года оно неожиданно снизилось. Если во втором квартале прошлого года к бедным отнесли 19,8 млн. человек, то в четвертом — 14,8 млн.

Но позитив произошел не благодаря успехам в социально-экономической политике, а из-за снижения прожиточного минимума. В марте текущего года премьер подписал новое постановление, предполагающее его снижение. Планка опустилась второй раз за полугодие, что позволит чиновникам вновь торжественно «вывести» из-под нее несколько миллионов нуждающихся, показать стабильность и подконтрольность ситуации в стране. Правда, только на бумаге. Заодно можно сократить объем социальных выплат, поскольку размер прожиточного минимума применяется как критерий при расчете льгот и пособий.

Понятно, нуждаться люди от этого не перестанут, но статистика — штука точная и равнодушная к переживаниям, чаяниям и бедам. Как и те, чья политика привела к тому, что миллионы граждан России живут за чертой бедности, а если быть честными, то в нищете.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Итоги 2016 года

Бедность в России: не 20, а 70 миллионов россиян

Пенсии пенсионерам

Экономический кризис: реакции и ожидания россиян

Безработица в России

Говорят, что Путин победил бедность

Экономические итоги 2016 года

В 2019 году за чертой бедности окажется 20,5 млн. россиян

Пусть едят пирожные



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2300
7679
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика