Культура труда в России

Культура труда в России Трудовая мотивация и культура труда являются важнейшей цивилизационно идентичной качественной характеристикой народонаселения, влияющей на жизнеспособность страны, основой успешного существования государства. Будущее успешных государств основывается на развитии прежде всего человеческих ресурсов. Человеческие ресурсы — это не только ведущий фактор экономического развития, но и главное богатство любого общества. Человеческие ресурсы интегрируют профессионально-квалификационные и психофизиологические параметры, профессиональные компетенции, а так же «капитализацию» и гуманизацию общества. Важнейшим аспектом оценки человеческих ресурсов является способность части населения страны обладать необходимым физическим развитием, здоровьем, образованием, квалификацией, профессиональными знаниями для работы в сфере общественно-полезной деятельности (трудовые ресурсы).

В условиях снижения как потенциальных, так и фактических трудовых ресурсов вопрос трудовых мотиваций становится главенствующим. Мотивацией труда в широком смысле принято называть субъективное отношение работников к труду, его заинтересованность (или незаинтересованность) в процессе и результатах труда, его эффективности. Каковы были трудовые мотивации в разные исторические периоды российского государства?

По мнению Б.Н. Миронова, различаются два идеальных типа трудовой этики, один из которых можно назвать традиционным, или минималистским, другой — буржуазным, или максималистским. Согласно принципам минималистской трудовой морали, работать следует до удовлетворения традиционных, скромных по своему составу потребностей семьи и не стремиться к накоплению. Напротив, максималистская трудовая этика ориентирует человека на достижение максимально возможного результата в своей работе, а предпринимателя — на максимальную прибыль.

Основной чертой трудовой мотивации российского крестьянства было не получение прибыли, а пропитание. Это вовсе не означает, что крестьяне были ленивыми или неразвитыми.
Просто смысл жизни в массе своей они усматривали не в накоплении собственности, не в увеличении власти и влияния с помощью богатства, а в спокойной и праведной жизни, которая одна только и могла обеспечить вечное спасение и добрую славу среди односельчан. В формировании трудовой мотивации существенную роль играл культурно-религиозный фактор. Так, цели экономического поведения, ориентированного на удовлетворение насущных потребностей, а не на прибыль, были в большей степени присущи православному крестьянству. Традиционная минималистская мотивация труда большинства российских крестьян оставалась практически без изменений до 1917 г.

Крестьянин работал до удовлетворения традиционных, скромных по своему составу потребностей семьи, не стремился к накоплению, и весь годовой доход потреблял. В случае повышения потребностей семьи ввиду увеличения числа едоков он увеличивал «степень самоэксплуатации», но до определенных пределов, дальше которых крестьянин «идти не хотел».

Таким образом, трудовая мотивация крестьян была принципиально отлична от максималистской буржуазной трудовой мотивации.
Небольшие изменения трудовой мотивации в первой половине XIX в., вызванные развитием капитализма, увеличением численности рабочих, появлением около 30% крестьян, неудовлетворенных общинными порядками, в том числе и необходимостью следовать традиционной трудовой этике, которые захотели выделиться из общины и работать по новому, не изменили традиционной мотивации труда ни в городе, ни в деревне. В результате настоящего исследования выявлены несколько факторов, влияющих на состояние трудовой мотивации и находящихся в причинно-следственной связи с жизнеспособностью страны.

Фактор признания значимости труда для жизнеспособности страны в государственной политике


Как показывают исследования, значимость (ценность) труда находится в очевидной причинно-следственной связи с жизнеспособностью страны (рис. 2.1.94).


Коэффициент корреляции составил 0,48, что свидетельствует о зависимости между значимостью (ценностью) труда и жизнеспособностью страны. Между тем традиционная мотивация труда не могла обеспечить материального изобилия, поэтому народ жил скромно. Однако основные материальные потребности удовлетворялись. Подтверждением тому служит вывод историка В.И. Семевского, сделанный на основе анализа крестьянских повинностей. Согласно ему, благосостояние российских крестьян в XVIII в. было выше, чем немецких и польских и вряд ли уступало французским. Согласно выводам английского исследователя У. Тука, автора фундаментального труда о царствовании Екатерины II: «Большинство русских подданных живет лучше, чем огромное большинство населения во Франции, Германии, Швеции и некоторых других странах. Это можно сказать о всех классах».

 

Так, традиционная мотивация труда положительно влияла на население России и на развитие государства в целом.


Идейно-духовный фактор (значение нематериальной мотивации труда для жизнеспособности страны)

Идейно-духовный ресурс в традиционной теории экономического действия исследователями практически не рассматривается. Между тем, идейная мотивация не раз становилась решающим фактором  экономического развития. Либеральный подход, построенный на противопоставлении индивидуальной мотивации командной организации труда и ее исключительно материальном характере, неоправданно упрощает факторное многообразие побудительных мотивов трудовой деятельности. Вариант, согласно которому человек может трудиться, не будучи принуждаем государством и стимулируем ожидаемыми доходами, попросту не допускается.

Между тем, для России характерно преобладание духовных, по сравнению с материальными, факторов поведения.

Сравнение экспертной оценки такого преобладания и жизнеспособности страны демонстрирует устойчивую связь. Коэффициент корреляции составил 0,61, что демонстрирует причинно-следственную связь нематериальной мотивации с жизнеспособностью страны. Ее снижение, возвеличивание материальных стимулов и успехов через некоторый период времени ведет к существенному снижению жизнеспособности страны.

Между тем, вне мировоззренческого (идейно-ценностного) осмысления труд, как исторический феномен, не мог бы состояться. Трудовая деятельность — это прежде всего, по своему генезису, деятельность общественно-полезная. При понимании и имплементации этого в основы функционирования экономики преодолевается отчуждение человека от труда. В противном случае устанавливается деформированное представление, при котором организационные средства воспринимаются в качестве цели.


Всякий раз при актуализации идейно-духовных мотивов труда соответствующие хозяйственные общности показывали значительно более высокие результаты, чем конкурирующие с ними экономические системы. На основании представленных группой экспертов количественных оценок характеристик событий истории России ХХ столетия по 38 критериям идентификации идейно-духовного состояния была получена достаточно сложная немонотонная кривая. Идейная духовность российского общества имела подъемы и спады, будучи зависимой от деятельности государства в вопросах идеологии и национальной (цивилизационной) идентичности.

Из этого следует вывод о том, что формирование идейно-духовного ресурса можно и дóлжно рассматривать в качестве государственной управленческой задачи.

Особого внимания в контексте вопросов формирования экономической политики требует построенная на экспертной сессии зависимость отношения в российском обществе к труду. Характерно, что ее историческая изменчивость в целом совпадает с подъемами и спадами национальной экономики (рис. 2.1.96).




Проведенный экспертный эксперимент позволил также ответить на вопрос: какой из двух факторов — идейно-духовные основания или материальное стимулирование — имеет более весомое значение для показателей экономического развития в России? […]

Полученные результаты с позиций неолиберальной теории выглядят просто обескураживающими. Коэффициент корреляции идейно-духовной развитости общества и роста валового промышленного производства составил плюс 0,59 . Еще более весомой оказалась зависимость от фактора ценности труда в общественном сознании — коэффициент корреляции плюс 0,69.

Полученные данные доказывают значимость для российской экономики стимулов духовного содержания.
А вот суммарный материальный фактор и рост валового промышленного производства находятся в России, судя по результатам проведенного анализа, в состояние антикорреляции, давая значение минус 0,7.

Природно-климатический фактор мотивации труда

Еще одним фактором выстраивания цивилизационной экономической специфики России явились ее особые климатические условия, предопределившие характер трудовой ритмики традиционного крестьянского хозяйства. Европейский работник трудился равнодинамично в течение почти всего года. Сравнительно мягкая европейская зима сглаживала сезонные различия трудовых затрат. Совсем другое дело — контрастный континентальный климат России.

Доля труда в летнем бюджете времени русского крестьянина была более чем в два раза выше, чем в зимнем.

Крестьянское хозяйствование функционировало в режиме календарных рывков. На рис. 2.1.98 приводятся расчеты бюджета времени русских крестьян, полученные по проводимым по инициативе Г.С. Струмилина в 1923 г. обследованиям Воронежской губернии, на рис. 2.1.99 — распорядок для европейских крестьян. Традиционный уклад в то время еще не был окончательно разрушен, а потому созданная модель крестьянского дня может считаться репрезентативной по отношению к национальной традиции.





Исследователи русского крестьянского мира пишут о закреплении сезонной ритмики труда в структуре национального менталитета в целом. Весь ход отечественной истории разворачивался по существу в режиме рывков. Указанная специфика национальной ментальности дает реалистические основания для выработки стратегии форсированных  экономических прорывов. Далеко не ко всем мир-экономикам она применима. Режим рывков предполагает особый формат управления, свои традиции сильного государства и коллективистско-общинные механизмы организации труда.

Нужен особый командный импульс, пробуждающий Россию от зимней хозяйственной спячки.


Соотношение оценки коллективизма в разные исторические периоды и коэффициента жизнеспособности страны представлено на рис. 2.1.100.



Цивилизационно-страновое сравнение бюджета трудового времени крестьянских хозяйств позволяет также опровергнуть сформировавшийся на Западе стереотип о традиционной русской лени. Русский крестьянин работал в течение года даже больше европейца. Снижение его рабочей ритмики в зимний период связано с адаптированным к природной среде релаксационным механизмом максимального восстановления физических и эмоционально-психологических сил организма.

Правовая мотивация труда как фактор жизнеспособности страны

[…]Уровень трудовой мотивации — эффективный показатель хода реформ; у большинства населения нет симптомов для ее повышения, что подтверждается зависимостью уровня мотивации производительности труда от его оплаты (рис. 2.1.101).




Тип мотивации тесно связан с теми социальными ролями, которые работники выполняют, будучи поставленными в данные трудовые отношения. Формирование механизма мотивации носит характер публично заявленного ответственного диалога субъектов и институтов власти с субъектами трудовых отношений, группами наемных работников и населением в целом. Мотивационный общественный диалог имеет характер сознательно регулируемого процесса, субъекты которого повышают взаимную компетентность по мере его развития.

В предыдущие десятилетия социальная роль работника определялась его местом в трудовом коллективе. Сам коллектив менял свою форму, детерминируя трансформацию ролей работников. Соответственно, динамика социального содержания роли работника во многом определяла основные мотивационные доминанты трудовой активности и влияла на формирование субкультуры труда.
Реформы 1990-х гг. уничтожили трудовой коллектив как социальную группу людей, исключив его как субъект трудовых правоотношений.

Законодательством исключена также возможность создания политических партий попрофессиональному признаку. Роль трудового коллектива для целей трудовой мотивации сведена к минимуму. Российская Конституция освободила граждан от фетишизации труда, символической присяги труду как всеобщей повинности. Но государство не создало новую систему мотивации труда, учитывающую национальные традиции, исторический опыт, природно-климатические факторы.

Вместе с тем в России действует устойчивый иной принцип трудовой мотивации, основанный на нематериальной мотивации.


Идейно-духовные нематериальные мотиваторы

[…] Народная афористическая мудрость содержит в своем арсенале двоякий образ трудовой мотивации — «кнутом и пряником». Восток, исторически репродуцируя государственно-патерналистскую систему азиатского способа производства, избрал в качестве основного средства «кнут» (что может быть приравнено к государственному принуждению). Запад в своем экономическом развитии сделал ставку на «пряник» (материальное стимулирование).


Россия, имея в виду ее цивилизационную специфику, равнообращенность как к Востоку, так и Западу, может гармонизировать крайности обоих подходов, восстановив амбивалентную природу трудовой мотивации. Предлагаемая авторами версия  экономической политики равно отрицает абсолютизацию и «кнуто-командной» модели коммунистического эпохи, и «прянично-либеральной» системы постсоветского периода. Ее принципиальным подходом, обеспечивающим шансы на долгосрочный успех, является синтез позитивного потенциала обоих мотивационных механизмов. Исследования материальной и нематериальной мотивации труда демонстрируют особенные черты Российского государства, которые отличают ее от других стран (рис. 2.1.103).



В России исторически велика роль нематериального мотиватора трудовой деятельности, который «верой и правдой» служил советскому государству в самые успешные периоды его существования. Согласно авторским исследованиям, в России мотивация индивидуальной производительности труда в зависимости от нематериального социального пакета имеет вид. Россия демонстрирует самую высокую степень готовности интенсифицировать свой труд в зависимости от пакета нематериального поощрения труда, по сравнению с иными странами (рис. 2.1.105).


Таким образом, проведенное исследование позволяет констатировать, что вместе с разрушением государства СССР произошло разрушение одной из высших ценностей — труда. Труд, согласно Конституции РФ 1993 г., стал свободным, но перестал быть эффективным в той части, когда нематериальные мотиваторы были закреплены в законодательстве, а сам труд был престижным и имел государственное значение.

Значимость труда среди важнейших ценностей жизни существенно снизилась. Ушла из ценностей труда польза людям. Содержательные (реализация способностей) и достижительные (повышение квалификации) ценности труда входят в ядро ценностей только у незначительного числа граждан.

Конечно, на структуру ценностей труда граждан существенное влияние оказало серьезное падение качества жизни, прежде всего покупательной способности заработной платы, а также смена идеологии — выдвижение на первый план материального благополучия, девальвация советских установок, представлений о ценности труда как одной из высших ценностей государственности и оценки последнего в контексте общественных интересов.

Инициатива в работе и ответственное к ней отношение остаются пока явно на периферии трудовых предпочтений. Слабая выраженность этих ценностей резко отличает россиян от работников экономически развитых стран. Государство устранилось от формирования трудовой мотивации, которая могла стимулировать развитие у граждан инициативы в работе и ответственного к ней отношения.

Необходимо вернуть государству роль регулятора общественных отношений в сфере труда и создании мотивационных механизмов.

Ранее специалистами уже отмечалось, что «необходимо усиление целенаправленного влияния государства как ведущего макрофактора на формирование трудовых ценностей».

Государство должно формировать условия для трудовой мотивации — прежде всего это качественное образование и необходимая квалификация работников, воспитание отношения к труду, проблемы и решения которых рассмотрены в последующих главах. Актуальной представляется работа средств массовой информации по освещению сценариев цивилизованного трудового поведения, «достижительной» трудовой культуры. При этом важен учет особенностей интересов и моделей трудового поведения отдельных социальных слоев. По результатам исследования выявлены следующие факторы жизнеспособности страны в сегменте труда.

  • Значимость (ценность) труда в государственной политике.
  • Наряду с материальной — нематериальная мотивация труда.
  • «Рывковый» или мобилизационный характер труда.
  • Мотивация труда в праве, в том числе в трудовом законодательстве.

По материалам главы 2.1.5. "Трудовые мотивации и культура труда" монографии "Национальная идея России"


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3061
87696
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика